Экологическая катастрофа: как в Норильске устраняют последствия разлива топлива

19:19 07/06/2020
ФОТО : ТАСС / Кухмарь Кирилл

93% россиян поддерживают так называемую «экологическую поправку» в Конституции. Норма обязывает сохранять природные богатства и создавать комфортную среду для жизни. Так что принцип «после нас хоть потоп» должен уйти в прошлое. Об этом Путин напомнил руководству «Норильского никеля» и чиновникам Красноярского края. Повод серьезный – ЧП федерального масштаба, передает корреспондент телеканала «МИР 24» Анна Деркач.

На снимке из космоса – река Амбарная. Ярко-красная артерия на теле Земли. Разливу горючего в Красноярском крае сначала не придали особого значения. Устранять аварию начали спустя два дня, оценив масштаб трагедии по роликам из интернета.

«Что произошло и почему органы власти узнали об этом только через два дня? Мы что будем узнавать о чрезвычайных ситуациях из социальных сетей, что ли? У вас там все в порядке со здоровьем?», – заявил президент России Владимир Путин.

Этот вопрос Путин адресовал Сергею Липину, главе НТЭК – дочерней компании «Норильского никеля». На ее территории 29 мая пролилось 20 тысяч тонн солярки – это 350 железнодорожных цистерн. Президент объявил режим ЧС федерального масштаба. В зону бедствия срочно вылетел отряд морской спасательной службы из Мурманска и еще сотня спасателей из Новосибирска.

По оценке экологов, в реки Далдыкан и Амбарная попало 15 тысяч тонн горючего. Общая площадь загрязнения – 18 гектаров, это примерно 15 футбольных полей. На водоемах установили плавучие заграждения. Спасатели откачивают топливо практически вручную. К зыбким берегам мелководных рек тяжелая техника подойти не может.

«Предполагается все собрать и складировать здесь до того момента, когда будут оборудованы зимники, и вывезти, когда будет позволять техника», – сказал лава МЧС РФ Евгений Зиничев.

Еще шесть тысяч тонн солярки осело в почве. Грунт пропитался ей на полтора метра. Зараженный слой снимают и вывозят во временное хранилище. Утилизировать собранное горючее обещают безопасным способом.

«Вопросы сжигания мы не рассматриваем. Мы находимся в Арктической зоне и считаем, что применение иных методов: с использованием реагентов, биологической рекультивации, с использованием понижения класса опасности как нефтепродуктов, собранных сводной акватории, так и загрязненного грунта, который мы также контролируем (его рекультивацию), будет, наверное, наиболее оптимальным», – сказала глава Росприроднадзора Светлана Радионова.

В День защиты окружающей среды на связи с президентом и глава «Норникеля». У Владимира Потанина настроение не очень. Только за один день богатейший человек страны обеднел на 1,5 миллиарда долларов. Акции «Норильского никеля» после утечки солярки резко пошли вниз. Еще и ущерб от аварии надо компенсировать.

Злополучную емкость для солярки построили 35 лет назад. Ее давно пора было отправить на заслуженный отдых и заменить на более современное и безопасное хранилище. Но, по мнению владельцев резервуара, во всем виновато глобальное потепление.

«Когда проводили первичное обследование свай, был виден характер их разрушения. Свежие трещины, большие трещины, смещение больших бетонных блоков. Предположения наши о том, что произошла мгновенная просадка грунта», – рассказал гендиректор «Норильско-Таймырской энергетической компании» Сергей Липин.

Проблемой просадки грунта в условиях вечной мерзлоты еще в 1930-х годах заинтересовался геолог и инженер Михаил Ким. Он был заключенным Норильлага и одним из первых строителей завода на месторождении медно-никелевых руд. Это Ким придумал ставить все сооружения на сваи, таким образом они не могли нагревать землю и никаких просадок не случалось.

О глобальном потеплении Ким, конечно, тогда не думал. Но благодаря его методу Норильск в 1969-м даже стал лидером жилищного строительства во всем Союзе, а Никелевый завод – промышленным гигантом с мировым именем. Рабочие со всей страны ехали туда за комфортным жильем и высокими заработками. Так было до перестройки.

В 1990-х у компании появились убытки и долги по зарплате. Приватизация исправила положение. В 1995-м по указу президента «Норникель» в числе других крупных корпораций выставили на залоговый аукцион. Правда, торгов, как таковых, не получилось. Владимир Потанин и Михаил Прохоров оказались единственными претендентами на контрольный пакет акций. Его продали по цене, которую менеджеры «Интерроса» посчитали справедливой – 270 миллионов долларов.

«Да, было такое время, когда в мутной воде можно было поймать крупную рыбу. Бизнесмены поддерживали избирательную кампанию Бориса Ельцина, которому было крайне важно выиграть выборы у коммунистов. Можно было очень дешево получить активы, если ты включен в процесс принятия государственных решений», – рассказал ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Сегодня компания стоит уже 48 миллиардов долларов. А личное состояние владельца Владимира Потанина – почти 20 миллиардов. Это и имел в виду президент, говоря о своевременной замене емкости. Ее стоимость по сравнению с доходами компании ничтожна.

Сегодня «Норникель» – крупнейший в стране и мире производитель драгоценных и цветных металлов. Его подземные рудники в 7,5 раз длиннее московского метрополитена. Норильскому гиганту принадлежит 40% мировой добычи палладия и по 10% никеля и платины. По признанию Потанина, в его компании самая низкая себестоимость никеля в мире. Выручка от продажи металлов многократно покрывает все затраты на производство.

В прошлом году «Норильский никель» вошел в топ самых процветающих частных компаний по версии Forbes. Правда, по состоянию инфраструктуры и города этого не скажешь. Жилой фонд обветшал, передовые когда-то технологии устарели. К давно известному в Арктике явлению – растеплению мерзлоты – богатейшее предприятие оказалось не готово.

Утечка солярки стала крупнейшей экологической катастрофой в Арктике со времен аварии танкера Exxon Valdez на Аляске. Тогда в 1989-м в море вытекло 36 тысяч тонн нефти. Ее остатки до сих пор находят на побережье. Солярка, говорят экологи, для природы еще хуже. Некоторые компоненты хорошо растворяются в воде, отравляя все живое.

Собрать разлившееся горючее спасатели планируют за две недели. На восстановление экосистемы местных озер и рек, по мнению экологов, уйдут десятки лет.

Анна Деркач
comments powered by HyperComments