Денис Майданов – о пятерках за КВН, жизни на вокзале и концертах в горячих точках

18:08 25/02/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

В очередном выпуске шоу «Ночной экспресс» на телеканале «МИР» попутчиком Алексея Кортнева стал артист с по-настоящему мужским характером. Встречайте Дениса Майданова, который по праву снискал себе славу самого яркого представителя патриотического направления. Он прошел долгий путь от жизни впроголодь до признания миллионов. В купе «Ночного экспресса» Денис в сопровождении своих музыкантов отправился в путешествие во времени: школьные годы, КВН, первые шаги на эстрадном поприще, первые концерты и, конечно же, встреча с любовью всей жизни.

Станция Балаково

Алексей Кортнев: Итак, станция Балаково. Где располагается этот чудный населенный пункт?

Денис Майданов: Это на Волге, 200 километров от Саратова.

А.К.: Так ты волжанин! Вот откуда этот чудный волжский бас, как говорил Остап Бендер. 

Д.М.: Я все время говорю: мама у меня с Украины, отец с Беларуси, а я русский.

А.К.: Про тебя ходили какие-то дурные слухи, ты даже состоял на учете в детской комнате милиции!

Д.М.: Ну, хулиганили, в детской комнате милиции я действительно состоял. Мы тогда читали всякие приключенческие романы, и вот начитались однажды «Семь подземных королей» (сказочная повесть Александра Волкова – прим. ред.). В каждой квартире тогда были газеты: кто-то «Труд» выписывал, кто-то «Правду,» и все эти газеты где-то на шкафах складывались. И мы с моим другом их скрутили, подожгли, затушили и с этими «факелами» с шестого этажа до первого прошли. Весь подъезд задымили! И, на нашу беду, в это время на обед приехал сосед, который работал в КГБ. Он жил подо мной, на пятом этаже. И он как давай нас ловить! В итоге Серегу поймал, я убежал. Но у меня там остался «петушок» – помнишь, шапки такие были? И я все переживал, что меня по этому «петушку» с собакой найдут по следу... В итоге Серега все равно во всем сознался – его раскололи. И нас обоих поставили на учет в детскую комнату милиции. Вообще, это было даже почетно  для девчонок, для фарса. Но учился-то я все равно хорошо. По поведению был неуд, но это нормально!

А.К.: Ты знаешь, мне кажется, что это такая распространенная крайность: у меня была точно такая же фигня в школе.

Д.М.: Все творцы похожи!

А.К.: Дальше тоже, кстати, дорожки наши шли во многом параллельно. Ты же стал капитаном КВНовской команды! Ну-ка, расскажи.

Д.М.: По желанию мамы, я не закончил 11 классов, в девятом классе я поступил в химико-технологический техникум. Полный гуманитарий пошел изучать гидравлику, электромеханику и так далее. Мама хотела, чтобы я побыстрее получил мужскую специальность, так как мы с ней жили вдвоем, деньги нужно было зарабатывать, и стипендию в техникуме платили – уже было легче семье. Два курса все было хорошо, потому что были общеобразовательные предметы, а потом начались специальные предметы, где мне было тяжело. И, на счастье, в нашем техникуме постоянно был КВН, и, когда пришел мой поток, я стал капитаном команды механиков. И начали мы мочить всех КИПовцев (наладчики контрольно-измерительных приборов – прим. ред.), электриков и так далее. 

А.К.: Это как-то оказывало влияние на оценки?

Д.М.: Ну вот, например, у меня могло за полгода не быть чертежей, а руководитель механического отделения как раз был нашим чертежником. И он мне говорил: «Денис, вот завтра КВН, выиграешь – пять, второе место – 4, третье место – будешь чертить за полгода». В итоге КВН на следующий день «на зубах» выигрывался, и так мы, механики, долго держали марку. 

Станция Павелецкий вокзал

А.К.: Сейчас хотелось бы поговорить о том времени, когда ты приехал в Москву, покорять столицу. Я просто обалдел, когда узнал, что был такой период, когда твои песни уже пели известнейшие российские исполнители, а ты при этом был вынужден ночевать на Павелецком вокзале! Расскажи, пожалуйста, как такое может быть?

