Как уходила эпоха Хрущева – самого веселого советского генсека?

20:30 20/10/2019

Никита Хрущев был настоящей медийной звездой. В те времена не существовало понятия «интернет-мем», как и самого интернета, а образы в картинках были и остались с нами до сих пор. Как уходила эпоха самого веселого советского генсека – в материале корреспондента «МИР 24» Романа Никифорова.

16 апреля 1964 года Леонид Брежнев награждает в Кремле Никиту Хрущева: к трем звездам Героя Социалистического труда добавляется еще одна – Героя Советского Союза. Накануне лидеру страны исполнилось 70 лет, в его честь устраивают грандиозный праздничный обед. Дорогого Никиту Сергеевича горячо приветствуют соратники, которые два месяца спустя уже обсуждают детали его смещения. К заговору привлекают и председателя КГБ Владимира Семичастного.

«Прикидывались всякие варианты. Вроде того, чтобы его убрать вообще. Бог его знает, я так толком и не понял: то ли отравить, то ли застрелить. Потом зашел разговор, что вот он в Швеции будет и будет возвращаться. Может, остановить поезд, арестовать его, всю семью», – вспоминает председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР (1961-1967 гг.) Владимир Семичастный.

А ведь большинство заговорщиков обязаны Хрущеву лично. Тот же Семичастный из главного комсомольца страны в главного чекиста превращается в какие-то 37 лет. Или вот другие действующие лица: товарищ Подгорный Николай Викторович. Хрущев доверяет ему Компартию Украины, а затем переводит в Москву – секретарем ЦК. Наконец, товарищ Брежнев Леонид Ильич. После смерти Сталина остается не у дел, и на партийную работу его возвращает именно Никита Сергеевич и опекает дальше. В 60-м Брежнев становится председателем президиума Верховного Совета. По сути, это третья должность в стране после первого секретаря ЦК и главы Совета министров, их совмещает сам Хрущев.

Все трое связаны с украинской партийной элитой, как и Хрущев, он руководил республикой при Сталине. Так что к местному ЦК особое внимание. В 64-м его возглавляет Петр Шелест.

«Два человека были главные закоперщики - это Брежнев и Подгорный», – сказал первый секретарь ЦК Компартии Украины (1963-1972 гг.) Петр Шелест.

Некоторые историки полагают, что здесь не обошлось и без будущего «серого кардинала» партии – Михаила Суслова.

«Суслов раскочегарил это. Он предпочитал всегда стоять в стороне, в тени, за кем-то и манипулировать людьми», – отметил историк Юрий Жуков.

Подготовительная работа идет с начала года. Приватные разговоры на дачах, поездки по республикам, поиск поддержки на всех уровнях. А когда информация все-таки доходит до окружения первого секретаря, уже слишком поздно.

«Я был тот человек, который его предупредил, что все это готовится. Это было где-то за месяц до отставки, примерно в середине сентября», – признался сын Никиты Хрущева Сергей Хрущев.

Сын Никиты Хрущева Сергей, который сегодня живет в Америке, вспоминает, что отец ничего не предпринимает. Он все-таки рассчитывает уйти в отставку по собственному желанию, а напоследок хочет провести еще одну реформу.

«Он подготовил новую Конституцию, в которой был постоянный парламент, перед которым отчитывалось государство, были выборы из нескольких кандидатов, даже шла речь, чтобы учредить новые партии», – рассказал Сергей Хрущев.

Хрущев хочет перемен: положение дел в стране его самого не устраивает. Буксует экономика, проблемы в сельском хозяйстве, народ сочиняет анекдоты. Никита Сергеевич требует результатов любой ценой. Скидок не делает никому – даже видным деятелям партии и правительства.

«Он, как и все советские руководители, верил, что все дело в кадрах. Увидел председателя совхоза замечательного, сделал его министром, а он не годится в министры, он его снял, потом следующего. Но тот, кого сняли, у него же жизнь сломана. А Никита Сергеевич вообще пришел к выводу, что вся эта номенклатура не годится и всех их нужно снять. И открыто всем сказал: я вас всех заменю», – заявил историк Леонид Млечин.

Американский историк Уильям Таубман за биографию Хрущева получил Пулитцеровскую премию. Он уверен: в такой обстановке «дворцовый переворот» лишь вопрос времени.

Интересная «нобелевка»

«Его главное достижение в том, что он начал десталинизацию в Советском Союзе. Его главный недостаток – он был непостоянный, импульсивный лидер: начинал реформы, затем реформировал свои же реформы, отменял их, отрекался от своих идей. Это настраивало против него советских граждан, а особенно его политических оппонентов», – уверен историк Уильям Таубман.

И вот партийная элита наносит ответный удар. От репрессий решено отказаться, времена не те.

«Я не пошел ни на аресты, ни на то, чтобы физически убирать. Потому что это был бы не только заговор, но и преступление», – отметил Владимир Семичастный.

Дожидаются, пока первый секретарь уезжает на отдых в Пицунду. Обычно здесь, на черноморской даче, кипит жизнь: к Хрущеву приезжают с просьбами, проводят совещания, но в октябре 64-го тишина, никого, якобы не хотят беспокоить. Тревожный сигнал – смена начальника охраны. Многие годы Хрущева сопровождает Никифор Литовченко, но вдруг появляется новое лицо – Василий Бунаев.

12 октября с Байконура взлетает корабль «Восход» – впервые в истории с тремя космонавтами на борту. Никита Сергеевич по традиции ждет звонка и отчета, но никто не звонит. Вот воспоминания его сына 30-летней давности.

«Мне стало не по себе. Обычно каждый пытался позвонить первым, чтобы сообщить радостную весть. Сегодня, оказалось, о Хрущеве забыли, его сбросили со счетов. Его просто уже не существовало», – сказал Сергей Хрущев.

А вечером звонок из Москвы. Брежнев зовет Хрущева на Президиум ЦК для решения каких-то срочных вопросов по сельскому хозяйству. Никита Сергеевич понимает, что так не бывает, но все же вылетает на следующий день в столицу на закрытое заседание, где не ведут даже стенограммы.

«Все поняли, что единогласно решат снимать. И никто уже не боялся ничего, высказали все, что думали. Хрущев поник», – говорит Юрий Жуков.

«Он говорит: напишите заявление, я с вами, говорит, спорить не буду. У нас с вами одна идеология, одна концепция. Вы же трусили, товарищ Брежнев. И все же вы трусили», – вспоминает Петр Шелест.

Хрущев просит только об одном: дать ему выступить с прощальной речью на пленуме.

«Брежнев первый – нет, это не будет, но Суслов его поддержал. И тут у него слезы потекли в этот момент. И лицо его до сих пор у меня в слезах», – добавил Шелест.

В итоге на пленуме звучит только доклад Суслова, а место Хрущева занимает Брежнев.

«Брежнев учел его уроки. Потом он будет заботлив и ласков со всем партийным аппаратом, будет звонить им. И при нем люди будут сидеть до конца жизни, если не совершил чего-то невероятного, человек сидел до самой своей смерти», – подчеркнул Леонид Млечин.

Никита Хрущев же снова отправляется на дачу. Правда, уже не черноморскую, а подмосковную. Вспоминает, что был слесарем, своими руками делает водопровод, мастерит теплицу. И с грустью наблюдает, как партийные лидеры и историки постепенно делают из него фигуру малозначительную и даже комическую.

«Он сказал: «если я сделал только одно, что можно было отстранить от власти первое лицо в государстве без крови, я считал бы, что прожил жизнь ненапрасно», – вспоминает Сергей Хрущев.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments