Бомба для Сталина: как СССР создавал атомное оружие

19:37 29/09/2019
ФОТО : DPA/TASS

29 августа 1949 года Советский Союз испытал первую атомную бомбу, однако мир узнал об этом лишь через месяц. Разработки по личному распоряжению Иосифа Сталина велись в ускоренном режиме, ресурсов у ослабленной войной страны не было. Подробнее о советском ядерном проекте – в материале корреспондента телеканала «МИР 24» Максима Красоткина.

Ударная волна информационного эха от испытаний первой атомной бомбы СССР дошла до мирового сообщества спустя месяц. Президент США Гарри Трумэн заявил об этом в своем обращении к нации 23 сентября. Сама бомба была испытана в августе, 29-го числа. Советский Союз все это время сохранял интригу.

Сообщение ТАСС, опубликованное в газете «Правда» от 25 сентября 1949 года, было без каких-либо подробностей. Такой ответ заокеанским союзникам, которые зафиксировали испытания. Написано: да, какой-то взрыв был, но в Советском Союзе их много, ведутся стройки. И вообще: секрет атомной бомбы - давно не секрет, и СССР овладел им уже в 1947 году. Может быть, поэтому сообщение было напечатано лишь на второй полосе, так, между прочим – между заметкой о декаде таджикской литературы в Москве и осуждением чьего-то фельетона.

Создание атомного оружия для СССР было оправданным шагом после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. То же самое США уготовили и городам СССР, нанеся на карту основные промышленные центры. Но еще до войны ученые всего мира знали, что если в одном месте собрать определенное количество радиоактивного вещества, то произойдет мгновенное выделение тепла – взрыв. Но Штаты не были ослаблены войной, потому советские ученые начали работы позже. Им помогала разведка. Рассекреченные документы СВР глава ведомства Сергей Нарышкин передал Курчатовскому институту.

«70 лет назад на Семипалатинском полигоне прозвучал взрыв первой советской атомной бомбы. Это послужило наглядным предостережением для недавних тогда союзников, США, от поспешных попыток переиграть итоги Второй мировой войны и ввергнуть мир в пучину очередного глобального конфликта», – отметил руководитель спецслужбы.

Советским разведчикам удалось завербовать несколько американских ученых и сотрудников спецслужб, позже их назовут «кембриджской пятеркой». Ким Филби, Дональд Маклин, Энтони Блант, Гай Берджерс и Джон Кенкросс создают разрушительное оружие, но при этом уже тогда понимают, что монополия на него не должна быть только у одного государства.

«Они были «леваки». Для них были важны идеи социализма и коммунизма, они были идейными людьми. Они работали не за деньги (хотя, деньги, конечно, получали), а за идею», – указал научный руководитель Госархива Сергей Мироненко.

В качестве заряда для бомбы было решено использовать плутоний, а он в природе нигде не встречается. Это побочный продукт облучения урана. В то время в СССР уран в промышленных масштабах не добывали. Поэтому пришлось открывать новые рудники. Залежи ценного вещества оказались в республиках Центральной Азии: в Таджикистане, Узбекистане и Казахстане.

«Возили в мешках на ишаках этот уран. Добывали, привозили на заводы, а там перерабатывали», – рассказал советник президента Курчатовского института Николай Кухаркин.

Чтобы из урана выделить плутоний, нужен был реактор. Его решили построить тогда еще на окраине Москвы. Место, где создавался ядерный щит страны, внешне не отличался от деревни Щукино, где тогда располагалась «лаборатория номер два» – будущий Курчатовский институт. Так что с самолета-разведчика не разглядишь. Те же одноэтажные домики, а вход в сам реактор сделали больше похожим на погреб, в котором хранят картошку и домашние заготовки.

Сейчас первый в Евразии реактор Ф-1 (буква «Ф» значит физический) заглушен навсегда. Но именно на нем Игорь Курчатов получил первые образцы плутония. Причем это были микрограммы, но в Москве отрабатывался сам принцип его добычи.

Во время опытов по наработке плутония Курчатов пошел на нестандартные меры безопасности. На видное место клал топор, которым в случае нештатной ситуации должны были перерубить канаты, на которых держались стержни аварийной защиты реактора. Пульт 1940-х годов был собран буквально на коленке – ни о какой автоматике и речи не было. Все процессы запускались вручную с помощью лебедок. При этом нужно было экспериментально понять, как вообще работает ядерный реактор. Для понимания один за другим собрали еще четыре образца. 

Для создания первого советского атомного реактора потребовалось 420 тонн чистейшего графита. Малейшие примеси в нем просто поглощали бы нейтроны и не давали запуститься цепной реакции. Тогда ученым пришлось поработать не только головой, но и руками: они на себе таскали и укладывали графитовые кирпичи. В такелажных работах принимал участие и сам Курчатов.

Коллектив ученых собирался по всей стране. Многие тогда воевали. Например, Игорь Курчатов был на флоте и придумал способ борьбы с магнитными минами, который применяется и сейчас. Тогда руководство атомным проектом от Вячеслава Молотова перешло Лаврентию Берии. Тут глава НКВД показал всю мощь административного аппарата. Многих ученых он тогда вытащил из тюрьмы и наладил сотрудничество разных ведомств – как бы сейчас сказали, эффективный менеджер.

«У нас находится архив МВД-НКВД, и там много резолюций Берии. Резолюции Берии отличаются от всех резолюций – это конкретные поручения. Берия никогда не писал ни к чему не обязывающих резолюций: «прошу рассмотреть и доложить», – отмечает Мироненко.

Уже в те годы советские ученые озаботились и другими проблемами: а что будет, если в поисках плутония реактор разогнать на полную мощность, взорвется ли он? Оказалось, что он просто остановится. Уже тогда советские физики изучали, как атом влияет на все живое.

«Сразу начались биологические эксперименты, потому что непонятно было, как это воздействует на человека. Конечно, исследования проводили на собаках, кроликах, мышах. Прямо здесь, на крышке этого реактора стояли клетки, в которых облучались животные», – отметил советник президента Курчатовского института Николай Кухаркин.

Секретность была под стать работам. Вместо слов «атом», «реактор», «уран» в документах обычно был пробел, куда физики от руки вписывали нужные слова. Даже целые коллективы не могли понять, что они строят оружие будущего.

«Токарь, который вытачивал какую-нибудь металлическую часть в Сибири, понятия не имел, что делает. Миллион человек участвовали в проекте и не знали об этом. Даже солдат, который стоял в оцеплении, понятия не имел, что происходит на полигоне», – говорит директор Института ядерной физики Казахстана Кайрат Кыдыржанов.

При этом, изучая американские чертежи, добытые разведкой, физики понимали, что в СССР наука продвинулась куда дальше. Например, у Советского Союза был самый чистый плутоний, который делал бомбу более мощной – нейтроны бегали быстрее.

«Идут эксперименты по среднему времени жизни нейтрона, и у нас получается немножко больше, чем у американцев. И Курчатов, поглаживая свою бороду, говорит: очевидно, советский нейтрон крепче», – вспоминает отец Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса.

Священник Александр Ильяшенко без малого 30 лет отработал в Курчатовском институте. Он делал реакторы для подводных лодок. В начале 2000-х после законов физики он стал изучать Закон Божий.

«Одно другому совершенно не мешает. Более того, помогает, потому что апостол Павел говорил, что вера – от знания, а знание - от слушания слова Божьего», – напомнил священник.

При этом отец Александр говорит, что физиков первой волны от остальных отличало чувство юмора и смекалка. Взять, к примеру, первый пульт управления подрыва атомной бомбы. Вроде нажал кнопку и все, но нет. Советские ученые уже тогда понимали ответственность.

«Чтобы ручку, которая активирует атомную бомбу, кто-то случайно не задел, ее оснастили защитой. Одна линия защиты, вторая линия защиты, а третья – это амбарный замок, который повесили ученые», – рассказал научный руководитель Госархива.

На полигоне в Семипалатинске, где проводили испытания, бомба не падала с самолета. Начинку, то есть заряд, подвесили на вышке и подорвали. Увидели, что система работает, но корпус снаряда готовили долго. В аэродинамических трубах продули больше ста вариантов оболочки бомбы. Она должна была падать только вертикально.

Про советскую атомную бомбу острые языки говорили: она смотрит противнику в глаза. Действительно, круглые отверстия очень сильно их напоминают. Внутри под прозрачным оргстеклом находятся антенны высотомера, подключенного к взрывателю, который должен был активировать заряд на определенной высоте. Если бы он не сработал, то в дело включились бы датчики атмосферного давления. Они тоже меряют высоту, но по другому принципу. Если бы отказали и они, то при ударе о грунт нажалась бы обычная красная кнопка.

Советская бомба легла на чашу ядерных весов, тем самым сохранив баланс сил. План США по ядерной бомбардировке 20 крупнейших городов Советского Союза был сдан в архив – как оказалось, навсегда.

Через 70 лет история повторяется. Выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, по сути, дает старт новой гонки вооружения. Об этой опасности все громче говорят в странах Содружества. На этой неделе первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил: «Планета вновь оказалась у опасной черты». Именно он в 1991 году закрыл Семипалатинский полигон, а в 1996-м инициировал подписание Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

«Если произойдет Третья мировая война с применением средств массового уничтожения, она может стать последней для нашей цивилизации. У наших народов давно сформировался сильный запрос на бесконфликтное существование, жизнь без страха сегодня и веру в завтрашний день, будущее наших детей и внуков», – уверен елбасы.

Президент России Владимир Путин направил в столицы нескольких десятков стран письма. Он предлагает безотлагательно ввести мораторий на развертывание ракет средней и меньшей дальности. Об этом стало известно на этой неделе. Как уточнил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, послание Путина не подразумевает ответных писем. Однако и понимания оно пока не встретило. Послание получили лидеры Германии, Франции, Испании, Чехии, Турции, а также руководство Евросоюза и НАТО. Везде заявили, что изучают предложение Кремля, кроме штаб-квартиры Североатлантического альянса. Там по-прежнему обвиняют Москву в нарушении договора. Но как добавил Песков, Россия продолжает «последовательно и аргументировано» доказывать свою правоту.

Публично идею поддержала Беларусь. Глава МИД Беларуси Владимир Макей выступил с трибуны ООН.

«Возникла реальная угроза появления таких ракет с подлетным временем в несколько минут в различных регионах мира, в том числе в Европе. Это неизбежно повлечет за собой дальнейший рост напряженности, новый виток политической и военной конфронтации, повышение риска ядерного апокалипсиса. Поэтому мы выступаем за безотлагательные совместные действия по сохранению достижений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в нашем общем доме, на европейском континенте», – заявил министр.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments