Гоша Куценко: Я посвятил Ольге Бузовой песню

16:15 21/10/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

Сегодня на борт «Ночного экспресса» с Алексеем Кортневым зашел один из самых популярных российских актеров. Он снялся больше, чем в сотне фильмов, среди которых «Любовь-морковь», «Елки», «Турецкий гамбит» и «Балканский рубеж». По совместительству Гоша Куценко – музыкант, который записал уже четыре альбома. «Ночной экспресс» сделает остановки в Нью-Дели, Запорожье, Черновцах, Каннах, Белграде и на станции Москва-Театральная.

Станция Нью-Дели

Алексей Кортнев: Конечно, мы все лучше знаем тебя как актера. Ужасно интересно узнать, как началась твоя музыкальная жизнь. В середине 90-х твои первые концерты как певца и музыканта состоялись в Индии. Почему?

Гоша Куценко: Это была импровизация. Индия тогда была очень дикой страной, а у меня был коллектив, который назывался «Баранина 97». Ориентиром для нас была группа «Ноль». В Индии все поют, а что еще делать? Тогда я придумал под гитару какие-то первые песенки.

Алексей Кортнев: Ты сам пишешь?

Гоша Куценко: Первые пара пластинок по музыке были мои, музыканты, с которыми мы вместе более 10 лет, шли навстречу. Аранжировки делали вместе, разумеется. Все, что я мог выжить из своего фортепианного и гитарного опыта, эти профессиональные музыканты изучали с умным видом и говорили: «О, как интересно!» Потом всю музыку, за исключением некоторых моих исповедальных песен, в основном баллад, стали писать ребята. Тексты – мои.

Станция Запорожье

Алексей Кортнев: Экспресс прибывает на станцию Запорожье, понятно почему – это родной город Гоши. Долго ты прожил в Запорожье?

Гоша Куценко: Лет девять, потом уехал на Западную Украину – во Львов.

Алексей Кортнев: Папа твой трудился ни много ни мало первым министром радиопромышленности…

Гоша Куценко: Первым замминистра радиопромышленности. Из него вышел бы и прекрасный министр. Он человек дела, производственник, но я предал его чаяния. Отслужил два года в армии и уехал в Москву, два курса отучился в МИРЭА. В театр меня привела любовь, я влюбился в актрису. Сначала родители с ужасом на это смотрели, вообще не понимали, что происходит. Я начал общаться с какими-то известными людьми, они испугались, а потом, когда я сказал, что поступаю в театральный, мама это приняла. Отец начал действовать наоборот.

Алексей Кортнев: Наш экспресс мчит на всех порах, впереди песня «Ольга». С этой песней связана какая-нибудь история?

Гоша Куценко: Сначала была не «Ольга», а «Настя». Ольга Бузова тогда только начинала, и я понял – это моя судьба, на тот момент песню я посвятил ей. Тогда я еще не знал, что она певица, но у меня были с ней товарищеские отношения. И тут моя помощница, которая помогала мне вести Instagram, как-то утром прислала мне мою фотку из фильма «Любовь-морковь» с надписью: «Мое лицо, когда я слушаю песню Ольги Бузовой». И я это выложил, после чего мне пришло полторы тысячи угроз смерти. Меня просто разнесли девчонки и сказали: ты кто такой? Потом я набираю Олю и говорю: классно я пошутил? Она говорит: «Зачем ты это сделал, мы же с тобой друзья были? Извини, я занята». И все. Проходит год, и появляется сериал «Ольга». Я начал окучивать продюсеров, в результате часть песни вошла в саундтрек.

Станция Черновцы

Алексей Кортнев: Мы прибыли на станцию Черновцы. Именно в этом направлении папа тебя отправил. Что происходило в Черновцах?

Гоша Куценко: Два года службы в рядах вооруженных сил. Я был связистом и должен был уехать в войска, судьба пыталась закинуть меня в другие регионы, в Афганистан, но я получил травму и попал в госпиталь.

Алексей Кортнев: Там, в Черновцах, ты встретил одного из известнейших советских актеров.

Гоша Куценко: В одно из первых увольнений в город я увидел в парке Черновцов, как Георгий Вицин общался с людьми. Это был его творческий вечер. Я подошел, смотрел на него и думал: интересно, кем я в жизни буду? И я взял у него автограф.

Алексей Кортнев: Потом много брал автографов в жизни?

Гоша Куценко: Когда Москва началась, мне начало везти на встречи. Потом, когда я уже стал актером, я начал по-другому к этому относиться. А так – везло, в метро однажды встретил Спартака Мишулина.

Станция Москва-Театральная

Алексей Кортнев: Наш состав прибыл на станцию Москва-Театральная. Расскажи, пожалуйста, как ты осмелился поступить в театральный вуз?

Гоша Куценко: Я влюбился в актрису театра Вахтангова, набрался смелости, подошел и познакомился с ней. Это была Елена Сотникова, которую я увидел в спектакле «Три возраста Казановы». В то время я был студентом МИРЭА и играл в КВН.

Алексей Кортнев: Почему выбор пал именно на школу-студию МХАТ?

Гоша Куценко: В «Щуку» я не прошел по конкурсу. Во МХАТе я, наверно, травмировал психику Ольги Юльевны Фрид и Ивана Михайловича Тарханова. Не выговаривая букву «Р» я читал: «Мне нравится, когда каменья брани летят в меня, как град рыгающей грозы. Я только крепче жму тогда руками моих волос качнувшийся пузырь». Я это говорил абсолютно со скотской серьезностью в лицо Ефремова, Табакова. Они просто оторопели. Я думаю, они допустили, что это мое чувство юмора. Тарханов вышел ко мне и сказал: «Понимаешь, ты творческий человек, но между нами стена». И посмотрел на меня. Я на чистом глазу ответил: «Иван Михайлович, что вы, посмотрите – никакой стены нет» – потрогал его за плечо и посмотрел ему в глаза. Тут он понял, что я философ. Тут я для себя понял, что такое актерская игра. Нельзя ничего играть, нужно констатировать факты. Ольга Юрьевна сказала: «Ваня, его нельзя брать, у него короткая увула». Я оскорбился, сказал «У меня нормально!» – развернулся и ушел. Ассистентка догнала меня у перехода, меня взяли экспериментально на полгода.

Станция Канны

Алексей Кортнев: С чем ты ездил в Канны?

Гоша Куценко: Недавно с «Балканским рубежом». Я продюсировал большое кино, шесть лет этим занимался. На дорожку же я поднимался дважды. Первый раз не помню, а второй раз я был с мультиком «Лесная братва», где я озвучивал персонажа Брюса Уиллиса. В тот день мне исполнилось 40 лет, утром в дверь постучал room service и разбудил нас с супругой. Я злой, еле запахнув полотенце, распахнул дверь и увидел Брюса Уиллиса. Он сказал: «Happy Birthday brother».

Станция Белград

Гоша Куценко: Шесть лет назад мы с моим другом-словаком придумали идею «Балканского рубежа». Сидели, выпивали ракию и говорили об СССР. Мы вспоминали, как быстро летит наша жизнь, и он сказал: «Ты комедийный актер, но сделай что-нибудь серьезное. Что в жизни тебя встрепенуло, когда ты почувствовал, что повзрослел?» Я вспомнил момент в потоке 90-х: эйфория, жизнь впереди, однажды я лежал, смотрел по телевизору, как бомбят Белград. Я позвонил папе и сказал: «Пап, что происходит?» Он говорит: «Сынок, потом поговорим, времена меняются». Он уехал на дачу и просидел там восемь лет. Я решил зафиксировать это тонкое ощущение оторопи, которое у меня произошло. Сценарий мы писали три года, сформировали команду, последние два года снимали. Это история марш-броска наших десантников в Приштину. Ему предшествовала спецоперация, о которой не уведомляли даже президента. Это не привело к каким-то победам, но расставило правильные акценты и заставило прислушаться к нам. Наверное, я патриот. Я вырос на Украине, но живу прошлым и будущим. Прошлое – это мое детство, это великая страна СССР, как бы кто-то ни разрушал те иллюзии, которыми жила эта страна, это идеология моего детства: любви, надежды и веры. Я очень верю и надеюсь, что когда-то мы все соединимся, и мы все это застанем.

comments powered by HyperComments