Жены революции: как большевички тысячами истребляли врагов коммунизма?

15:07 19/11/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

В Ларису Рейснер был влюблен весь свет Петербурга. А она отдала свое сердце Николаю Гумилеву, который нежно звал ее «Лери». Поэт был женат на Анне Ахматовой, крутил романы на стороне, а юную Ларису водил на свидания в «нумера» на Гороховой улице. Правда, потом к ней остыл. Несчастная любовь бросила Ларису Михайловну в объятия революции. В истории Рейснер останется красной валькирией и фурией революции. В Гражданскую войну перед девушкой с милым детским личиком трепетали матросы Волжской флотилии. Даже у видавших многое военных вызывало ужас, как Рейснер хладнокровно, с садистской улыбкой расстреливала пленных белогвардейцев.

У нее с детства было все: аристократическая семья, достаток и хорошее образование. Не хватало в жизни только адреналина. Революция же сполна одарила Ларису Михайловну острыми ощущениями. По заданию командования девушка из высшего общества переодевалась крестьянкой и ходила в разведку, чтобы узнать расположение белых. В Поволжье Рейснер восстанавливала связь между штабом и воинскими частями Пятой армии. В этих походах она мерзла, голодала, кормила вшей своей аристократической кровью.

Ларисе Рейснер, хотя она уже была замужем за красным моряком Федором Раскольниковым, приписывают множество романов. В том числе и со Львом революции – Троцким. Как известно, власть – самый сильный афродизиак. Лев Давыдович в должности наркома по военным делам колесил на бронированном поезде по фронтам Гражданской войны. Брак с Раскольниковым не мешал «богине революции», как называл Ларису Троцкий, проводить ночи под стук колес. Ходили слухи, что муж даже застукал супругу за адюльтером, но потом понял и простил. А Лариса Михайловна сделала даже по нынешним временам невозможную для женщины военную карьеру. Троцкий назначил ее на пост комиссара Морского генерального штаба РСФСР

«Понимаете, ситуация отчаянности порождала в этих от природы талантливых людях способность решать любую задачу. То есть это был принцип щенка, которого бросают в воду. Если щенок хороший, он обязательно выплывет. Раскольников, ее муж, он был мичманом, который толком не успел нигде послужить. И Раскольников считается человеком, который вполне мог решать судьбы всего флота. То есть мы сталкиваемся с тем, что конкретно для 1918 года главной аттестацией является лояльность человека к большевистской партии, к советской власти, ее решениям», – рассказал доктор исторических наук Александр Пученков.

Революция – время идеалистов и авантюристов. Пока Ленин и Троцкий, забыв о материальных благах, мечтали о светлом будущем, Лариса Рейснер купалась в роскоши. Она жила в Адмиралтействе. Обустроила там будуар в восточном стиле. Гостей принимала в халате, расшитом золотом. В 1917 году Рейснер работала в Специальной комиссии по учету и охране Эрмитажа. По Петрограду про Ларису Михайловну ходил слух, мол, из Зимнего алчная мадам прихватила бриллиант, принадлежавший царской семье. 

Розалия Залкинд-Землячка была из идейных. Роскошь, блеск, дорогие наряды и шампанское рекой – это не про нее. В советской печати писали: «Удивительным человеком была Землячка. Не уставала заботиться о людях. Работала, не жалея сил».

Землячку боялись даже соратники по партии. За глаза называли «товарищ Демон». Ведь таких кровожадных дам российская история еще не знала. В 1920 году армия Врангеля оставила Крым, но не все белогвардейцы захотели покидать родную землю. Тем более, что Фрунзе пообещал оставшимся жизнь и свободу. Розалию Самойловну и ее партийного коллегу Бела Куна отправили наводить порядок на полуострове. 

«Они же хитро сделали, Землячка с Бела Куном, они дали объявление по всему Крыму, что все бывшие армейские люди должны встать на учет. Кто не встанет, тот будет расстрелян. Но они представить себе не могли, что будет наоборот, кто встанет, те будут расстреляны. И поэтому там совершенно четко проезжала машина по конкретному адресу, забирала людей, увозила, топила, расстреливала. Это был тихий ужас», – отметил писатель Александр Мясников.

Считается, эту ловушку Землячка и Бела Кун придумали после того, как Троцкий обмолвился, что ноги его в Крыму не будет, пока там есть хотя бы один белогвардеец. Кровавый дуэт принялся зачищать территорию. Да так усердно, что, по некоторым данным, вырезали более 90 тыс. человек. Писали, что пулеметы работали днем и ночью. А потом Розалия Самойловна решила сэкономить патроны. Белогвардейцев грузили на баржи и просто топили в море. Когда же «товарищ Демон» уставала от бумажной работы, то сама садилась за пулемет.

Розалия Самойловна родилась в богатой еврейской семье. Получила хорошее образование. Во Франции, в Лионе, она выучилась на врача. Но спасение человеческих жизней ее не интересовало, юную девушку увлекли идеи спасения человечества. «Стальная Роза» ковалась в сибирской ссылке и во время декабрьского восстания в Москве в 1905 году. Уже тогда она подружилась с оружием, не дрогнув стреляла по царским войскам. Революционный вихрь срывал маски благопристойности. Все, что еще вчера считалось недопустимым, вмиг перестало быть таковым. Убийство классового врага – больше не преступление, а благо. Революция освободила демонов, которые были загнаны в темные уголки человеческой души. 

«Как только нормативы ослабевают, как только грань человек переходит, то он перестает это трактовать как проступок, он перестает это рассматривать как что-то неправильное. И как только меняются эти правила, вот это самое опасное, человек начинает действовать таким образом. То есть это некое допущение: «Тварь я дрожащая или право имею?». Если я разрешил себе старушку убить, то дальше это уже просто бизнес. Одна старушка – рубль, десять – уже червонец. Поэтому человек приходит к некоей тенденции. И ему приходится страдать в некоторых случаях, но не заканчивать это», – подчеркнул психотерапевт, кандидат медицинских наук Дмитрий Ковпак.

Землячку не тронул даже Сталин. Репрессии и партийные чистки 30-ых годов обошли ее стороной. Пошумев в Крыму, «товарищ Демон» поселилась в Доме правительства, где жила вся партийная номенклатура. Замужем «фурия красного террора» была дважды. Но о ее супругах почти ничего неизвестно. В преклонном возрасте одинокая Розалия Самойловна осталась верна себе. По слухам, старушка писала жалобы и доносы на жильцов Дома на набережной, попавших к ней в немилость. 

Розалия Залкинд, конечно, самый крупный, но не единственный бриллиант в этом ожерелье революционерок-палачей. Жадные до крови дамы проявляли себя по всей бывшей Российской империи. Конкордия Самойлова гремела в Екатеринославле, нынче это город Днепр на Украине. Варвара Яковлева жестоко расправлялась «с социально чуждыми элементами» в Петрограде, а Надежда Островская – в Севастополе. Царская власть считала, что женщинам незачем лезть в политику. До 1917 года у них не было права выбирать и быть избранными. Оппозиционные же партии решили в полной мере использовать женский ресурс. И не прогадали. 

Сумасшедшая, ненормальная собака, зверь – так описывают в воспоминаниях Фруму Хайкину. В городе Унече, что под Брянском, она возглавляла пограничный ЧК. В подчинении у нее был отряд китайцев и казахов. Прославилась девушка из благочестивой еврейской семьи не только жесткостью. Говорили, что она никого не стеснялась и справляла нужду на глазах у всех.

«Хая в кожаных штанах», как ее прозвали, могла не моргнув застрелить и старика, и женщину, и подростка. Достаточно было ей не понравиться или вызвать подозрение в контрреволюции. На ее личном счету сотни убийств. Еврейские девушки-революционерки с особым остервенением боролись за власть Советов. Революция вырвала их из черты оседлости и подарила невиданную свободу. 

Кровожадна и романтична. В Унече у Фрумы Хайкиной случился военно-полевой роман со знаменитым красным командиром Николаем Щорсом. Была даже такая песня: «Мы сыны батрацкие, мы за новый мир, Щорс идет под знаменем, красный командир…». Правда, наслаждались войной и друг другом молодые люди недолго: через год Щорс погиб. А вот Фрума Ефимовна быстро сориентировалась в ситуации и присвоила себе звание вдовы Щорса.

«Народ, на самом деле, просил. Писали с Украины, Беларуси: «Нам бы тоже национального героя какого-нибудь». На что Сталин говорил: «А почему, товарищ Довженко, не снять бы фильм о товарище Щорсе?». И абсолютно забытый человек, про которого никто не знал вообще, стал национальным героем. Памятники, фильмы и прочее. Фрома Ефимовна, она же активная, тут же приписала себе фамилию Ростова–Щорс. Она стала главной тетенькой-наследницей. Но она почему–то добивалась эксгумации и перезахоронения. И когда прошла эксгумация, решили обследовать труп. И выяснилась одна удивительная вещь. Товарищ Щорс погиб не от пули белогвардейца, а от пули соратника, потому что выстрел был в затылок. Вот и все. Но это как-то быстро замяли, вся эта история с Щорсом пошла дальше. Она на этом Щорсе сделала все, что только можно», – рассказал Мясников.


В спокойные времена рассказы про свирепых революционерок воспринимаются как небылицы из далекого прошлого. Кажется, что возврат к нему уже невозможен. Но любое общество, в котором еще вчера терпимость, толерантность, права человека были возведены в Абсолют, легко может скатиться в «дикое Средневековье». Сильные политические и экономические потрясения вмиг превращают высокообразованного человека в первобытное существо. Культурный налет каждого из нас слишком тонок и очень уязвим.

comments powered by HyperComments