Макаревич – о юбилее «Машины времени», браке и русском роке. ЭКСКЛЮЗИВ

09:47 26/11/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

В этом году группа «Машина времени» отмечает свое 50-летие. Ее бессменный лидер Андрей Макаревич все еще остается одним из самых популярных музыкантов страны. Его выступления собирают многотысячные арены, а свежие песни все еще принимают на ура как старые поклонники, так и новые слушатели.

Макаревич дал интервью ведущей программы «Ой, мамочки!» на телеканале «Мир» Анжелике Радж и рассказал ей о своих творческих планах, личной жизни и русском роке.

- Я заметила, что в последние годы практически во всех ваших интервью говорят только о политике.

Андрей Макаревич: Мне тоже это надоело смертельно!

- Вы даже выложили такой пост: «Боже, как смешно. Про что ни напиши – они все про власть. Ребята, вы что, с ума посходили?». То есть вы тоже устали от этого образа?

А.М.: Разумеется. Да и образа никакого нет. Я его не создавал, поверьте мне. Каждый человек видит то, что он хочет видеть.

- А как вы вообще реагируете на критику в интернете?

А.М.: Я как-то вообще на критику реагирую спокойно. А на соцсети вообще никак не реагирую. Если говорить о критике, то, наверное, в первую очередь важно то, кто тебя критикует. Ты вообще уважаешь этого человека? Ты его знаешь? Ты знаешь, что он сделал, чтобы ты имел основание считаться с его мнением? А так – какой-то Пупкин там пишет. Ну, Господи, сколько людей – столько и мнений.

- Сколько голов, столько умов, как говорил Довлатов.

А.М.: Да хорошо еще, если умов. Умов значительно меньше.

- Я надеюсь, что у нас побольше стало умов, особенно среди молодежи.

А.М.: Вы думаете? Как вы позитивно настроены, как бы мне хотелось взглянуть на мир вашими глазами. Я-то думаю, что соотношение умов и не умов – оно константно. Потому что это константа биологическая.

- Может и биологическая, но ведь каждый стремится все-таки быть лучше.

А.М.: Это тоже очень оптимистическая, весьма самонадеянная мысль.

- Меня очень удивило, что у вас с вашими коллегами по работе одинаковый гонорар. Как же так, вы же поете!

А.М.: Они тоже поют. А барабанщик барабанит, а клавишник играет на клавишах. Ну как, мы вот так решили в 1969 году. Мы думали, что все будет как у битлов, как у них было. У битлов было не так, на самом деле. Но мы этого тогда не знали. Там Леннон и Маккартни получали больше, чем Харрисон и Ринго.

- Как думаете, на современной эстраде есть хоть кто-то, кто сможет отметить свое 50-летие на сцене?

А.М.: Да откуда я знаю? Это же никогда не было целью, самоцелью. Ну так получилось. Долгожительство – это не заслуга. Можно за пять лет сделать больше, чем за 50.

- А что осталось за эти 50 лет от группы? Я имею в виду внутреннее состояние.

А.М.: Как раз оно и осталось. Мы продолжаем получать колоссальное удовольствие от того, чем мы занимаемся. Как только этот источник иссякнет, мы спокойно разбежимся в разные стороны. У каждого есть чем заниматься.  

- Сейчас вы готовитесь к новому юбилейному концерту в честь 50-летия группы. Мандраж появляется?

А.М.: Мандраж уже очень много лет не появляется. Появлялся он от другой причины. В 70-е годы причины было две: либо сгорит что-то из аппаратуры, – потому что она была ужасная, и как правило это случалось – либо придут менты и всех повяжут. И это тоже случалось. А сейчас мы и от того, и от другого застрахованы. Потому что в некоторых вещах, в том числе в качестве озвучивания концерта, мы находимся вполне на мировом уровне. 

Мы дожили до того момента, когда мы можем звучать так, как мы хотим звучать. Осталось только выходить на сцену и получать от этого удовольствие. Какой уж тут мандраж!

- Вы как-то сказали, что если бы вам в советское время разрешали выезжать за границу, то группа была бы другая.

А.М.: Это остатки обиды. Все спрашивают, за что я не люблю советскую власть. А вот за это, в частности. Это не только нас касается. Я считаю, что из-за этого весь этот наш жанр, который называется «русским роком» – он достаточно уродлив и достаточно ущербен. И это не вина музыкантов. 

- Как у настоящего рокера, у вас было много женщин, много романов. А по-настоящему вы любили?

А.М.: Безусловно.

- А сейчас ваше сердце свободно?

А.М.: Нет.

- То есть, возможно, вы снова вступите в брак?

А.М.: Возможно. Я трижды был женат и не зарекаюсь. Все на свете возможно. Я эту жизнь люблю за то, что в ней, в принципе, все возможно. Каждое мгновение.

- Откройте нам небольшой секрет, какие вам женщины нравятся?

А.М.: Вас какие категории интересуют: рост, цвет волос? Это мы сейчас с вами лошадь будем выбирать, а не женщину.

- Я имею в виду, что больше всего привлекает в женщине?

А.М.: Если мы говорим действительно о чувстве, то это вещь иррациональная, немотивированная и приходящая к нам с неба.

- Недавно общалась с вашим сыном, Ваней. Когда у него вышел фильм, где он в главной роли. Я была поражена сходством с вами. Очень талантливый человек. Он у вас иногда просит совета?

А.М.: Редко. Иногда да. Но я не думаю, что мое мнение для него является определяющим. Просто ему, наверное, интересно бывает, что я думаю на этот счет. Я очень рад, что он с детских лет хотел быть именно актером. И он им стал. Никто никакой помощи ему в этом не оказывал. То есть он абсолютно self-made man. Я стараюсь никому не давать советы. Это очень неблагодарное занятие. 

- А есть у вас еще какое-то заветное желание?

А.М.: Меня пугает слово «заветное». У меня масса планов. А планы я стараюсь осуществлять. 

comments powered by HyperComments