Brexit-сага: Великобритания с четвертой попытки покинула Евросоюз

09:52 01/02/2020
Brexit-сага: Великобритания с четвертой попытки покинула Евросоюз
ФОТО : Zuma\TASS

Великобритания – больше не член Европейского союза. Окончательно и бесповоротно. Чтобы написать эти два предложения журналистам, публицистам и политологам по всему миру пришлось ждать три с половиной года. Столько прошло с момента волеизъявления британского народа, который не пожелал оставаться в ЕС. Brexit продолжался настолько долго, что успел стать одним из символов 2010-х годов, на одной полке с Арабской весной, YouTube-блогингом, санкциями и расцветом рэп-музыки. Так и хочется сказать, что Brexit ушел вслед за 10-ми. Но действительно ли эта история подошла к концу? Разбирался корреспондент «МИР 24».

Политическая могила

Когда в 2016 году тогдашний премьер Дэвид Кэмерон объявлял о проведении референдума по вопросу Brexit, он еще вряд ли представлял, какой катастрофической ситуацией это обернется. В худшем для главы кабмина сценарии британцы должны были проголосовать за выход из ЕС и в течение нескольких месяцев спокойно его покинуть. Тогда единственной жертвой Brexit стал бы сам Кэмерон – как ярый сторонник глобализации. Правда, в результате оказалось, что этот процесс затянется на долгие годы и станет настоящей мясорубкой для политиков.

Чтобы все же вывести страну из Евросоюза, консерваторам пришлось поменять двух премьеров и, кажется, распрощаться со своей репутацией. Сначала были ужасные досрочные выборы 2017 года, на которых Тереза Мэй буквально за две недели сумела растерять все свое историческое преимущество. Из-за этого единственное спасение тори нашли лишь в коалиции с ирландскими юнионистами, тем самым предопределив будущий крах всех предложений по сделке с Евросоюзом. Затем зимой 2018-2019 премьер трижды не смогла предоставить парламенту убедительные документы по «мягкому Brexit», его перенесли сначала на весну, а затем и вовсе на осень. Над Мэй и ее правительством тогда не смеялся разве что ленивый.

Наконец осенью, несмотря на все попытки Бориса Джонсона найти хоть какую-то лазейку в британских законах, выход из ЕС еще раз пришлось переносить. Да и зимой это получилось лишь за счет сверхудачных для тори выборов. Вместо обсуждения настоящих проблем Палата общин и министры тратили драгоценное время на придумывание новых эпитетов. За прошлый год мы узнали, что есть Brexit «мягкий», «жесткий», «компромиссный», «безшотландский», «джоновский», «фараджевский»… И этот список можно продолжать, кажется, до бесконечности.

И если говорить откровенно, за этими рассуждениями даже сами жители Соединенного Королевства совершенно забыли о тех проблемах, которые потенциально может принести развод с Евросоюзом. Экономический и прочие удары могут быть достаточно ощутимыми, несмотря на все переходные периоды и прочие соглашения. Вопрос «доработает ли Джонсон на посту премьера хотя бы до конца 2020 года?» остается более чем открытым. Лейбористская партия, которая сейчас пытается выбрать нового лидера и провести грамотный ребрендинг, наверняка будет пытаться уколоть партию большинства.

Еще одна жертва Brexit – это региональные и оппозиционные партии. За последний год они показали себя абсолютно несостоятельными как в умении договариваться с двумя крупнейшими силами в Британии, так и в решении собственных проблем. Либерал-демократы за год лишились двух лидеров: Винса Кейбла и Джо Суинсон (последняя банально не смогла переизбраться в парламент в собственном округе), а теперь их и вовсе обвиняют в том, что не согласившись на выборную коалицию с лейбористами, либдемы сами запороли шанс остановить выход из Евросоюза. Существенный урон последние выборы нанесли репутации партии Уэльса и североирландской DUP.

Все, что останется после

Конечно, британский флаг уже убрали из зданий Европарламента и Еврокомиссии. Скорее всего, следующие заседания уже будут открываться под французскую речь, а штат переводчиков на английский существенно сократят. Но это все проблемы Европы. А вот у Британии остается гораздо больше вопросов по поводу своего будущего.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен уже сказала, что в первую очередь при переговорах с Лондоном будет добиваться сделки, выгодной для Евросоюза, его членов, местных компаний и граждан. А вот на британцев она будет обращать внимание в последнюю очередь. Конечно, в интересах обоих сторон максимально снизить или вообще убрать акцизы и пошлины при торговле между континентальной Европой и Соединенным Королевством. И, скорее всего, договориться до этого получится. А вот дальше начинаются проблемы.

Во-первых, неясно, что делать с континентальными водами Великобритании. Это важнейший экономический вопрос. Последние десятилетия европейские рыбаки добывали существенное количество продукции вокруг Британских островов. Особенно это важно для ирландцев, французов, граждан Бенилюкса. В Лондоне хотят оставить себе полный контроль за собственной рыбой. Брюссель против. 

