Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

15:47 17/12/2019
Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями
ФОТО : МТРК «МИР» / Екатерина Дегтерева

В знаменитом Олимпийском парке в Сочи встретились 16 команд по детскому следж-хоккею из разных уголков России. У большинства участников ДЦП или серьезные нарушения опорно-двигательного аппарата, некоторые совершенно не могут передвигаться без поддержки, но их лица освещает улыбка, а в глазах появляется блеск, как только они выходят на лед. Здесь детей не называют обидным словом «инвалиды», они – настоящие хоккеисты. Потому что трус не играет в хоккей.

«Иногда дверь не можешь открыть, взрослые проходят мимо и просто смотрят на тебя»

Тринадцатилетний Ринат Тухватуллин – капитан оренбургской команды «Ястребы». Он жил в Москве с родителями, пока несколько лет назад не случилась беда. Мальчик катался на велосипеде, упал и повредил ногу. В больницу обратились слишком поздно, развилась гангрена, поэтому правую ногу пришлось ампутировать. Целый год Ринат провел в больнице, но на этом испытания не закончились. Родители много пили, поэтому родственники Рината обратились в органы опеки, чтобы мать и отца лишили родительских прав. С тех пор воспитанием Рината занимаются тетя и бабушка. Помог в переезде в Оренбург и занятиях следж-хоккеем член Параолимпийского комитета и детской команды «Ястребы» Михаил Чекмарев.

Нахожу раздевалку «Ястребов», с волнением стучу в дверь – не хочу отвлекать родителей и детей перед важной игрой. Сразу встречаю тетю Рината. Она признается, что не может без слез рассказывать о племяннике. Напротив меня сидит красивый мальчик с какой-то особой силой в глазах. На футболке надпись: «Always win». Ринат сразу располагает к себе обаянием и способностью точно подмечать детали.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

На счету Тухватуллина уже несколько важных побед: в составе Детской следж-хоккейной сборной он взял серебро на соревнованиях в США, которые прошли этой осенью. Чтобы настроиться на игру, накануне Ринат лежит в горячей ванне полчаса.

«Никогда такого не было, чтобы я хотел бросить хоккей. Я лучше в школу не пойду. Если мы не на льду, то с другими командами дружим. Никто никому подлянки не делает», – добавляет мальчик.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

Ринат любит международные соревнования, хотя судейство в США считает не всегда честным.

«Иностранные команды играют нечестно: они подкупают судей, если играют неместные. Жить там вначале тяжело, но приехать поиграть и как турист – интересно. И, конечно, я хочу соревноваться с иностранными командами: у них опыт, большие скорости и силовая игра разрешена. У нас впервые на этом фестивале разрешили силовую игру только в первом дивизионе», – делится мальчик.

О чем переживает Ринат? Чего ему не хватает? Я задаю эти вопросы и убеждаюсь, что он не готов жаловаться на судьбу, ему не нужны снисходительные взгляды, как и большинству детей в Лиге, но иногда необходима обычная человеческая помощь.

«Мне всего хватает, я хожу на протезе и на костылях; по сути, я везде могу пройти. Но есть единственный момент – не всегда люди помогают в трудной ситуации. Иногда дверь не можешь открыть, они просто проходят мимо, смотрят на тебя и все. Некоторые, даже взрослые, окидывают странным взглядом, когда на коляске проезжаю. Это напрягает. Я всегда прошу помощи у близких, у посторонних стараюсь не просить», – говорит Тухватуллин.

Мне хотелось сказать Ринату, какой он красивый и сильный, но начиналась игра, надо было успеть поговорить с другими ребятами и их родителями.

Мальчики с ампутацией – потенциальные участники профессиональной сборной по следж-хоккею. Однако в Лиге очень много ребят с ДЦП, которые никогда не смогут сделать профессиональную спортивную карьеру. Это не мешает им заниматься спортом и получать удовольствие, как, например, Тимофею и Егору Фроловым. Они тоже играют в «Ястребах».

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«Это очень их ускоряет в развитии и координирует. Они знают: нужно сначала сделать домашнее задание, чтобы поехать на тренировку. Мы всегда старались сделать их жизнь активной: они ходили на плавание, занимаются английским, учатся в обычной средней общеобразовательной школе. Мы категорически против домашнего обучения. В классе нормально общаются, нет трудностей в передвижении», – рассказывает отец близнецов Константин Фролов.

Он признается, что они с женой мечтают научить сыновей получать удовольствие от жизни, ставить перед собой цели и достигать их. Родителям малышей с особенностями, которые еще не нашли свой путь, Константин советует больше с ними разговаривать, подсказывать и иногда проявлять настойчивость в воспитании.

«Надо разговаривать с детьми, чтобы понять, чего они хотят. Но иногда настаивать, чтобы ребенок чувствовал, что он должен дальше продолжать свое дело. Например, на соревнованиях иногда не всех детей пускают на игру, потому что очень ответственный матч. Конечно, они переживают и плачут, говорят, что бросят спорт. В этот момент родители должны помочь и объяснить», – комментирует Фролов.

Детская следж-хоккейная лига обеспечивает команды инвентарем, формой и санями, основное вложение детей и родителей – время и силы. Близнецы выглядят интеллигентными и настроенными на общение.

«Нам нравится играть в хоккей больше, чем учится. Но читать мы тоже любим, особенно, фантастику. Перед игрой не переживаем: как сыграем, так сыграем. Конечно, мы расстраиваемся, если команда проиграла, но заранее не волнуемся об этом», – говорят Тимофей и Егор.

«ФОНБЕТ Фестиваль детской следж-хоккейной лиги» задумывался как большой семейный праздник. Дети не только соревнуются, но и участвуют в развлекательной программе. Для родителей работают классы йоги, танцев и пилатеса. Фестиваль курирует главный тренер Детской сборной России по следж-хоккею Андрей Иванов. В прошлом году ему удалось привести российскую команду к первому месту на международном турнире Cruisers Cup – 2018 в Канаде.

«Мы собрали всех детей-следжеров, в том числе, чтобы сформировать сборную на будущий сезон. В этом году ездили в США, поняли, что пока есть куда расти. Но ребята проявили себя очень хорошо, были волевые победы, мы заняли второе место. Как показал Чемпионат мира, в Европе нет таких сильных команд по следж-хоккею, как у нас», – сказал он.

Андрей Иванов входил в тренерский штаб Сборной России по следж-хоккею с 2012 по 2017 год. Он отмечает, что методы работы с особенными детьми отличаются.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«Во взрослом следж-хоккее в основном мужчины с ампутацией, а здесь 95% детей с ДЦП. Это абсолютно разные методы работы, надо набраться терпения: у ребенка начнет что-то получаться через год-полтора. Главное – не спугнуть его своими повышенными требованиями, дать ему раскрыться. Для них важна адаптация. Некоторые дети годами сидели дома, а теперь следж-хоккей стал их образом жизни. Родители тоже говорят, что ребенок у них раньше выживал, а теперь живет», – сказал тренер корреспонденту «МИР 24».

В первые дни работы с маленькими следж-хоккеистами Иванов заметил, что они относятся друг к другу с большей добротой, чем обычные дети.

«Сразу бросилось в глаза, что они добрее друг к другу относятся и стараются помочь. У них нет конкуренции. Они понимают, что одинаковые, заболевания похожи. Но за результат, конечно, все равно переживают. Сегодня моя команда «Аврора» проиграла, одна девочка двадцать минут плакала. Они тренируются, хотят побеждать, а не просто приехать и покататься», – подытожил он.

Эмоции на льду переполняют и родителей: радость, смех, слезы и печаль. Такая поддержка доказывает, что своих детей они безоговорочно любят и принимают такими, какие они есть. После матча папы буквально на руках несут до раздевалки своих сыновей.

«Родители охраняют, как ангелы, и помогают не совершать ошибки»

Двенадцатилетний Рафаэль Зиновьев – не только капитан команды «Red Rocket» Ленинградской области, но и юный блогер. В раздевалке я встречаю улыбчивого и милого мальчика в инвалидной коляске, у него диагноз Spina Bifida, то есть расщепление позвоночника. Когда разговариваешь с Рафаэлем, о диагнозах не задумываешься. Его воле к победе может позавидовать любой взрослый, стоящий на ногах.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«Для меня как для капитана самое главное – давать напутствия детям, чтобы они настраивались на победу. Я не считаю, что я играю лучше всех в команде. Все играют по-своему, у всех свои плюсы и минусы. Я мечтаю попасть на Паралимпиаду – 2026 в Милане в качестве игрока сборной», – делится Рафаэль.

Он начал заниматься два года назад и за это время успел поучаствовать во многих соревнованиях, родители с гордостью смотрят на сына и не стесняются рассказывать о его победах.

«У меня никогда не было мысли все бросить, я всегда шел к целям и преодолевал трудности. Мужчина должен быть стойким и держать себя в руках, если что-то случилось, не быть вспыльчивым. Но с родителями я всегда советуюсь, они дали возможность жить, они нас всегда охраняют, как ангелы, и помогают не совершать ошибки», – рассказывает юный спортсмен.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

Рафаэлю не нравятся разговоры о тяжелой жизни или о том, что общество недостаточно хорошо относится к людям с инвалидностью. Вполне возможно, через десяток лет он будет не только спортсменом, но и мотивационным оратором.

«Я думаю, если дети хотят что-то в себе поменять, пусть меняют, это их право и выбор. Но я считаю, надо жить таким, какой ты есть, каким создала тебя природа. Никогда не расстраивайтесь, не только победы бывают, но и поражения. Если есть поражения, значит, начало к победе положено. Через некоторое время и победа придет», – заключает Рафаэль.

Воспитать сына сильным очень хотели родители, особенно отец. Сначала мальчик играл в петербургской команде «Аврора», поэтому на тренировки приходилось ездить за 180 километров два раза в неделю. С ребенком на коляске это особенно трудно. Дмитрий Зиновьев работал инженером и первые сани для сына сделал собственными руками на работе, по фотографиям. Позже мужчина принял решение посвятить себя следж-хоккею, уволился с работы и организовал команду «Red Rocket».

«Из-за расстояния решили создать свою команду. Кроме того, мы живем в Ленинградской области и хотелось выступать за малую родину. Моя деятельность никогда не была связана со спортом. Просто Рафаэль в 2014 году увидел следж-хоккей на Паралимпиаде по телевизору и захотел попробовать играть. Он тогда был загипсован от груди до кончиков пальцев, лежал так полтора года. Первые сани я сделал для него сам, а сейчас он уже ездит на канадских», – делится Дмитрий Зиновьев.

Папа мечтает, чтобы дети были полезны обществу, жили полноценной жизнью, не замечали ограничений и неудобств. Когда узнали о диагнозе младшего сына, было тяжело – слезы, переживания. Но в какой-то момент родители поняли, что надо собраться.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«Пусть живут в свое удовольствие, надо не гнаться за немыслимыми целями, но ставить собственные, выстраивать задачи и постепенно их добиваться. Если только остановишься, то жизнь прекратится. Когда Рафаэль родился, было тяжело, но вместе с женой мы собрались и приняли это, как должное. Мы всегда говорили сыну, что он такой же, как все, просто ездит на коляске», – поясняет Дмитрий.

Сначала Рафаэля не хотели брать в обычную школу, даже несмотря на отсутствие проблем, связанных с интеллектуальным развитием. Сейчас он много читает, хорошо учится, изучает английский, побеждает в конкурсах юных журналистов. Но чтобы получить место в обычной школе, родителям пришлось потрудиться.

«Нам говорили, что школа не оборудована, старались спихнуть на домашнее обучение. Тогда мы с друзьями сами построили пандус в школе, купили гусеничный подъемник и так попали в первый класс. После пятого класса Рафаэль сказал: «Теперь я в школу буду ходить один», поэтому мы довозим его до забора, а дальше он идет сам, переодевается самостоятельно. Я считаю важным дать свободу детям, даже если они с ограниченными возможностями. Я всегда спрашиваю себя: «Что будет после 18, если я сейчас не заложу в него знания и самостоятельность?». Мы прекрасно знаем, что есть старость, и наши ресурсы не безграничны», – замечает Дмитрий.

Папа Рафаэля уверен, что в России искусственно делают людей с инвалидностью дееспособными. В обществе не хватает понимания, как правильно организовать доступную среду, которая поможет жить обычной жизнью.

«Некоторые моменты очень мешают жить. Например, у дверей появились кнопки помощи. Человек на коляске нажимает, кто-то подходит и дверь открывает, а иногда и не открывает. Мы такую категорию людей сами делами недееспособными. В Канаде, например, кнопки с электрогидравлическим доводчиком: нажимаешь, и дверь открывается. Не надо звать постороннего, поэтому человек чувствует себя полноценной ячейкой общества. Вторая проблема – это пандусы, 70% сделаны только формально», – заключил он.

