Метаморфозы театра: от классики к авангарду, от авангарда – к нейросети

13:41 29/10/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

Петроград, 25 февраля 1917 года. Толпы демонстрантов на улицах города. То здесь, то там слышатся выстрелы. На Невском проспекте и соседних улицах воздвигаются баррикады. Бастуют заводы и фабрики, стотысячные толпы рабочих шествуют по городу. Лозунги «Долой войну», «Хлеба», «Смерть самодержавию» переплетаются с пением Марсельезы. Революционный маховик раскрутился в полную силу. И в такой обстановке вечером в Александринском императорском театре давали лермонтовский «Маскарад», последнею премьеру царской России.

Последний спектакль императорской России

Режиссеру спектакля Всеволоду Мейерхольду и художнику Александру Головину пришлось под пулями перебегать Невский, чтобы не опоздать на постановку. Вообще-то бытовая драма Михаила Лермонтова – история потерянного браслета, ревности, несправедливой травли мужем жены, смерти и сумасшествия – приобрела какое-то пророческое, фантасмагорическое звучание. Трамваи не ходили, фонари горели тускло, а в зрительном зале дамы сверкали бриллиантами, на премьере присутствовал весь свет.

«Несчастье будет с вами в эту ночь!» – в черном плаще и маске чумного доктора эту фразу произносит Неизвестный в начале спектакля. Спектакль прорицал беду и конец света. Мейерхольд и Головин явили изнуренному, гибнущему императорскому Петрограду зрелище роскошное, пышное и трагическое. «Маскарад» стал самым дорогим спектаклем «Александринки», его бюджет составил 300 тысяч рублей золотом, он готовился к постановке почти шесть лет. Головин изучал материалы по всей Европе, было сделано почти четыре тысячи эскизов карнавальных костюмов. В спектакле участвовало около 200 статистов.

«Каждая мелочь от галстучной булавки, от сережки до огромных занавесов, задников, арлекинов – все было создано в мастерских Императорских театров по эскизам Александра Яковлевича Головина», – говорит Светлана Спирина, руководитель музейно-экскурсионных программ Александринского театра.

Спектакль стал символом гибели царской России с ее пышными великосветскими балами и маскарадами. Ощущение катастрофы передалось в зал. Случайной пулей в фойе театра был убит студент, доносились звуки стрельбы. Император Николай II отдал приказ подавить беспорядки силой. Но силы у империи уже не было. Через несколько дней император отречется от престола. Знаменитая прима-балерина Матильда Кшесинская, бывшая на спектакле, не смогла вернуться домой. Ее дворец был захвачен большевиками.

Революционная метаморфоза театра

Революция перевернула мир театра, из места отдыха он превратился в место действия. Театральным постановкам стало тесно в рамках зрительного зала. Театр выплеснулся на улицы и площади, в каком-то смысле он вернулся к своей средневековой площадной форме. Сценой становился весь Петроград, а зрителями – жители города. Новое время требовало новых форм и новых постановок. Некоторые полагали, что театр, как искусство, вообще умрет и заменится массовыми празднествами, потому что при коммунизме исчезнут все противоречия и конфликты, которые могли служить сюжетом для сцены.

Старые, традиционные театры после Октябрьской революции были в полной растерянности, они не знали, в каком направлении двигаться. Их стали обвинять в нежелании принять революционную действительность, в саботаже. Так, в Московском художественном театре (МХТ) половина труппы во главе с Василием Качаловым была вынуждена уехать за границу. На опустевшей площадке культуры появились авангардисты, футуристы – новаторы, которым старая культура в предыдущие годы не давала раскрыться.

Спектакли должны были учить народ как нужно бороться с буржуазией, вести его в светлое будущее. Театру в этом будущем отводилось почетное место. В нем видели одну из самых могучих сил, способных воздействовать на умы строителей нового общества. Россия покрывается сетью любительских театров: каждая фабрика, полк, каждое учреждение обзаводится собственным театриком. Однако пьес катастрофически не хватало. Поэтому режиссеры смело брали произведения Шекспира, Островского, Чехова и других классиков и переделывали их под нужды нового театра. Отелло превращался в красноармейца, который душил буржуазную гидру Дездемону. В пьесы вводились новые персонажи, менялся финал – все это называлось новым, революционным искусством.

