Никита Малинин – о «Фабрике», влиянии отца и «Котенке»

07:29 17/09/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

Сразу после победы в «Фабрике Звезд-3» Никита Малинин стал звездой всероссийского масштаба. Он привлекал миллионы девчонок и парней своим артистизмом, харизмой, сильным голосом и чувственными песнями. Правда, вокруг самого участия артиста в «Фабрике» ходила масса слухов, причем не всегда приятных. Одна из самых распространенных в то время легенд гласила, что Малинин победил только благодаря влиятельному отцу.

У Никиты всегда было много поклонниц. Одни мечтали об отношениях со своим кумиром, другие ни на что не рассчитывали, ведь искренне верили в роман Малинина и Маши Вебер. Однако на самом деле уже во время участия в проекте певец был женат. Он живет со своей супругой Натальей уже 20 лет. Зачем Никита скрывает свою жену от прессы? Почему он резко пропал со сцены и телеэкранов? Правда ли, что в детстве он чаще видел своего отца по телевизору, чем в живую? Об этом и многом другом Малинин рассказал в интервью ведущей программы «Ой, мамочки!» на телеканале «Мир» Анжелике Радж.

- Сразу после «Фабрики» твои рейтинги взлетели вверх. А потом ты внезапно пропал со сцены. Почему так получилось?

Никита Малинин: Там было две причины. В первую очередь, это был мой выбор. Потому что я, конечно, не был готов к такому успеху. Но я не жалею, что я тогда притормозил. Я в это время набирался жизненного опыта и профессионализма. Все-таки я считаю, что музыкант – это не сила PR, когда тебя раскрутили из-за красивого лица, это умение петь, танцевать. Так что я изучал эту профессию, набирался опыта. Я писал музыку и искал себя.

То, что было в спешке написано на «Фабрик звезд» – это была не совсем моя музыка. 

Вторая причина, по которой многие «фабриканты» со временем перестали появляться, состоит в том, что у нашего шоу-бизнеса есть своя тусовка. Те, кто подписали контракты с продюсерами, остались. И вот ко мне раньше подходили люди, говорили: «Никита, вот вы пропали, как вы могли?». А я себя чувствовал виноватым. Но потом я осознал, что не все так легко. Я может был бы и рад быть на сцене, но тогда говорили конкретно: ты конкурент – тебя убирают. На эстраде не может быть сразу одновременно 10 поющих мальчиков. Может быть один первый и один второй. Ну и где-то там третий. Остальных убирают.

- Чем ты сейчас занимаешься? Перечисли свои проекты.

Н.М.: У меня один проект – написание музыки. Я пишу музыку. Сейчас жена мне сделала подарок на Новый год, подарила самый мощный компьютер. Для меня это стимул. Потому что программы постоянно совершенствуются, а я благодаря этому приобретаю новый опыт в аранжировках.

Но я, честно говоря, не очень много времени сейчас провожу. Мы переехали загород, а там надо постоянно что-то копать. А если еще и с тещей живешь, то вдвойне надо что-то копать. У нее нужно покосить, у себя нужно покопать. Пока туда-сюда – уже и день проходит.

- То есть, выступлений пока нет?

Н.М.: Ну почему же, есть. Это какие-то ночные клубы, Дни города чаще всего. Нет таких концертов, где большой зал, сидячие места и вход по билетам. Такое я, думаю, сейчас не соберу. Я съел уже эту «звездность», поигрался с ней, мне оно быстро надоело. У меня нет самоцели кричать всем: «Смотрите, я есть!». Я хочу внутреннего баланса в душе. Хочу получать удовольствие от того, что я делаю. И хочу, чтобы люди получали удовольствие. В моем возрасте нужно быть стопроцентно честным со зрителем и с собой.

- По слухам, участие в «Фабрике» можно было купить за $35 тыс. Правда?

Н.М.: Нет, все бесплатно было. В это мало кто верит, говорят, что отец проплатил. Но он даже не знал, куда я иду. Я сообщил ему только когда уже прошел кастинг. Более того, на финальном концерте он начал раньше уезжать: был уверен, что я не займу финальное место. Уже в тот момент, когда он уезжал, его догнали и сказали, что я победил. Пришлось срочно возвращаться.

- Говорят, что в 11 лет ты уже получил ведущую роль в одном из спектаклей в МХТ имени Чехова. Это правда? Как так получилось?

Н.М.: Ну да, одна роль. Это был спектакль Николая Скорика. Там еще Андрей Панин играл отца моего. А я – птицу Додо. Меня просто заметили в школьном спектакле. Я пел песню, у меня раньше очень звонкий голос был. А режиссер как раз такого искал. Мы, кстати, целый год в Большом театре репетировали. 

Папа, если что, мне не помогал. У меня была другая фамилия, да и общались мы редко. Папа мне никакой подачки в жизни не делал. Я денег никогда у папы не просил. Папа не дарил мне ни автомобиль, ни квартиру, ничего. Я все делаю сам.

- Сейчас с отцом общаешься?

Н.М.: Да, сейчас общаюсь. У нас был момент, когда мы не общались, но это была такая пауза в отношениях. Как раз после «Фабрики». Сейчас с отцом общаемся, три года подряд я у него в концерте был. Но сейчас, наверное, уже такого не будет. Потому что надо уже что-то новое придумать.

- А почему после «Фабрики» перестали общаться с отцом?

Н.М.: Эмма (третья жена Александра Малинина – «МИР 24») резко захотела стать моим продюсером. И она им стала, я даже не успел опомниться. А я видел себя на совершенно другой дороге, у меня были совершенно другие планы. На этом мы друг друга не поняли и разошлись. Несколько лет вообще не общались. А потом как-то благодаря родной крови притянулись, встретились, поговорили нормально, по-мужски. Все эти старые обиды отбросили.

- О твоей жене очень мало информации, будто ты ее держишь в тайне. Какая она?

Н.М.: Очень потрясающий, хороший, настоящий человек. Заботливый, любимый. Она на два года старше меня. Москвичка, со своей квартирой. Первое время я как раз у нее жил.

- Поддерживаешь ли ты своего отца, репутация которого страдает из-за скандалов с бывшей женой Ольгой Зарубиной?

Н.М.: Конечно. Всячески поддерживаю. Хочется, чтобы этот кошмар уже остановился. На мне это тоже отражается. Наверное, иногда нужно вступать в диалог. Потому что нельзя позволять, чтобы одна сторона говорила, а вторая молчала. Потому что я знаю изнутри, что многое – неправда. 

- Не чувствуешь себя неловко, исполняя в свои 38 лет тинейджерскую песню «Котенок»?

Н.М.: Конечно, чувствую. Меня достала эта песня, я не хочу ее петь. Но концерты-то из-за нее. Люди хотят услышать эту песню. Они позволяют мне петь что угодно, лишь бы в конце был «Котенок». 

- Правда ли, что в детстве ты видел своего отца по телевизору чаще, чем вживую?

Н.М.: Каждый год он приезжал ко мне на день рождения. Для меня это был потрясающий праздник. И подарки папа привозил хорошие. По поводу «видел чаще по телевизору» – так телевизора долгое время не было. Ходили на другой этаж смотреть «Спокойной ночи, малыши». Дедушка у меня работал столяром, мама – прачкой в детском саду, чтобы меня туда устроить.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