Второй камень преткновения – ситуация с Северной Ирландией. В свое время местный национализм и ирландские претензии на свои исконные территории удавалось погасить с помощью Евросоюза. Теперь все старые раны вновь откроются. Да, Борис Джонсон уже пообещал, что сделает все, чтобы сохранить свободную границу между Ирландией и Северной Ирландией, но какие-то преграды появятся в любом случае. Разбираться с этой проблемой Лондону предстоит еще не одно десятилетие.

Или вот: что вообще делать проживающим в Великобритании гражданам ЕС и vice versa? Открытые визы, так долго действовавшие единые права, разрешения на работу: пока все это действует, но лишь в рамках договоренностей, которые каждая из сторон может отменить в любой момент. Уже на следующих выборах подданные Британии, которые находятся, например, во Франции, не смогут проголосовать. И все это еще не говоря о повышении цен или полном исчезновении ряда товаров, которые давно в Великобритании не производятся. К автаркии надо было долго готовиться, а не обваливать ее на голову своих граждан.

В конце концов, свершившийся Brexit никуда не дел разобщенность по его вопросу в обществе. В 2016 году было 52% на 48%. С тех пор существенно ничего не изменилось. Желавшие остаться в ЕС все еще не изменили свое мнение, желавшие выйти из объединения всю ночь праздновали на площади. Поляризация мнений, которая так свойственна демократическим странам в последнее десятилетие, продолжается. А с ней растет и напряженность в обществе.

У самого Евросоюза все гораздо проще. Несмотря на увещевания главы Brexit-партии о том, что это начало конца ЕС, вряд ли надгосударственное объединение так быстро развалиться. Все-таки глобалистские тенденции в западной демократии еще достаточно сильны, и ждать Frexit или Gerexit придется еще долго. Более того, большинство европейских лидеров, которые вообще высказывались на тему выхода Великобритании из ЕС, считают, что эта ситуация лишь сплотит объединение. Мол, теперь-то все увидят, как тяжело покинуть Союз и как плохо жить вне него.

Культурный аспект

Британцы всегда старались дистанцироваться от Европы. Когда-то сильнейшая в мире колониальная империя, которая успела повоевать со всеми своими соседями, морской гегемон, государство, которое придумало собственную религию с королевой в качестве главы церкви, лишь бы никак не ассоциировать себя с континентальными «друзьями».

Конечно, вступление в Евросоюз в каком-то смысле было сломом менталитета. Верные подданные Елизаветы из-за ряда экономических причин вынуждены были подчиниться брюссельским чиновникам. Это не могло продолжаться долго. Британия была последней крупной европейской демократической страной, которая вступила в ЕС, она же оказалась первой, кто решил выйти из объединения.

Впрочем, стоит понимать, что все это – одна большая формальность. Brexit не означает, что теперь британцы будут жить своей отдельной жизнью, все больше огораживаясь от соседей. Скорее всего, со временем Соединенное Королевство придет к точно тем же соглашениям, которые премьер-министры подписывали еще в рамках Евросоюза. Тут важно другое – статус.

Выход из Brexit – это одна большая пьеса в стране с богатым литературным наследием. Героический эпос, который следовало довести до конца, просто чтобы еще раз повторить: Великобритания – не 51-й штат и не вассал спорящих за первенство на континенте Франции и Германии. И совершенно неважно, сколько премьеров пришлось уложить по ходу сюжета, да и что будет после того, как занавес опуститься – вообще никому не интересно. По крайней мере, сейчас.

Авторы саги о Brexit – достойные потомки профессора Джона Толкина. Или автора комиксов Алана Мура, если хотите. Те британцы тоже всегда славились умением создать закрученный остросоциальный сюжет с целым рядом клиффхэнгеров, внезапных прощаний с полюбившимися героями и логичным финалом. А финал ведь и правда хорош: и жирную точку с празднованиями на площади можно в конце поставить, и задел на вторую часть о жизни несчастного Королевства в отрыве от остальной Европы оставить. С этой стороны, конечно, ни за что нельзя было допускать план Корбина по проведению повторного референдума. Слишком затянуто, невыносимо скучно. Недаром Джонсон победил на последних выборах с максимально простым лозунгом: «Get Brexit Done». Просто уже было пора.

Прощаясь со столь полюбившимся словом, оставшимся для учебников истории, сильно расстраиваться не стоит. Будет новый день, будет дележ Brexit-наследия, попытки оспорить законность выхода из Евросоюза и призывы вернуть вообще все назад. Великобритания вступила в эпоху пост-Brexit, а значит именно событиями последних трех с половиной лет будет определяться политика страны.

Игорь Кириллов
comments powered by HyperComments