Д.М.: Сейчас это кажется нормальным: если мечтал, значит, должен был терпеть. А вот тогда такие парадоксы возникали. Действительно, я приехал в никуда, у меня здесь особо никого не было. Были только мои студенческие друзья, с которыми я закончил Московский институт культуры по специальности «Менеджер-постановщик шоу-программ». Это была моя мечта. Я пожил у всех моих друзей: у кого-то три дня, у кого-то две недели, у кого-то полтора месяца. Я потом посчитал: за первые два года в Москве я поменял 15 мест жительства. Но было весело. И в какой-то момент, когда я пожил уже у всех и понял, что идти больше некуда, кто-то по доброте душевной сделал мне удостоверение помощника сотрудника правоохранительных органов или что-то такое. По этому удостоверению можно было идти в зал длительного ожидания на Павелецком вокзале, и там я недельку пожил.

А.К.: Почему именно Павелецкий?

Д.М.: Это был для меня родной вокзал – из него поезд уходил в Балаково. Все-таки чуть ближе к дому...

А.К.: Расскажи, кто и какие твои песни в то время пел? Именно твои слова брались в работу?

Д.М.: К каким-то песням я писал тексты; если композиторы были более именитые и брали меня в соавторство, для меня это тоже было движение. И, конечно, я писал свои песни. В Москву я привез комплект песен, бегал по студиям, раскидывал их различным артистам, продюсерам, директорам и так далее.

А.К.: В этот момент произошло знакомство с Айзеншписом?

Д.М.: Композитор был знаком с Айзеншписом. Он тогда продюсировал певицу Сашу и заказал одному композитору песню для нее, а композитор заказал мне текст. Мы сделали эту работу, и через какое-то время эта песня стала «Песней года»! Нас пригласили в Кремль, мы там за кулисами поздравили страну с Новым годом, и мне потом начали звонить из Балаково со словами: «Дэн, у тебя все получилось!». А я пришел на «Песню года», заработав 75 долларов за этот текст, и на эти деньги я сходил в магазин стоковой одежды. Купил сапоги, джинсы и свитер – в этом я и пришел на «Песню года». 

А.К.: Но тем не менее твое упорство привело к тому, что ты все-таки какие-то деньги этим трудом стал зарабатывать и начал снимать квартиру. 

Д.М.: Ты знаешь, так случилось, что я заработал какие-то свои первые деньги, но они были невелики, и я не мог снять квартиру и даже какую-то хорошую комнату. Этих денег хватило только на то, чтобы снять комнату у алкоголички. И в одной из комнат всегда происходил какой-то ураган, там были странные, вечно пьяные люди. И я должен был там как-то выспаться, восстановиться – это было трудно. Но как-то я умудрялся там переночевать, побриться и уехать. Однажды я вернулся и обнаружил, что всю мою комнату обокрали и утащили мой «золотой» диктофон. На этом диктофоне были очень хорошие записи и тексты, которые уже не восстановишь. Но какие-то песни, написанные в этой квартире у алкоголиков, стали потом хитами, которые до сих пор поет вся страна.

Станция Ташкент

А.К.: У нас сегодня есть еще одна неожиданная попутчица, которая оказалась в нашем купе и скрашивает путешествие в «Ночном экспрессе». Кто же эта чудная незнакомка?

Д.М.: Наталья Николаевна Майданова собственной персоной. 

А.К.: Здравствуйте, дорогая Наташа! Наташа здесь неслучайно, ведь мы прибываем на Станцию Ташкент. Вы родом из Ташкента?

Наталья Майданова: Да, Леша. И я еще хочу сказать, что я имею непосредственное отношение к твоей программе. Знаешь, почему? Потому что я окончила Ташкентский институт инженеров железнодорожного транспорта, специальность – инженер-механик. Специализация – инженер-механик подвижного состава.

А.К.: Рассказывайте об истории знакомства!

А.К.: Где-то на рубеже 2003-го года, когда у меня уже появилась своя студия, мы с моими друзьями решили создать женский коллектив. И мы решили найти девушек, которые бы пели в нашей группе. Тогда проходил кастинг «Фабрики звезд», и мои партнеры отправились туда искать девчонок. А дальше расскажет Наташа.

