Отец Хабиба Нурмагомедова – о сыне-чемпионе, Коноре и многоженстве. ЭКСКЛЮЗИВ

15:10 18/11/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

Абдулманап Нурмагомедов – отец и личный тренер Хабиба Нурмагомедова, действующего чемпиона UFC. Кроме своего сына, воспитал еще 18 спортсменов-чемпионов мира. И в результате был включен в Книгу рекордов России как самый успешный тренер страны по боевому самбо.

Уже ставший легендой Нурмагомедов-старший не побоялся прийти на интервью к ведущей программы «Ой, мамочки!» на телеканале «Мир» Анжелике Радж и ответить на самые сокровенные вопросы, в том числе о Коноре Макгрегоре, своей семье и об окончании карьеры Хабиба.

- Вы когда-нибудь пьете успокоительное, когда сражаются ваши подопечные?

Абдулманап Нурмагомедов: Я вообще не знал, что такое уколы и лекарства за эти полтора-два года, за последние четыре года. Мне сказали проверить давление. Оно оказалось 160-180. А когда Хабиб дрался за пояс (осенью 2018 года с ирландцем Конором Макгрегором – «МИР 24»), у меня вообще было 220-230.

- Знаю, что когда был бой Хабиба, вам стало плохо, и скорая приехала.

А.Н.: Да, начали меня забирать. Говорю: «Не надо, дайте мне ваши препараты и все». Отцепил там то, что было на мне нацеплено. И вот препаратами опустили давление с 220 до 160. Так что бой я досмотрел. Врачи были рядом, они помогли. И Хабиб помог.

- То, что Конор и Хабиб ненавидят друг друга – это PR-ход?

А.Н.: Вы как сами думаете, неужели Хабиб похож на артиста? Тем более играть в драмтеатре. Ну, это не его.

- Давайте вспомним ту ситуацию, когда Хабиб выпрыгнул из клетки, у него завязалась драка с командой Конора. На ваш взгляд, кто был неправ?

А.Н.: На самом деле, когда Хабиб избивал Конора на октагоне, команда ирландца кричала и оскорбляла Хабиба. Он ведь знает два языка. Так что понимал, о чем они говорят. Тогда он сказал: «Подожди, я и до тебя доберусь». Поэтому и выпрыгнул.

- А что бы вы сделали на месте сына?

А.Н.: В любом случае, это же могло перерасти в большую драку. Ни коим образом не одобряю. Но на тот момент мне еще мой отец сказал: «Прости его за столько оскорблений в наш адрес». Ну и на встрече потом Владимир Владимирович [Путин] сказал, что можно это прощать. В правилах спортсмена написано: «Уважайте соперника, уважайте судей, уважайте болельщиков». Если этого не делать, то вообще зачем идти в зал?

- Хабибу пришлось нелегко. Его заставили выплатить. $500 тыс. за драку. Плюс еще $250 тыс. за друзей. Это большая сумма для него?

А.Н.: Я думаю, что для нас она большая потому, что Конора наказали на сумму в 10 раз меньше. Когда он напал на автобус, нанес увечья спортсменам, даже тогда было меньше. Это двойные стандарты по отношению к нам, везде и всюду.

- Вы как-то сказали, что если бы встретились с отцом Макгрегора, то задушили бы его. Все так?

А.Н.: Если меня даже привязать, уложить, у него шансов мало. Никаких шансов. Я всю жизнь в спорте, а он где? Мне пять минут дайте, он из-под меня не вылезет. Я всегда в форме в этом плане.

- У Хабиба была ситуация с Егором Кридом, когда он призвал запретить концерт певца в Махачкале. Как прокомментируете?

А.Н.: Помню этот момент. Хабиб же тогда сказал: «Невелика потеря». То, что может приветствоваться в Москве, в ночном клубе, в нашей республике могут осуждать. Мы и Крид – это совсем разные вещи. Если вы читали ту программу, которую они хотели представить в Дагестане. Как ее в Дагестане можно показывать со сцены? Когда со мной разговаривают, обычно признаются, что это неприемлемо. А почему на публику нельзя это осуждать?

- Мы совершенно не знаем о маме Хабиба, о вашей жене. Расскажите немножечко.

А.Н.: Фатима здесь, рядом. Когда она рядом, мне вообще легко и свободно.

- Я знаю, что по вашим законам, по Корану, разрешено многобрачие.

А.Н.: А вы свободны?

- Нет.

А.Н.: Ну, тогда, видите…

- А если бы была свободна, то?.. (смеется)

А.Н.: Нет, ну понимаете, приглашение можно сделать еще трем. То есть всего четыре. Одна есть, вторая намечается, третья – я не знаю, будет ли. Всевышний обращается к мужчинам и говорит: «Берите в жены двух, трех, четырех». А одна может быть даже и инвалидом.

К женщинам надо всегда уважительно относиться. Ну давайте возьмем четыре позиции. Женщина – она чья-то дочь, чья-то сестра, чья-то жена, чья-то мать. Давайте из этих соображений относиться ко всем женщинам.

- По поводу ситуации с флагом. Хабиба постоянно обвиняют в том, что он не выходит с российским знаменем. Что вы об этом думаете?

А.Н.: Нас объявляют: «Dagestan, Russia». Дагестан – это Россия. У нас и большая родина, и малая обозначены. Мы субъект в составе Российской Федерации. Нас объявляют каждый раз, как россиян.

- Когда реванш между Конором и Хабибом будет, как вы думаете?

А.Н.: Слово «реванш» что означает? Это если бы он оказал сопротивление, если бы этот бой был интересен болельщикам. А Конор сдался. Так что просьбы реванша – это PR-ход.

- У Хабиба теперь миллионы подписчиков. Слава и известность его не испортили?

А.Н.: Я не думаю, что испортили. Он начал ее правильно использовать, от этого есть много пользы, но и много нагрузки. Он не может просто вот с сыном выйти за руку на улицу. Он не может пойти с семьей куда-то, не может отвести дочку в детский сад. Да даже просто пойти на базар, купить яблоки. Для него это что-то сумасшедшее. У него восемь телохранителей. Это очень тяжело.

- Как воспитать настоящего мужчину?

А.Н.: Его нельзя оставлять свободным ни на минуту. Это первое. Дисциплина – это второе. Нужно начать с воспитания, потом образование, а потом уже спорт.

- За три занятия вы способны понять, есть ли будущее у спортсмена или нет.

А.Н.: Конечно, достаточно посмотреть разминку, тренировку и увидеть, что в конце выпал из строя. Видно уже. А на третий день – контрольный зачет. Там уже надо ставить оценки и отделять лучших от худших. Худших себе оставляю, чтобы их подтягивать. 

- А это правда, что Хабиб хочет уйти из спорта на 28 победах?

А.Н.: Нет, 28 – маловато. Надо 30. Потом мы соберем весь коллектив, всю команду и решим, что делать. Я думаю, что 30 – достаточно.

comments powered by HyperComments