«Брать ребенка из детского дома надо от избытка, а не от недостатка»

У родителей особенных детей, как и обычных, подходы к воспитанию разные. Кто-то воспитывает силу духа и характера, другие хотят, чтобы ребенок в первую очередь чувствовал себя комфортно. Два года назад Ольга Комарова взяла из детского дома девятилетнего Сашу. Женщина признается, что об усыновлении раньше думала, но никогда не предполагала, что возьмет взрослого ребенка на коляске.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«Я ездила в Питер, навещала друзей в больнице, в соседней палате наткнулась на совершенно красивые голубые глаза, у Саши очень броская внешность. Тогда подруга сказала, что ребенок из детского дома. В больнице он лежал укрытый по пояс, так что ног не было видно. Врачи не имеют права раскрывать информацию посторонним, поэтому ответили, что лечат почки. Я подумала: «Что мы, в Москве почки не вылечим?». И пошла собирать документы. Как говориться, сначала влюбился, а потом поздно пить Боржоми», – вспоминает Ольга.

У Саши такой же диагноз, как и у Рафаэля – Spina Bifida, и он – капитан команды «Умка» из Одинцово. В следж-хоккее делает большие успехи.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«Это не было осознанное решение. Он очень активный, до такой степени, что сложно поверить, что человек, который не ходит, может столько двигаться. Мы решили что-то ему найти для сброса энергии. Один из подписчиков скинул ссылку на Instagram Сергея Кутового (блогер с ампутацией, – прим. ред.), там было объявление о наборе в детскую следж-команду. Мы решили попробовать. Живем мы на Бабушкинской, а тренировки проходят в Одинцово, то есть 43 километра по московским пробкам. Но Саша сел в сани и сразу поехал, хотя многим детям в начале сложно просто держать равновесие», – вспоминает Ольга.

Из-за жизни в детском доме у мальчика педагогическая запущенность, он не может определить время года за окном, не ориентируется во времени. Но никаких серьезных интеллектуальных патологий нет, поэтому есть шанс, что в атмосфере любви он сможет догнать своих сверстников.

«Реальность такова, что у Саши очень серьезные проблемы со здоровьем, и чтобы добиться чего-то в жизни, ему надо прикладывать больше усилий. Я стараюсь научить его сравнивать себя не с другими, а с самим собой. Саша теоретически во втором классе, мы занимаемся с репетиторами. Пока решение не принято, в ближайшие годы станет понятно, сможем ли мы рассчитывать на обычный аттестат. В Европе, например, по этому поводу сильно не напрягаются, ставят диагноз и дают прикладную профессию», – комментирует Ольга Комарова.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

Ольга не хочет мучить ребенка операциями, чтобы не отнимать у него снова годы жизни.

«Мы с папой Рафаэля во многом противоречим друг другу. У Рафаэля сделаны всевозможные операции, чтобы он мог встать на ноги. Они любой ценой пытаются делать какие-то шаги, на это тратят много времени и ресурсов. Я иду другим путем – не делаю операции, потому что для этого надо украсть еще несколько лет его жизни. Ходить он все равно не сможет, а ради десяти шагов в корсете и на ходунках я не хочу его мучить. Есть понятие качества жизни. Например, чтобы встать вертикально, ему нужно сделать шесть операций, две из которых с аппаратом Елизарова», – объясняет мать мальчика.

На вопрос, насколько тяжело воспитывать ребенка из детского дома и стоит ли на это решаться, Ольга шутит: «Брать надо, но ничего хорошего из этого не выйдет».

«Брать ребенка в идеале надо от избытка, а не от недостатка. Если человек чувствует себя одиноким или у него семья не ладится, и он берет ребенка из детского дома, то вряд ли из этого получится что-то хорошее. Лучше всего, когда у тебя есть уже свои дети, работа, хобби и ты готов своим счастьем с кем-то еще поделиться», – комментирует собеседница «МИР 24».

Сегодня Ольга воспитывает двух детей-колясочников из разных детских домов. Помогают в воспитании родители Ольги, которые сперва отговаривали ее от усыновления.

«Естественно, мои родители сначала не хотели для меня сложностей. Мама пыталась отговорить. Считала, что я переоцениваю свои силы. Но у меня чудесные родители, которые меня любят и поддерживают. Когда они узнали, что я подписала документы на усыновление, то за неделю сделали ремонт в квартире», – рассказывает мама Саши.