Н.М.: Я пришла на кастинг «Фабрики звезд» со своей подругой: она пела, а я писала стихи. И мне очень хотелось показать свои стихи кому-то из великих. И однажды, когда я сидела и загорала на солнышке, ко мне вдруг подошел Денис и пригласил меня на кастинг. Я ему честно сказала, что я не пою, а пишу стихи. Он говорит: «Хорошо, приходи». Я пришла, отдала ему свои стихи, они ему очень понравились. Он сказал, что главного продюсера сейчас нет, он в отпуске, и пригласил меня через неделю. Я пришла через неделю, там сидит главный продюсер (указывает на Дениса). Положил ноги на стол, взял мои стихи, говорит: «Да, неплохо». И начал их черкать. Вычеркнул половину, говорит: «Вот здесь исправишь, и здесь». И я говорю: «А ты, собственно, кто такой?». Он сказал, что его зовут Денис. Я сказала «понятно» и ушла. Решила, что ноги моей больше здесь не будет.

А.К.: То есть это не была любовь с первого взгляда?

Д.М.: Нет, об этом еще и речи не было. У меня была симпатия к этой девушке, она была, как и сейчас, прекрасна. Но, оказывается, она обиделась на то, что я почеркал ее стихи. Для нас, поэтов, которые работают над песнями, это ужасно. В итоге она действительно пропала, я не мог ее вызвонить. И потом началась цепь обстоятельств. Она, оказывается, снимала квартиру с моей одноклассницей из города Балаково.

Н.М.: Потом я случайно села в попутку, в которой водителем оказался давний знакомый Дениса из Балаково!

А.К.: И это же провидение довело вас до того, что сейчас Наташа является твоим и директором, и продюсером! И именно она в свое время настояла на том, чтобы ты начал сольную карьеру – это так?

Д.М.: Да.

А.К.: Как это случилось?

Д.М.: Наташа верила в меня, как никто. Она слышала те песни, которые я не продавал никому. Моя основная профессия с 2001 по 2009 год заключалась в том, что я писал песни артистам. 

А.К.: Кстати, кто именно пел твои песни? Имена можешь перечислить?

Д.М.: Александр Маршал, Михаил Шуфутинский, Филипп Киркоров, Николай Басков, «Хор Турецкого», Лолита, Татьяна Буланова...

А.К.: Ничего себе! Я-то просто это знал, но хотел, чтобы Денис это произнес вслух.

Н.М.: У Дениса был целый альбом с песнями в его исполнении. И в нем была такая невероятная химия! Все песни которые он писал артистам тоже были хорошими. Но я Денису говорила: «Ты должен петь сам». Он меня уверял, что он  автор, композитор, но никак не певец.

Д.М.: Я до сих пор считаю, что я не певец, я – автор-исполнитель. Это две абсолютно разные вещи.

Н.М.: Слава Богу, что в нашей жизни появился Игорь Ларин, президент «Авторадио».

Д.М.: Он приехал однажды ко мне на студию принимать песни для своей группы поющих ведущих «Мурзилки International». И он сказал мне: «Ты обязательно должен начинать сольную карьеру, я давно такого материала не слышал».

Н.М.: Денису, видимо, было нужно вот это авторитетное мнение, и тогда уже он поверил моим словам.

А.К.: Я должен сказать пассажирам нашего «Ночного экспресса», что Денис считает Наташу идеальной женой. Это так?

Д.М.: Да.

А.К.: Какие качества слагаются в идеал?

Д.М.: Это и мать моих детей, и красивая дама, и умнейший человек, и сильнейший партнер по жизни, и очень сексуальная девушка – я могу еще много перечислять!

Станция Екатеринбург

А.К.: Мы прибыли на станцию Екатеринбург. Именно отсюда родом хор, которым ты руководил и с которым добился огромных успехов. Расскажи об этом, пожалуйста.

Д.М.: «Битва хоров» – замечательный проект. Это была вторая половина 2012 года. Мне по жизни больше нравится, когда я наставник. И тут именно такой педагогический, продюсерский проект получился. Я действительно приехал в Екатеринбург, провел большой кастинг и набрал 20 отличных парней и одну девушку. Я привез этот коллектив в Москву, и мы выиграли проект «Битва хоров». 

А.К.: Эти люди до этого вместе не пели?

