«Ногу свело» – о кино, лихих 90-х и счастье

17:22 24/09/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

«Ночной экспресс» продолжает свое музыкальное путешествие! На этот раз попутчиками Алексея Кортнева стали музыканты одной из самых популярных рок-групп нулевых – «Ногу свело».

Основатель и лидер группы Максим Покровский изначально собирался пойти в большую авиацию. Но после института отправился совсем в другую сторону. И все же облетел весь мир! Он может добыть себе еду любым способом, а о его вспыльчивости слагают легенды. И даже подростки завидуют его бесконечной энергии. Живая музыка и беседы «за жизнь» – только в нашем «Ночном экспрессе»! Присоединяйтесь. 

Алексей Кортнев: Я слышал, что ты называешь «Лилипутскую любовь» трагической песней. И очень сильно негодуешь, когда ее называют смешной.

Максим Покровский: В былые годы такое было. Сейчас это уже прекратилось. Знаешь, какие журналисты были в 2000-х, подходили и говорили: «Ну, я вообще-то не ваша фанатка. Скажите, а почему ваши песни про всяких там карликов?». Я объяснял, что это не карлики, а маленькие люди. И не «всякие».

Станция Панама

А.К.: С тобой часто ассоциируется передача «Последний герой». Там ты с другими звездами выживал в Панаме. Там были какие-то совсем жесткие приключения?

М.П.: Я не могу сказать, что они были более или менее жесткими по отношению к остальным сезонам, я принимал участие только в четвертом и пятом.

А.К.: А как появилась песня «Я – не последний герой»? Это был какой-то внутренний заказ?

М.П.: Это очень хорошее слово, это был прямо внутренний и именно заказ. Дело в том, что когда я пошел на это шоу, у меня были две причины, которые я публично и честно оглашал. Первая причина: продвижение для «Ногу свело». Я знал, что это нужно отработать. А второе – это то, что я очень хотел. Знал, что не прощу себе, если не поеду. У песни «Не последний герой» две версии. Одну я написал после четвертого сезона, а вторую – перед пятым. И какие-то куплеты я дописывал уже на острове.

А.К.: Сколько в результате дней ты пробыл в Панаме?

М.П.: Больше 30 дней. Я выбыл пятым с конца. По съемочным дням я добрался до предпоследнего дня съемок. И я выбыл на состязаниях. Никто и никогда меня не вышибал!

А.К.: Теперь расскажи о своей истории на программе «Форт Боярд».

М.П.: На «Форт Боярд» я появился между «Героями». А главное, чему ты учишься на «Последнем герое» – это воровать. Причем ты сначала берешь, а уже потом думаешь, надо тебе это или нет. Был такой случай: сидим мы, у нас обед в комнате для команды. Я говорю: «Чуваки, хотите вина?». Они говорят: «Хотим!». Ну, я иду на первый этаж, где располагалась столовая. Я захожу и говорю: «А можно вина?». Мне отвечают: «Нет! Вот будет обед, вас пригласят, вам дадут». Все ушли, а я вино забрал с собой и принес команде!

Станция Зорге

А.К.: Скажи, песня «Самурай» ведь о том, что тебя все эти 30 лет невозможно было свернуть с пути, который ты выбрал?

М.П.: Людей бесит твоя независимость. У нашей группы все началось в самом конце 1987 года, на улице Зорге, где мы нашли репетиционную базу. Мы стали членами Московской городской творческой лаборатории рок-музыки при МГК ВЛКСМ. На правах кандидатов. Это значило, что концерты нам давать еще не разрешалось. Но у меня была бумажка, согласно которой я являюсь руководителем коллектива. С ней можно было прийти в любое место и доказать, что ты не просто с улицы, а музыкант.

А.К.: А как вы вообще кормились? Откуда средства на содержание группы?

М.П.: Вложений было не нужно делать. Рок-лаборатория устраивала какие-то концерты. Репетиционную базу нам дали бесплатно благодаря тому, что несколько раз сыграли для пьяных в «красном уголке» для МАЗистов. И там мы три или четыре года репетировали. Так что особо ничего не надо было делать.

Потом, когда мы уже были относительно внятными, году в 1992-1993, нам помогала прекрасная группа «Сенкевич International». Там был барабанщик Денис Петров, чьи друзья занимались ликеро-водочным бизнесом. Мы приносили эти напитки себе домой, а потом продавали их в местные ларьки. Также торговали часами в метро, но у меня несколько раз своровали на большую сумму, чем я заработал. Ну и еще пару раз удалось продать болгарские презервативы, которые я в соседней аптеке покупал.

А.К.: Ты участвовал в нескольких кинопроектах. Среди них – музыка для фильма «Турецкий гамбит». Расскажи, как она создавалась. 

М.П.: Она создавалась так: Анатолий Максимов – это главный в киноредакции Первого канала – был вдохновлен предыдущей нашей песней к фильму «Азазель». Он хотел, чтобы мы какую-то контрастную песню для «Турецкого гамбита» написали. Я и написал. Что мне нравится, так это то, что тема понятная: война и все, что с ней связано.

Станция Таблово

А.К.: Расскажи о деревне Таблово, где ты живешь.

М.П.: Все просто. Выходишь на станции «Таблово» – получаешь в табло. (смеется)

На самом деле, это прекраснейшее место в трех километрах от города Руза, который я называю Руза-кукуруза. Я считаю, что это жемчужина Подмосковья. Мы там проводим больше всего времени, в остальное время живем либо в Москве, либо в Нью-Йорке.

А.К.: А как появилась эта твоя дача в Таблово?

М.П.: Она появилась так: мы очень давно хотели найти себе место, очень много путешествовали с женой по Подмосковью, случайно заехали под Рузу и увидели бывшую воинскую часть. Мы купили там два безумно дешевых кусочка земли. И еще один – с бомбоубежищем. Правда, пока ничего с ним не сделали.

А.К.: Ты хороший дачник? Много своими руками делаешь?

М.П.: Да нет. Правда, жена говорит, что я лучший копатель. Потому что это дает мне отдохнуть от умственного труда. Не надо думать – просто берешь и копаешь. Это счастье.

Послушать живые выступления лучший российских музыкантов вы можете по пятницам в 22:00 на телеканале «Мир».

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments