Города-герои: как Минск пережил 1100 дней оккупации

16:01 13/04/2020
Города-герои: как Минск пережил 1100 дней оккупации
ФОТО : ТАСС

В годовщину великой Победы СССР в Великой Отечественной войне «МИР 24» продолжает рассказывать историю Городов-героев. Минск пережил 1100 дней немецкой оккупации, к ее окончанию в его историческом центре осталось всего 70 целых домов, а из 250-тысячного населения – около 50 тысяч. В застигнутом врасплох городе молодые мужчины призывного возраста оказались заточены в концлагеря, расположенные в окрестностях Минска. Тем временем город продолжал жить – работали предприятия и даже театры.

22 июня началась Великая Отечественная война, а уже 23 июня на железнодорожную станцию и Лошицкий аэродром Минска сбросили первые бомбы. На аэродроме стояли два истребительных полка, самолеты, которые не успели даже замаскировать, были уничтожены. 24 июня начались массированные бомбардировки, минчане спешно рыли во дворах жилых домов ямы, куда во время налетов прятали детей. Значительная часть города в этот день превратилась в руины. В ночь на 25 июня Минск покинули представители власти, части Красной армии и милиция.

По воспоминаниям минчан, они почувствовали себя брошенными – эвакуации организовано не было, никто не ожидал, что немцы будут продвигаться так быстро. В преддверии оккупации жители пытались покинуть город пешком, людские реки текли по Московскому и Могилевскому шоссе. Людей обстреливали немецкие самолеты, говорят, они летали так низко, что можно было разглядеть пилота за штурвалом. Многие, испугавшись, возвращались домой. Оставшиеся в Минске жители вскрывали товарные вагоны с продовольствием и разбирали еду. 28 июня город оккупировали фашистские войска, которые быстро справились с мародерством, объявив все советское имущество собственностью Рейха, переписали все население и ввели пропуска-аусвайсы для свободного передвижения по городу. Если во время проверки аусвайса не было – расстрел. По некоторым данным, в партизаны ушло 40 тысяч из 250 тысяч минчан.

Вскоре в Минске и окрестностях начали появляться еврейские гетто и лагеря смерти: лагерь на улице Широкой, один из крупнейших лагерей в Европе – Тростенец, лагерь в Дроздах и лагерь для военнопленных Шталаг-352. Всего за годы оккупации нацисты уничтожили там свыше 400 тысяч советских граждан, как военнопленных, так и мирных.

«Это 100 тысяч человек, которых содержали как скот, неухоженных, голодных. Они умирали от голода и болезней. Десятки тысяч молодых парней 20-25 лет... Этот лагерь познается через звуки. Тот, кто в это время жил в Минске, рассказывал, что оттуда, со стороны Масюковщины, постоянно доносился стон обезумевшей толпы. Люди так и говорили: «Мы не видели, только слышали этот стон и крик», – рассказывал о лагере Шталаг-352 историк Кузьма Козак.

Постепенно среди мирного населения стихийно начало организовываться подполье. В городе распространялись антифашистские листовки, подделывались документы, собирались вещи для партизан, организовывались диверсии. 25 октября 1941 года нацисты устроили одну из первых публичных казней подпольщиков: на виселице оказались 12 человек, обвиненных в изготовлении фальшивых паспортов и причастности к партизанскому центру, располагавшемуся в лазарете для русских военнопленных. Нацисты дважды практически уничтожили минское подполье, по поводу чего в Центральном штабе партизанского движения считали, что в городе много предателей, что немецкая разведка организовала подставной центр партизанского движения для внедрения агентов в партизанские отряды. Многие участники минского подполья после войны были репрессированы.

Тем не менее подполье действовало, правда, за каждого убитого немца расплачиваться приходилось массовыми расправами. Одним из самых громких случаев диверсий стало убийство генерал-комиссара генерального округа Белоруссия Вильгельма Кубе. В 1943 году подпольщица Елена Мазаник устроилась к Кубе домработницей, а через пару месяцев подложила мину в его кровать. Эта история легла в основу сюжета знаменитого советского фильма «Часы остановились в полночь».

«У нас в Минске бухает ежедневно, ночью треск, как в окопах. Иногда даже бьют орудия, а может быть, это рвутся проклятые мины. Их тут полно. Взорвали электростанцию – неделю не было тока... В воскресенье вечером около офицерского клуба в воздух взлетела легковая машина, а у водокачки – паровоз. Много немцев расстреляно на улицах из-за углов домов. Мне с моими нервами приходит конец», – писал 5 августа 1943-го немецкий солдат Э. Вестфаль своему брату на фронт.

Тем временем город продолжал жить. Работали рынки, кинотеатры, театры, кожевенный, обувной, радио- и хлебозаводы. Завод имени Ворошилова ремонтировал танки, на обувной фабрике имени Куйбышева делали упряжь и военную амуницию, на радиозаводе имени Молотова собирали авиаприборы, в тарном цехе «Коммунарки» чинили пушки. Немцы также построили авторемонтный завод фирмы «Даймлер-Бенц» и открыли пивоварни.

Все трудоспособные жители должны были зарегистрироваться на «бирже труда», за работу платили зарплату, а на иждивенцев полагались хлебные карточки. Правда, хлеб для минчан и для немцев был разным. Хлеб для местных жителей на четверть состоял из опилок, на треть – из овсяной и яичной муки. Немцы были не прочь поживиться: пытались контролировать цены и собирать налоги, отдавали задержанных родственникам за деньги или золото. Ценные вещи затем отправлялись посылками в Германию – среди них были украшения, одежда, посуда в том числе убитых в гетто евреев.

Немцы активно набирали в полицейские батальоны бывших военнопленных из концлагерей, правда, многие из них при возможности переходили к партизанам. Поэтому в 1943 году было принято решение: если полицай из числа бывших военнопленных не запятнал себя убийствами, принимать в партизанские отряды без ограничения в правах. Узнав об этом, немцы начали заставлять полицаев участвовать в публичных убийствах.

Обстоятельства оккупации ярко выявляли – кто есть кто. Были случаи, когда актеры театра оговаривали коллегу, чтобы получить роль, соседи оговаривали соседей, чтобы получить их жилплощадь. Перед самым освобождением Минска, в июне 1944 года, коллаборационисты созвали Второй Всебелорусский конгресс, в котором приняли участие 1023 делегата.

Города-герои: как Минск пережил 1100 дней оккупацииФото: Советские партизаны в Беларуссии. 1943 год. Снимок из Госархива РФ

29 июня 1944 года началась Минская операция, участие в которой приняли войска трех Белорусских фронтов при поддержке 1-го Прибалтийского фронта, а также партизаны. 3 июля на рассвете в Минск с востока и северо-востока вошли передовые части 3-го Белорусского фронта, а через несколько часов с юго-востока – передовые части 1-го Белорусского фронта. К концу дня Минск был освобожден, а 105 тысяч немецких солдат попали в «минский котел», к 11 июля попавшие в окружение войска были разбиты. 16 июля 1944 года в освобожденном городе состоялся партизанский парад, в котором приняли участие 30 партизанских бригад и два отдельно действующих отряда – всего 30 тысяч человек.

«Между разрушенными и сожженными домами Минска шли маршем заросшие и исхудалые партизаны. В руках у них была самая удивительная коллекция оружия сражающихся тогда армий, испестренная ещё оружием, которое изготовили в лесах кузнецы. Их встречали с восторгом, они шагали гордо с наградами на груди! Они были победителями!» – вспоминал участник парада партизан отряда «Коммунар» Василий Морохович.

Хотя до войны оставалось еще десять месяцев, в Минске уже праздновали победу. Партизаны ради шутки пустили в колонне козла Малыша, наряженного в ленту с немецкими орденами. На следующий день, 17 июля, по центру Москвы прошел Марш пленных немцев, в котором приняли участие 57 тысяч немецких солдат и офицеров, взятых в плен преимущественно на территории Беларуси войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов.

Силами бывших подпольщиков Минское подполье было реабилитировано от подозрений в связях с Гестапо в 1959 году. 26 июня 1974 года после нескольких неудачных попыток Минску было присвоено звание Город-герой.

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments