«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

10:46 21/05/2020
«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу
ФОТО : Михаил Метцель/ТАСС

21 мая министр обороны России Сергей Шойгу отмечает свой 65-летний юбилей. На российском политическом Олимпе фигура этого политика стоит не то что особняком – она попросту не имеет аналогов. На протяжении 26 лет он с единственным полугодовым промежутком был постоянным членом правительства России. Подобным не может похвастаться ни один другой действующий или бывший министр. При этом, вопреки расхожему мнению о том, что власть кардинально меняет людей, именно министр-долгожител» по-прежнему остается и одним из тех немногих высших чиновников, кто сумел сохранить в себе человеческую живость и непосредственность натуры. Причем этими качествами он отличался всегда.

Из строителей в спасатели

Второй ребенок в семье, которую в советские годы можно было назвать номенклатурной, Сергей Шойгу сознательно всю жизнь делал ставку на собственные силы. Его отец, Кужугет Шойгу, был главным редактором тувинской «Правды», потом – секретарем обкома КПСС, а позже – первым зампредом республиканского Совмина, Но сам Сергей Шойгу всегда всего добивался самостоятельно. Он откровенно признавался, что к этому его подтолкнуло простое соображение: если бы он поступил иначе, его преследовал бы ярлык «мальчика-мажора», которого продвигает по жизни авторитет родителя.

Ранний выбор собственного пути привел пятиклассника Сергея Шойгу в археологию, которая надолго стала его увлечением и едва не стала профессией. Окончив в 1972 году школу, он подал было документы на археологический факультет, но не прошел по конкурсу.

И тогда он принял очередное самостоятельное решение и отдал документы в Красноярский политехнический институт, на строительный факультет, который и окончил в 1977 году. Инженер-строитель, он за пятнадцать лет работы по специальности успел изрядно покочевать по Сибири: работал в Красноярске, Кызыле, Ачинске, Саяногорске, Абакане.

«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

К тридцати с небольшим Шойгу уже стал серьезным строительным начальником, руководителем строительных трестов. И тут он еще раз круто меняет свою жизнь: из строителей уходит в политики, став секретарем Абаканского горкома КПСС.

Много позже в одном из своих интервью Сергей Шойгу отмечал, что для него, как и для многих других работников промышленности, переход в «партийно-хозяйственный актив» означал включение в управленческий резерв и возможность получить опыт и знания, которые открывали путь к вершинам госуправления.

Кстати, такую систему подготовки государственных управленцев Сергей Шойгу считал и считает грамотной и оправданной: она позволяла постоянно иметь в распоряжении руководства страны достаточное количество опытных людей, которых можно было в нужный момент назначить практически на любую должность.

Трудно сказать, насколько точной является подобная оценка, но по отношению к самому Сергею Шойгу это утверждение является абсолютной истиной. В 1991 году бывший инженер-строитель и партийный работник, занимавший в тот момент должность заместителя председателя Госстроя СССР, становится первым руководителем Российского корпуса спасателей (предшественника МЧС). Эта структура должна была взять на себя всю работу по защите населения и хозяйственных объектов при чрезвычайных ситуациях мирного и военного времени. Кроме того, корпус должен был стать проводником государственной политики по защите от чрезвычайных ситуаций.

Россия первой в мире создавала систему спасения людей, которая была выстроена как самостоятельное подразделение на государственном уровне, а не входила в состав Национальной гвардии или пожарной службы. И первым руководителем первой в мире государственной спасательной службы был назначен Сергей Шойгу.

Ведь он сам приложил изрядные усилия к созданию нового корпуса, поскольку уже тогда считал защиту людей от природных и техногенных катастроф одной из главных задач своей жизни.

Министр, который не боится испачкаться

С этого момента и до мая 2012 года Сергей Шойгу был главным спасателем России. Причем не только по должности. Не было ни одной крупной чрезвычайной ситуации в нашей стране и за ее пределами, в ликвидации последствий которой не участвовал бы глава Госкомитета по чрезвычайным ситуациям, а потом – руководитель МЧС.

«Ни один сотрудник не может меня упрекнуть в том, что я в трудное время был где-то в кабинете, – с гордостью говорил о себе министр Шойгу. – Я был вместе с ними и в крупных чрезвычайных ситуациях, и в некрупных, я был с ними в Боснии и Герцеговине, я был с ними вместе в Чечне. И сегодня я, во всяком случае, абсолютно уверен в этих ребятах».

«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

Как вел себя в чрезвычайных ситуациях глава МЧС, может свидетельствовать, например, такой факт, о котором корреспонденту «МИР 24» рассказывал один из его коллег-журналистов, вернувшийся из командировки в гипсе. Дело было в середине 90-х. Во время поездки в Беларусь, охваченную крупным наводнением, он шел следом за Сергеем Шойгу по затопленному полю, оступился и упал, сломав ногу.

До служебного вертолета министр, который оказался ближе всех к пострадавшему, донес журналиста лично, не передоверив это никому из своих подчиненных.

И дело было не в том, что к тому времени их связывало давнее знакомство, если не сказать дружба, и не в том, что этот эпизод мог попасть на камеры телевизионщиков (которых рядом и не было). Министр поступил как обычный спасатель, которым он себя, несмотря на высокий пост, и ощущал все время работы в МЧС.

Именно это отношение к работе спасателя как к призванию, способность работать плечом к плечу с подчиненными в самых трудных условиях и сделали министра настоящим любимцем российских спасателей. В 1990-х не было, пожалуй, в России другого чиновника подобного ранга, который вызывал бы столь теплые чувства у своих сотрудников, причем не только тех, кто работал в соседних кабинетах, но и тех, кого принято называть «полевыми».

«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

Вот еще один показательный пример. Когда в 2001 году было принято решение передать Государственную противопожарную службу из структуры МВД в структуру МЧС, многие пожарные, особенно руководители высшего звена, отнеслись к этому более чем скептически: дескать, станем непонятно кем, да еще и подчиняться придется непонятно кому, и вообще, были сотрудниками внутренних дел, а теперь что? Но уже через полгода многие из них с искренней приязнью отзывались о своем министре, а в доверительных разговорах признавались, что никогда прежде не имели чести служить под началом человека, который вызывал бы у них исключительное уважение.

Отчасти эта история повторилась и после того, как в ноябре 2012 года Сергей Шойгу, к тому времени успевший полгода побыть губернатором Московской области, получил назначение на пост министра обороны. Российские военные всегда были достаточно закрытой «кастой», которая ценит не только дела, но и историю присвоения званий своим сослуживцам. Первое время еще звучали слова о том, что-де новый министр обороны после звания лейтенанта запаса в 1993 году получил сразу звание генерал-майора и всего за десять лет дослужился до погон генерала армии, не окончив ни одной военной академии. Но довольно быстро новый глава Минобороны доказал, что на его посту главным является больше административный опыт, чем военный, и своими решениями и поступками заслужил уважение у генералитета.

Что же касается офицеров и солдат, то у них Сергей Шойгу стал пользоваться популярностью практически сразу: ему первому из российских министров обороны удалось вернуть прежний престиж профессии, добиться изменения условий службы и наладить наконец поступление в войска новой техники и оборудования, которых армия ждала добрую четверть века.

Кстати, после ухода Шойгу в Минобороны знакомые спасатели признавались корреспонденту «МИР 24», что по-хорошему завидуют военным, у которых появился такой внимательный к нуждам подчиненных руководитель, а знакомые военные – что они очень быстро почувствовали себя не винтиками армейской машины, а людьми, небезразличными высшему начальству.

«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

Гитара, кисть и резец

Вероятно, именно эта способность не управлять подчиненными с помощью приказов и циркуляров, а идти с ними в огонь и в воду, и позволила Сергею Шойгу до нынешнего дня сохранить в себе гораздо больше человеческих качеств, чем ожидаешь увидеть в чиновниках его ранга.

Он весьма откровенен в интервью, которые привык давать лично, в живой беседе, а не в виде ответов, написанных пресс-секретарями, и, как правило, не требует предварительного знакомства с вопросами, а очень живо и легко реагирует на любой поворот беседы.

Примечательно, что в бытность свою главой МЧС Сергей Шойгу любил приглашать лично знакомых ему журналистов, к которым он испытывал симпатию, на празднование Дня спасателя 27 декабря в здание министерства на Театральном проезде.

Как рассказывал корреспонденту «МИР 24» коллега, входивший в этот пул, на одном из таких праздников, узнав, что его гость играет на гитаре и поет, министр, который известен своей любовью к авторской песне, немедленно попросил что-нибудь спеть.

«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

Гитара нашлась в министерском кабинете: не новый, явно хорошо помнящий руки хозяина инструмент с металлическими струнами работы немецкой фабрики «Музима», один из тех, которые во времена позднего СССР считались самыми популярными у бардов.

Надо заметить, что авторская песня – далеко не единственная сфера увлечений и творческой самореализации министра обороны России. Он много и охотно рисует, сохранив любовь к изобразительному искусству со школьных лет.

«Я рисую только для себя, показываю домашним, – подчеркивал в интервью Сергей Шойгу. – Больше всего люблю акварель, технику по мокрому листу. Акварель – она суеты не терпит, в ней все должно быть обстоятельно». И надо заметить, что результаты этой обстоятельной работы впечатляют: акварели работы Шойгу очень искренние, а запечатленная на них тувинская тайга и таежные поселки (самый частый сюжет) – очень настоящие.

Любопытно, что наброски ко многим своим работам Сергей Шойгу делал и делает даже перед заседаниями кабинета министров, а потом с легкостью дарит коллегам: например, у руководителя МИД Сергея Лаврова, его давнего друга, собралась уже настоящая коллекция этих рисунков.

«Я был вместе с ними»: за что подчиненные любят Сергея Шойгу

Еще одной давней страстью Сергея Шойгу является охота: ради нее он большинство своих отпусков проводит на родине в Туве или в Хакасии. По словам самого министра, в первый раз на охоту его еще семилетним мальчишкой взял отец. С тех пор он и сохраняет верность этому мужскому делу, причем искренне не любит «потешной» охоты – как он выражается, «с утепленной вышки, с кофе и коньяком», а предпочитает встречать зверя один на один, в поединке, когда «важен не выстрел, а процесс».

А не так давно стало известно, что на досуге Сергей Шойгу любит также заниматься декоративно-прикладным искусством, а точнее, корнепластикой, то есть изготовлением скульптур и поделок из переплетенных корней и различных наростов на деревьях.

Многие из них сохраняют естественные неправильные формы (в большинстве случаев основой для работ становятся корневища кедра или каповые наросты, которые Сергей Шойгу собирает лично во время отпусков). Свои работы он украшает металлическими элементами: выкованными из меди или бронзы фигурками черепах, ящериц или насекомых.

Причем работает министр, так сказать, с крупными формами: на прошедшей в 2018 году в Абаканском краеведческом музее выставке были представлены его деревянные скульптуры, вазы и шкатулки весьма серьезных размеров: до метра в диаметре.

Татьяна Рублева
comments powered by HyperComments