Говорят, что в хоккей играют настоящие мужчины, но в детской следж-хоккейной Лиге есть и девочки – команды смешанные. Тренеры признаются, что по своей физической подготовке и технике девочки ни в чем не уступают мальчикам. Юным хоккеисткам в смешанных командах нравится, а мальчики им всегда помогают.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«С мальчиками заниматься не тяжело, они нам помогают. Носят санки, вещи, пропускают вперед. На тренировках занимаемся мы с удовольствием. Расстраиваемся, конечно, если команда проигрывает, но не сильно. Мы мечтаем о том, чтобы дальше играть и выигрывать», – делятся близняшки Софья и Ульяна Наривские из «Red Rocket». У девочек ДЦП, но они очень общительные и приветливые. Первыми встретили меня в раздевалке и принялись жать руку. 

«Мне говорили, что следж-хоккей в России для детей с инвалидностью никому не нужен»

Детская следж-хоккейная лига появилась в 2016 году, основала ее Анастасия Барадачева. В прошлом она работала над запуском Фонда Константина Хабенского. От идеи ее многие отговаривали, убеждали, что развить детский следж-хоккей в России нереально, нет соответствующих условий, и никто особо заниматься этим не хочет. 

«У меня супруг работает в благотворительной сфере, в том числе курирует следж-хоккей, так что я много об этом слышала и заинтересовалась. Четыре года назад в России была всего одна детско-юношеская команда в Тульской области. Ее мы отвезли в Канаду на соревнования, там я уже поняла, как все устроено. У них детей в следж-хоккей не отбирают, а просто принимают всех желающих. Я этим загорелась, и, вернувшись в Россию, решила заняться», – говорит Барадачева.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

Настя признается, что первых детей она сама сажала в сани, учила кататься. Было сложно, потому что день за днем приходилось ломать стереотипы тех, кто в успех не верил.

«Я объясняла, что специальная инфраструктура не нужна. Надо использовать, что есть, и этого достаточно. Первые команды создавала сама, полтора года занималась всем как волонтер. Сажала детей в санки, учила отталкиваться клюшками. Мы давали везде объявления, что набираем команды в разных городах», – комментирует Анастасия.

Президент Лиги считает, что с детьми надо общаться на равных, не думать о том, что у них есть инвалидность. Анастасия как никто другой понимает, что жалость тут не уместна.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

«В каких-то моментах у них возможностей гораздо больше. У меня тоже инвалидность по зрению: я вижу одним глазом. Есть выражение «люди с особыми потребностями», оно выражает суть лучше. Я не чувствую жалости по отношению к себе, поэтому не чувствую жалости и к ним. Всем ребятам мы не даем спуска. Если кто-то сделал что-то некорректное, то я могу прийти и поругать. Люди должны нормально реагировать, когда видят человека на коляске, например. Но должен включаться рефлекс, что ему нужно помочь. На него не надо жалобно смотреть», – добавляет Барадачева.

Игры Лиги намеренно проходят на открытых площадках. Это помогает окружающим лучше понять людей с инвалидностью, корректно с ними общаться.

«Наших ребят стали приглашать на тренировки в обычные команды. Раз в год летом мы организуем международный лагерь для детей следж-хоккеистов. В этом году приезжали дети из Чехии, Словакии, Финляндии, Японии и США. У нас появилась идея впервые сделать два отряда: один для обычных хоккеистов, а другой для следж-хоккеистов. Когда обычные хоккеисты увидели ребят с инвалидностью, они впали в ступор, была настоящая паника. Но к концу лагеря все передружились», – говорит Барадачева.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

Следж-хоккей помогает детям становиться увереннее, они перестают комплексовать, сильно меняется внутреннее самоощущение. Они больше не считают себя инвалидами.

«Был интересный случай на сборах. На турбазе шел мальчик с мамой за ручку, в это время выехал наш ребенок на коляске с тренировки. И мальчик маме говорит: «Мама, смотри инвалид на коляске поехал». А тот услышал, развернулся и спокойно сказал: «Я не инвалид, я – хоккеист», – вспоминает Анастасия.

К сожалению, иногда родители возлагают на детей слишком большую ответственность, дети переживают и не могут наслаждаться игрой в полной мере.

«Но это наш российский менталитет, для нас спорт – только победа, только золото», – добавляет Барадачева.

Горячие сердца следж-хоккея: как спорт научил детей с инвалидностью не чувствовать себя изгоями

Екатерина Дегтерева
comments powered by HyperComments