Д.М.: Нет, вместе никогда не пели, каждый был сам по себе. Кто-то пел практически профессионально, кто-то очень любительски. Но в каждом из них что-то было. И потом, когда это в единую энергию соединилось, получился очень сильный хор. При всем уважении ко всем, с кем мы бились, у нас вообще не было соперников. Мы сразу, с первого тура, показали себя очень хорошо. В финале мы спели песню, которая называется «Ничего не жаль». И очень хорошо, что мы победили, потому что эту песню любят все: и молодежь, и взрослые, люди разных профессий, военные и гражданские.  Эта песня заряжает на победу, и она странно звучала бы со второго места.

Станция Армейская

А.К.: Надо сказать, что ты выглядишь спортивно, поддерживаешь себя в хорошей форме. Насколько я знаю, ты владеешь разными видами оружия, стрелял из всего, из чего только можно, водишь военную технику. Откуда навыки?

Д.М.: Я дал очень много концертов в различных воинских частях, по разным гарнизонам поездил, и везде все норовили привезти меня на стрельбище, из чего-нибудь дать шмальнуть. Спасибо всем, кто приложил руку к моему обучению. Действительно, однажды я и танк научился водить.

А.К.: Расскажи, пожалуйста, про свои концерты в Сирии.

Д.М.: Я был в Сирии дважды: один раз в январе 2016 года в составе делегации из нескольких артистов. А потом ребята из местного командования попросили меня приехать с сольным концертом. И через полгода, 26 июня, я приехал уже со своим сольным концертом. Это было удивительно. Июнь, в Сирии – жарища, +50 градусов. Собрали с части все вентиляторы, которые только можно было. Это был отличный концерт. Я был и в Чечне в начале 2010-х годов, и в Донбассе, много где был. Ты знаешь, я четко понимаю, что артист должен выступать и в красивых, пафосных московских залах, и на телевидении, и в том числе (особенно если ты пишешь такие песни, как у меня) там, где твои песни тоже нужны ребятам, которые находятся на службе Родине и им как никогда нужна поддержка. 

Станция Таллин

А.К.: Хочется вернуться к тем временам, когда ты начал раскручивать себя именно как исполнителя, как солиста. Я знаю, что были очень тяжелые, но в то же время, наверно, запоминающиеся гастроли по Эстонии. 

Д.М.: Да, вообще этот первый прибалтийский тур в 2010-м году был очень «кровавый». Мы поехали без какой-то надежды на большой успех. Прокатчики сказали: «Денис, мы не знаем, как ты будешь собирать [публику], поэтому перерывов между концертами не будет». Обычно для того чтобы голос восстановился, нужен день или два. Но тут мне надо было либо принимать правила игры, либо не принимать. Я сказал: «Давайте рискнем». В общем, первый и второй концерт прошли шикарно, на третьем уже голос забарахлил, после него я еще сильно простыл, на четвертом концерте я уже еле-еле вытягивал. Тогда впервые в жизни я работал на алкоголе. После этого я посадил голос и две недели просто не мог разговаривать. Зато все концерты оказались аншлаговые!

Станция Минск

А.К.: Мы неожиданно переместились в город Минск. Какая история связана со столицей Беларуси?

Д.М.: Это еще один экшен того же времени. Нам позвонили из Минска и предложили концерт во Дворце Республики. Мы поняли, что мы очень крутые – такая честь, такой зал! И я умудряюсь перед этим концертом свалиться с температурой 40. Я уж думал не ехать, лечиться, но оттуда ребята позвонили и сказали: «Вы что, нельзя отменять!». В общем, в этом состоянии я поехал, с поезда уже меня снимала скорая. Температура не сбивалась, было сильное воспаление. И уже перед выходом на сцену на репетиции голоса у меня не было вообще. Мне сделали какой-то укол, чтобы я вышел на сцену. И, собственно, возникла дилемма: прямо там отменить концерт или отработать под фонограмму. Это единственный концерт в моей жизни, когда я пел под фонограмму. Но выхода не было.

А.К.: Как в результате все прошло?

Д.М.: В результате только мы с ребятами знали, что я пел не живьем. Зрители сказали, что это был замечательный концерт, во всех отношениях эмоциональный, честный.
 

comments powered by HyperComments