Успех Мейерхольда

Бывший режиссер Александринского и Мариинского императорских театров Всеволод Мейерхольд революцию встретил восторженно и превратился в главного театрального гуру молодой советской республики. Под его руководством в театр приходят гротескные формы, актеры изучают биомеханику. Главное – движение, все системы сходились в одном: не должно быть разницы между сценой и зрительным залом.

Ко дню рождения Льва Троцкого Мейерхольд выпускает спектакль «Земля дыбом» с посвящением «героическому вождю Красной армии товарищу Троцкому». На сцене оказались настоящие грузовики, отряды красноармейцев и пушки. Вместе с автором знаменитого «Черного квадрата» Казимиром Малевичем он ставит к первой годовщине Октября «Мистерию-буфф» Владимира Маяковского. Позже на сцене появятся его пьесы «Баня» и «Клоп». Мейерхольд дал прочитать сценарий актерам Александринского театра, те пришли в ужас. В итоге актеров пришлось набирать по объявлениям, а нескольких персонажей мистерии сыграл сам поэт. Мейерхольд в прологе придумал сцену: актеры разрывают старые, дореволюционные афиши, и их клочья летят по всей сцене, как символ конца прежней жизни. Любовь Мейерхольда к эпатажу и условности в театре помогли ему в постановке «Мистерии-буфф». Этот спектакль стал образцом для формирования массового агитационно-политического театра.

«Революция пожирает своих детей!» – сказал перед казнью знаменитый деятель французской революции Дантон. Главный революционер театра Всеволод Мейерхольд, как и многие другие деятели Октября, был арестован и расстрелян. Поразительно другое – его постановка «Маскарада» продолжала жить на сцене Александринского театра вплоть до начала блокады Ленинграда. Как и премьерный спектакль в феврале 1917 года шел под звуки выстрелов, так и последняя постановка шла под взрывы бомб. Последний раз «Маскарад» в полном его великолепии и сценическом оформлении сыграли 1 июля 1941 года.

Война началась, но жизнь продолжалась, и сезоны в театрах не закрывались. Через сто лет на сцене прославленного Александринского театра (ныне Российский государственный академический театр драмы им. Пушкина) вновь дают «Маскарад». Режиссер Валерий Фокин поставил спектакль под названием «Маскарад. Воспоминание будущего» по мотивам мейерхольдовской постановки 1917 года.

Новая театральная революция

В классическом театре актер на сцене выражает свои чувства словами и жестами, пытаясь передать свои переживания зрителям. А теперь представьте, что актер весь спектакль сидит молча и неподвижно на сцене, а потрясенные зрители бурно приветствуют его игру. Оказывается, он предает свои переживания прямо в мозг зрителей. Фантастика? Нет! Это очередная революция в Александринском театре, на новой сцене которого состоялась премьера медиаспектакля «Нейроинтегрум». Датчики на голове актрисы считывают активизацию определенных участков мозга в зависимости от ее эмоций и с помощью компьютерных технологий выводят данные на экран.

«Мы сейчас подходим к такой страшной, на самом деле, конструкции, в которой мы пытаемся измерить то, что раньше нельзя было, – считает нейробиолог, когнитолог Илья Мартынов. – Например, чувственное восприятие искусства. Мы сейчас пытаемся понять, где настоящее искусство, а где нет. Вполне вероятно, что лет через 10-15 мы будем отправлять художника в томограф, сканировать его мозг и проверять, насколько он искренне подходил к созданию того или иного произведения. И на основе этого критерия будем говорить, действительно он художник или нет – у него по-настоящему активировались зоны творчества или нет».

Тысячи лет театр жил, основываясь на реакции зала. Хорошая игра актера вызывала сопереживание зрителей, но все это основывалось на эмпирическом опыте. Сегодняшняя техника позволяет получать объективные данные об актерской игре. Энцефалограмма и томография мозга актера позволяют увидеть, полностью он выкладывался или нет, насколько сильны его эмоции.

«Если будут очень точные нейроинтерфейсы, которые позволят очень точно читать наши мысли и эмоции, мы откажемся от речи. Сейчас это кажется фантастикой», – заявляет Мартынов.

 «Нейроинтегрум» – это пока эксперимент. Создатели спектакля планируют расширить его, охватить нейросетью не только актера, но и зрителей. Театр станет похож не некий спиритический сеанс, когда в полной тишине люди общаются с духами, подключив свой мозг к единой сети. На смену классическому театру приходят новые технологии. Это революция, это наше будущее, и оно не за горами.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments