Россия Примакова

10:31 29/10/2019
Россия Примакова
ФОТО : ТАСС / Мусаэльян Владимир

Чтобы войти в историю, ему хватило всего одного эпизода из собственного премьерства. 24 марта 1999 года, во время перелета на переговоры в США, он узнал, что НАТО приняло решение бомбить Югославию. Прямо над Атлантическим океаном его самолет развернулся и улетел обратно в Россию. Этот эпизод уже записан в учебники истории. О Евгении Примакове говорят именно как о человеке, который вместе с литерным бортом развернул и всю судьбу страны на международной арене. Десятилетие беззубой политики в отношении Запада закончилось.

Евгений Примаков и до сих пор остается одним из самых почитаемых государственных деятелей в истории современной России. Он успел побывать во главе практически всех традиционно важных для страны государственных структур. Служба внешней разведки, министерство иностранных дел, кабинет министров. Разве что президентское кресло так и не примерил, хотя рейтинги и позволяли.

Он умер в 2015 году, оставив Россию без отличного ученого и легендарного государственного деятеля. Но за свою длинную жизнь он успел наработать и на ежегодные воспоминания 29 октября, и даже на памятник перед зданием МИД. Его сегодня откроет президент Владимир Путин. А «МИР 24» в день 90-летия Примакова вспоминает его жизненный путь и главные достижения.

Разведчик на все руки

О детстве и юношестве Примакова известно немногое. Человек долгие годы работал в разведке, поэтому где правда, а где легенда – сейчас сказать уже тяжело. Согласно документам, будущий премьер родился в Киеве 29 октября 1929 года. Отец практически сразу ушел из семьи, а мать, которая работала в сфере медицины, приняла решение переехать в Тбилиси, где и провел первые годы своей жизни. Там он получил образование, а учителя все время отмечали способность Примакова к математике и языкам.

Затем молодой и способный парень отправился покорять Москву. Попал на арабское отделение Московского института востоковедения, а затем окончил аспирантуру экономического факультета МГУ. Совмещая работу на Гостелерадио СССР с научной деятельностью, он уже к 30 годам стал кандидатом экономических наук. Диссертация, конечно, касалась связи советской экономики с экономикой арабских стран.

Возможно, приблизительно в это время его завербовали спецслужбы. Примаков уехал на Ближний Восток, официально работал там корреспондентом газеты «Правда». Сначала жил в Египте, затем в Судане. Добрался он и до Ирака, который находился в состоянии гражданской войны. Консультировал Саддама Хусейна о том, как можно закончить вооруженное противостояние с курдами. Однако план Примакова реализовать так и не удалось.

Провалов у агента Примакова практически не было. Благодаря своим знаниям и интуиции, он четко угадывал, какие шаги Советский Союз должен предпринимать на Ближнем Востоке. Израиль, Египет, Палестина – все успехи отечественной дипломатии в этих странах связаны с Примаковым, который официально находился там для научной деятельности. И для прикрытия действительно написал докторскую диссертацию про экономическое развитие Египта.

Большая политика

Уже в конце 80-х постаревший Примаков наконец смог вернуться в Москву и заняться работой в кабинетах, а не в бесконечных посольствах и дворцах экзотических лидеров ближневосточных государств. Он быстро сделал себе карьеру в партии, которая учла его заслуги на дипломатических фронтах. От обычного депутата за три года Примаков прошел к статусу члена Совбеза и президентского совета, став одним из главных союзников Михаила Горбачева.

Впрочем, разведка тоже не отпускала, так что без работы в силовых ведомствах Примаков не остался. Сначала он возглавил Первое главное управление КГБ, став первым и единственным гражданским руководителем этой структуры, а затем перешел и в Службу внешней разведки.

Удивительно, но даже в не самых поворотливых силовых структурах у Евгения Максимовича получалось принимать уникальные решения. Например, находясь во главе СВР, он поставил цель сделать службу максимально прозрачной. Конечно, без определенной доли секретности в разведке нельзя, но на протяжении долгих десятилетий до этого СВР представляли как ужасную организацию, которая существует в застенках запрятанных под землей объектов, а все сотрудники службы живут исключительно под выдуманными именами. Впервые при Примакове было создано бюро по связям с общественностью и средствами массовой информации. Наконец разведчики стали комментировать свою деятельность для журналистов, что помогло существенно снизить градус демонизации спецслужб.

Реформатор дипломатии

Евгений Максимович до конца жизни считался членом горбачевской гвардии. Говорили, что он не смирился с распадом СССР и всегда стремился вернуть старым партийным деятелям власть. Если они при Союзе руководили страной – то и в России должны. Понятно, что из-за этого Примаков считался чуть ли не главным, не считая членов КПРФ, противником Бориса Ельцина. Тем удивительнее было, что в начале 1996 года его указом президента назначили министром иностранных дел.

Больше всего такое назначение не понравилось странам Первого мира. Еще более-менее понятно, когда старый гэбист продолжает возглавлять Службу внешней разведки. Но отдавать в его ведение внешнюю политику государства? Этого на Западе понять не могли. Примакова всегда считали консерватором, который будет выступать за российский империализм, отказ от тесных отношений с атлантическими странами и прочую повестку, которая явно не устраивала тех, кто долгие годы вкладывал деньги в покупку лояльности России.

Именно период, когда Примаков возглавлял МИД, многие называют началом разворота Москвы на многовекторуную внешнюю политику. Ранее игнорируемые по большей части страны из Азии и Африки наконец получили свою долю внимания от России. Евгений Максимович впервые с распада СССР решил всерьез заняться выстраиванием тесных отношений с Китаем и Индией, таким образом предопределив будущий «разворот на восток», который предприняла страна в нулевые годы. Но самым главным достижением Примакова на этом посту многие считают возвращение авторитета дипломатической службы. Из-за того, что в течение нескольких лет до этого Россия занималась больше внутренними делами, постепенно заниматься иностранными делами становилось непрестижно. Глава МИД заставил повысить зарплаты сотрудникам ведомства, поднял престиж обучения в дипломатических академиях и вузах и буквально выбил министерству здание на Смоленской площади. Ранее сталинская высотка использовалась сразу несколькими ведомствами, но Примаков убедил правительство в том, что у дипломатов должна быть своя отдельная цитадель.

Во главе правительства

В 1998 году в России была сложнейшая экономическая ситуация, а вместе с тем и политический кризис. Ельцину пришлось отставить Сергея Кириенко, а вот выбрать нового премьера было той еще задачей. Дело не в том, что достойных кандидатов в окружении Ельцина не находилось, просто в Госдуме в тот момент у президента не было однозначного большинства. Необходимо было представить такого председателя правительства, который бы устроил и оппозиционную КПРФ. Тут и всплыла кандидатура Примакова. Он был популярен в народе, он был явным консерватором и при этом неплохо зарекомендовал себя в ранге министра. Решение поддержали более 2/3 депутатов.

Отвечая на все опасения либерального блока страны, Примаков не раз отмечал, что он не символизирует ни «красный реваншизм», ни «свертывания реформ». Несмотря на это, на Западе ему не верили. Казалось, что при первом же серьезном испытании бывший разведчик не сможет отказаться от своих империалистических взглядов. Косвенно подтвердил опасения председатель правительства как раз во время знаменитого «разворота над Атлантикой». Несмотря на то, что он летел договариваться о кредите МВФ на $15 млрд, Евгений Максимович предпочел выразить резкий протест против бомбардировок Югославии. Россия не получила деньги и осталась в тяжелейшем кризисе еще на некоторое время – до роста цен на нефть в нулевые – однако, по мнению многих сторонних наблюдателей, получила нечто большее.

Советские граждане, которые долгое время считали себя жителями передовой страны мира, просто не могли смириться с тем, что в 90-е они оказались среди – в лучшем случае – развивающихся стран. Вечная гуманитарная помощь от США и просьбы кредитов просто не могли не создать запрос на сильного лидера, который сможет поставить интересы России выше интересов Запада. Таким человеком оказался Примаков. Когда, спустя всего восемь месяцев после назначения, Ельцин отправлял премьера в отставку, более 80% граждан высказались против такого решения. Впрочем, Борису Николаевичу уже было все равно. Несмотря на то, что по официальной формулировке Примакова отставили за «замедление темпов реформ», все понимали, что Ельцин просто боится популярного политического конкурента. Президент понимал, что власть скоро придется передавать. И нужно потрудиться, чтобы страну возглавил не человек из «горбачевской гвардии».

После Ельцина

В 1999 году Примакова часто связывали с мэром Москвы Юрием Лужковым. Они вместе входили в одну партию – «Отечество – Вся Россия», были ее первыми лицами и выдвигались с общей программой на парламентских выборах. Проиграв только КПРФ Геннадия Зюганова и «Единству» Сергея Шойгу (спустя всего два года «Единство» и «ОВР» сольются в партию «Единая Россия»), Примаков все еще оставался одним из главных претендентов на президентское кресло на грядущих выборах 2000 года. Но допустить во власть консерватора просто не могли олигархи.

Медиамагнаты – в первую очередь Борис Березовский – запустили широкую кампанию по очернению бывшего премьера. И рост экономический замедлился якобы из-за него, и с Америкой Россия поссорилась «благодаря» Примакову. Да и вообще: «Ему же уже 70 лет. Разве может президенту быть 70?» – удивлялся с экранов телевизоров по всей стране Сергей Доренко. В результате Евгений Максимович не стал даже пытаться баллотироваться. Понятно, что против медиамашины, которая выдвигала исполняющего обязанности президента Владимира Путина, шансов не у него не было.

Кажется, что Примаков просто смирился с тем, что в новой реформаторской России для него нет места среди первых лиц государства. От мечты вернуть в руководство страной всех тех, кто определял курс ее развития в 80-е годы, Евгений Максимович отказался. Он уже даже не пытался заниматься публичной политикой. Из Госдумы ушел в 2001 году, чтобы оказаться во главе Торгово-промышленной палаты РФ. Отсидев во главе ведомства дважды по пять лет, Примаков сказал, что и в ТПП ему делать больше нечего: «Два срока – уже достаточно». Это было в 2011 году.

Все последние годы своей жизни он посвятил научной деятельности и работе неофициального советника президента. Путин регулярно встречался с ним, чтобы обсудить вопросы внешней политики. И постоянно прислушивался к советам бывшего премьера.

Примаков остается актуальным политиком и до сих пор. Недаром его книги переиздаются и раскупаются тысячными тиражами. Вся современная российская внешняя политика пошла во многом от него. Несмотря на то, что высшие правительственные посты он занимал всего три с половиной года, Евгений Максимович успел оставить широкое наследие, на базе которого до сих пор работает и МИД, и даже президент. Примаков – это не прошлое. Это настоящее России.

Игорь Кириллов
comments powered by HyperComments