Лаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степей

16:19 23/12/2019
Лаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степей
ФОТО : МТРК «МИР» / Анвара Садыкова

Танец – это философия. Народный танец – это философия всего народа. Его код, его душа,  его стремления, его мечты и порывы. Сегодня казахский танец переживает настоящий ренессанс. На сцене блистает все больше талантливой молодежи, мастерство  которой оттачивают настоящие мэтры этого вида искусства. В Казахской национальной академии хореографии в Нур-Султане открыли даже Лабораторию казахского танца.

«Руководителем лаборатории является заслуженная артистка Республики Казахстан, профессор Тойган Оспановна Изим. Здесь же трудится заслуженный деятель Казахстана, балетмейстер театра «Астана балет» Айгуль Абикеновна Тати и доктор педагогических наук, профессор Айгуль Кенесовна Кульбекова. И под началом таких мэтров работает молодой состав педагогов, в числе которых – я», – рассказывает  изящная и талантливая Анвара Садыкова.

Лаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степейЛаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степей

По словам Анвары Садыковой, путь к погружению в науку был долгим, но когда речь идет о любимом деле, то время – понятие относительное. В восемь лет мама привела Анвару в танцевальный кружок и увлечение переросло в дело жизни. Талантливую девочку из города Балхаш педагоги сразу заметили и  направили учиться в Алматинское хореографическое училище имени А.В. Селезнева. Успешно закончив его, Анвара начала сценическую деятельность в ГАТОБ имени Абая. Но оставить ее была вынуждена из-за болезни. В этот момент девушке поступило предложение от своих же преподавателей обучать молодежь языку пластики. И вот уже без малого 20 лет Анвара отдает всю себя хореографии, в частности, казахскому танцу:

«Я удивляюсь, когда говорят,  что у казахов не  было танцев, что в их жизни были только долгие кочевья и изматывающие войны. Однажды я была в местности Тамгалытас в Алматинской области, где увидела древние петроглифы с танцующими людьми времен эпохи бронзы. Танец не был для наших предков развлечением, это был ритуал, обряд. Вы же помните баксы? Эти люди были проводниками между верхним и нижним мирами. Они тоже все свои  ритуалы проводили через танец, входили в транс, чтобы пообщаться с  духами или излечить человека. Казахский танец имеет очень древнюю историю, это настоящий кладезь для тех ученых, которые выбрали для себя это направление», – говорит Анвара Садыкова

Слово «би» в переводе с казахского означает не только «танец»,  это еще и «судья». То есть мудрейший человек с большим жизненным опытом, как, к примеру, Толе би,  Казыбек би, Айтеке би. А глагол «билеу» означает «танцевать» и также «управлять». Это был один из инструментов управления сознанием. С помощью танца казахи настраивались на победу в сложном бою, на удачную охоту. 

«Нужно было идти в бой. Как поднять дух человека? Брали ударные инструменты и раскачивались в такт из стороны в сторону. Схожие ритуальные танцы исполнялись и перед охотой», – делится Анвара.

Природа, окружающий мир для казахов были святы. Человек старался жить в гармонии с законами мироздания, с уважением наблюдал за природными явлениями, повадками животных и отображал все это в музыке и танце. Домбрист экспромтом воспевал степь, ее жителей, а люди импровизировали в танце. Говорят, что так появился и знаменитый танец «Қара жорға» – танец гарцующего рысака. Лошадь всегда была верной спутницей степняка и ее очень ценили.  Изначально «Қара жорға» был мужским танцем, сейчас его танцуют все.

Лаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степей

Менталитет кочевников таков, что мужчины – это защитники своей земли, своих родных, поэтому их танец более экспрессивный, ритмичный, мужественный. Женщина – хранительница очага, она должна быть скромной, доброй, застенчивой, даже смотреть прямо в глаза мужчине считалось недопустимым.

«А каким тогда должен быть взгляд девушки? В казахском танце есть прекрасное движение «уялу» – «стесняться». Это движение показывает, как она прикрывает лицо руками, затем, отводя их в сторону, очень аккуратно, скромно смотрит. У нас очень много и других красивых движений рук! «Толқын», «қайнар бұлақ», «қызғалдак», «жалын» и др. В основном это очень пластичные движения рук, которые исполняются  в координации с работой корпуса, ног и головы. Если говорить о народном танце, то самое главное, чтобы он не диссонировал с традициями и менталитетом народа, и у нас он должен быть в полной гармонии!» – говорит Анвара. 

Основоположницей казахской профессиональной хореографии считают Шару Жиенкулову. Она находила образы из народа, создавая собственные танцевальные шедевры. Танец «Келиншек», придуманный ею, как и многие другие («Таттимбет», «Айжанқыз», «Қара жорға», «Қырыкқыз») вошел в золотой фонд отечественной культуры. Среди других «бриллиантов», которые зажглись на казахстанской сцене, можно назвать НурсулуТапалову, Каныш Карабалинову, Розу Исенгалинову, Фариду Алиеву, Ботагоз Байжуманову, Гульсауле Орунбаеву и других. Ученица Шары Жиенкуловой, выдающийся педагог казахского танца Гайникамал Бейсенова, взрастила не одну плеяду знаменитых казахстанских хореографов и балетмейстеров.

Сформировалась и мужская школа казахского танца, у истоков которой стояли Даурен Абиров, Алмас Бекбосынов, Аубакир Исмаилов. Выдающиеся балетмейстеры Заурбек Райбаев, Булат Аюханов, Минтай Тлеубаев, Жанат  Байдаралин внесли колоссальный вклад в развитие казахского сценического танца. Этнограф, историк, общественный деятель Узбекали Джанибеков вместе с приглашенной из школы-студии МХАТ Ольгой Всеволодской-Голушкевич стали основоположниками фольклорно-этнографического ансамбля «Алтынай». Впоследствии Всеволодская-Голушкевич написала несколько книг по казахскому танцу, по которым до сих пор занимаются студенты.

«Накоплен значительный арсенал, который мы бережем и изучаем. Мы передаем его молодежи и параллельно развиваем. Если исполняешь какой-то определенный концертный номер, постановку какого-либо хореографа или балетмейстера, то ты не имеешь права менять хореографический текст, он должен максимально сохраняться. А для себя импровизировать конечно же можно, важно языком пластики передать то, что ты хочешь. При этом темы нашего хореографического текста могут быть самыми разными: от бытовых до высоких, философских. Поэтому я восхищаюсь казахским танцем, ему подвластно все», – делится педагог.

Лаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степейЛаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степей

Не так давно Анвара Садыкова вернулась из Китая. В Поднебесной она давала мастер-классы по казахскому танцу студентам Пекинской академии танца. До этого были мастер-классы в Латвии, Турции, Таиланде и, конечно, в Казахстане. Работа педагогом позволила ей воплотить в молодежи свое видение национального танца. Яркая пластика, отточенные элементы и богатейший колорит казахского танца уже привели многих воспитанников Анвары к большим победам в международных фестивалях и конкурсах:

«Я вижу реакцию зрителя на красоту нашего танца и безмерно горжусь им. Это культурное достояние страны. Сейчас активно поднимается вопрос сольного исполнения. Идут поиски новых форм, новой подачи традиционного казахского танца», – говорит Анвара Садыкова

Лаборатория казахского танца: секреты языка пластики народа степей

Фото предоставлены Анварой Садыковой

Алия Султан
comments powered by HyperComments