Эхо Аргунского ущелья: 20 лет назад псковские десантники приняли последний бой

19:00 01/03/2020
ФОТО : Елена Афонина/ТАСС

«Он вроде хотел мне кинуть рожок, который зарядил полностью, и смотрит, мы уже вдвоем-втроем остались, остальные ребята уже были все в основном без сознания, раненые тяжело. Он заряжает рожок, смотрит на меня и говорит: «Уходите вниз по оврагу, хоть вы останетесь живы, расскажите, как это было. Потому что некому больше»… Ну, вот такие слова пролетели настолько мгновенно. Я сначала сказал, нет, мы не уйдем. Он крикнул: «Я приказываю, уходите по оврагу!», – рассказывает бывший командир отделения 6-й роты псковской дивизии ВДВ Александр Супонинский.

Александр Супонинский и Евгений Владыкин вспоминают слова капитана Виктора Романова. Они снова в Аргунском ущелье. На том самом месте, где 20 лет назад вели неравный бой: против сотен или даже тысяч бандитов – рота псковских десантников, 90 бойцов. Почти все они тогда погибли – выжили только шестеро. Но не дрогнули и не отступили.

Август 1999-го. Чеченские боевики и арабские наемники под командованием полевых командиров Басаева и Хаттаба вторгаются в Дагестан – хотят установить здесь шариатское правление. Освободить четыре села и оттеснить исламистов обратно в Чечню удается только после месяца тяжелых боев. Но в сентябре в Москве, Волгодонске и Буйнакске происходят еще и теракты – подрывы жилых домов. Так начинается вторая чеченская война.

Федеральные войска входят на территорию Чечни, и действуют решительно: уже к началу зимы берут под контроль большинство крупных городов, а к февралю ликвидируют основные очаги сопротивления в столице республики – Грозном. Исламисты несут потери и уходят в Аргунское ущелье.

Здесь их достать уже сложнее: горы, леса. Разведгруппы натыкаются на заминированные машины, находят замаскированные базы. Одну из них боевики покинули в спешке, бросив часть арсенала.

Бандиты окружены, но, по данным разведки, готовят прорыв. Чтобы враг не застал врасплох, командование российской группировки решает организовать опорные пункты на господствующих высотах. Начинают с высоты 776. 6-я рота 104-го полка Псковской дивизии ВДВ занимает ее без проблем, оставляет один взвод и собирается двигаться дальше, но попадает в засаду.

«Шли по склону вниз, впереди шел командир роты майор Молодов. Выстрел, он упал. Пытались его достать. А там, видимо, снайпер хорошо работал. По-моему, ранил еще двоих или троих», – вспоминает десантник 6-й роты Евгений Владыкин.

«Рота могла бы отойти или раствориться, это десантники запросто делают. Но ему поставили задачу стоять насмерть. Если эта банда прорвется, никто не спасет тылы, склады, базы, штабы от разгрома. Вот откуда получился такой бой», – объясняет командующий Воздушно-десантными войсками России с 1996 по 2003 гг. Георгий Шпак.

Бой начинается 29 февраля и длится более суток. Некоторые его эпизоды изображены на 17-метровой диораме, что откроется ко Дню Победы в рязанском музее Воздушно-десантных войск.

Создавать полотно помогают непосредственные участники событий. Такие как Роман Христолюбов. В феврале 2000-го он – необстрелянный солдат-срочник. И вот такое страшное боевое крещение. Через несколько часов после сражения дает интервью.

«Это реально первый бой был. Да, было страшно тогда. Этот минометный обстрел, трупы… Было страшно видеть своих товарищей уже неживыми», – говорил Христолюбов.

Во главе роты был командир батальона подполковник Марк Евтюхин. Опытный корректировщик капитан Виктор Романов, благодаря которому по бандитам непрерывно била артиллерия. Исламисты, а это хорошо подготовленные отряды Басаева и Хаттаба, в ответ активно использовали минометы. Основные потери роты – именно из-за них.

Та самая высота 776. Отсюда открывается прекрасный вид на Аргунское ущелье. К 20-й годовщине сражения погода преподнесла неожиданный сюрприз. Резко потеплело, выглянуло солнце. Говорят, для этих мест в это время такая погода большая редкость, по крайней мере, в 2000 году пейзаж выглядел иначе.

К 6-й роте пытаются пробиться десантники, находящиеся на соседних высотах. Но сделать это удается лишь группе майора Александра Доставалова, который идет на выручку самовольно, нарушая приказ. И сражается до конца, продолжая командовать своим взводом даже после нескольких ранений. Для подхода основных сил времени не оставалось.

«Скорость движения в горах – три километра в сутки. Три, ну максимум – четыре, для специально подготовленного подразделения. Что такое солдат? У него не менее 35 кг веса – продукты на трое суток, боеприпасы – два боекомплекта. Это обязательно гранатомет или автомат, это обязательно одна мина или часть миномета – плита или ствол. Это не по простой дороге по асфальту бежать. Это же горы!», – поясняет Георгий Шпак.

«Боевики предлагали сдаться. «Аллах акбар» кричали, «русские, сдавайтесь». Мы на такое не поддались. Оружие не складывали», – говорит Роман Христолюбов.

«Сначала ближний бой был. Потом в рукопашную пошли. Кто с лопатами, кто с чем», – вспоминает Андрей Комаров.

Роман Христолюбов и Андрей Комаров из отделения младшего сержанта Владимира Елисеева.

«Сообщаю, что ваш муж Елисеев Владимир Сергеевич геройски погиб при исполнении служебного долга».

Эту телеграмму вдова Владимира Елисеева Светлана получила через неделю после боя. А в день гибели мужа от него пришло письмо.

«Написал нам: всех люблю, кормят здесь хорошо, красота, горы, фотографируюсь, потом пришлю фотографию. Все у них хорошо, хотя их уже не было», – говорит Светлана.

Владимиру было 27 лет. Родился в городе Уральск Казахской ССР, потом переехал в Магнитогорск. Служить пошел по контракту – очень хотел быть десантником.

«Обил все пороги, комиссии проходил, надо было туда ему попасть. Столько проволочек было, а он все равно попал туда», – рассказывает Светлана Елисеева.

О последних часах жизни Владимира Светлана знает не так много. Что-то нашла в книгах.

«Младший сержант Елисеев метким огнем из гранатомета наносил большой урон нападавшим. Но был ранен, и не смог больше менять огневую позицию».

В истории 6-й роты нет второстепенных персонажей. Все герои, и каждая глава —подвиг. И это не преувеличение. Вот капитан Роман Соколов. Ему оторвало руку, перебило ноги, а он отстреливался до последнего – рядом с его телом нашли 15 убитых боевиков. Старший лейтенант Алексей Воробьев – осколки в ногах, пули в груди и животе. Из боя не вышел, убил полевого командира Идриса, начальника разведки Хаттаба. Лейтенант Дмитрий Кожемякин был ранен, но бросился спасать раненого товарища и погиб.

И концовку боя бесславной не назовешь. Вот что 1 марта 2000 года о ней говорил будущий Герой России Александр Супонинский.

«Комбат вызывал на себя огонь. Был корректировщик, тоже вызывал, последние слова корректировщика хорошо помню, сказал: «Влево 50, прощайте, мужики». Это все».

У боевиков колоссальные потери: по некоторым данным, убиты четыре сотни человек. Российская группировка получает целые сутки, чтобы залатать бреши в обороне, так что прорыва на этом направлении не происходит.

В Чечне чтут память десантников. В Грозном появилась улица 84-х Псковских десантников.

На месте боя в Аргунском ущелье установлен 10-тонный поклонный крест из серого гранита. По форме он немного напоминает Орден Мужества, что весьма символично. Эту награду получили 68 участников боя, в том числе 63 – посмертно. 22 бойца стали Героями России, из них посмертно 21.

В основании монумента выбита надпись – «памяти павших». А на самом кресте – «Ника», в переводе с греческого «Победа». Накануне трагической даты к высоте 776 приезжают родственники десантников со всей страны. Несут цветы братьям, мужьям, отцам и сыновьям.

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments