Эмин Агаларов – о деньгах отца, дочери президента и музыке. ЭКСКЛЮЗИВ

09:06 10/09/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

Эмин Агаларов – мечта многих женщин. Он состоятельный и талантливый красавец. Однажды мужчина вошел в бизнес своего отца Араза Агаларова, одного из самых богатых бизнесменов России. Но, встав на ноги, Эмин пустился в собственное плавание. И даже построил медиахолдинг. Бренд всего за четыре года раскрутился настолько, что теперь его знают во всех уголках постсоветского пространства.

Будущий певец Эмин родился в Баку. Его детство прошло в Москве, а подростковые годы – в Европе и Америке. Именно за границей Эмин сделал свои первые шаги и в бизнесе, и в музыке. Свой первый русскоязычный альбом он презентовал в 2013 году. 

Первой женой Агаларова стала дочь президента Азербайджана Ильхама Алиева Лейла. Пара воспитывала сыновей-двойняшек и приемную дочь. Спустя девять лет брак распался, но Эмин и Лейла остались друзьями. Второй супругой стала российская модель Алена Гаврилова. Как Эмину удалось сохранить отношения с бывшей женой? Важно ли Агаларову-младшему стать успешнее своего отца? На эти и многие другие вопросы певец ответил ведущей программы «Ой, мамочки!» на телеканале «Мир» Анжелике Радж.

– Ваш отец, по последним данным, занимает 52-е место в списке Forbes. А вот вашего имени в списке самых богатых людей России нет. Вы считаете себя богатым человеком?

Эмин Агаларов: Естественно, считаю. И по многим причинам. Совершенно точно – по количеству детей. Это мое главное богатство. По количеству изданных песен, думаю, тоже. А если говорить о деньгах, то это такой инструмент. Ни я, ни мой отец никогда не ставили задачу заработать много денег. Иногда есть проекты, на которые всегда не хватает средств, поэтому когда Forbes пишет о $2 млрд, то их по факту физически нет. Они нигде не лежат. На эти деньги построены дома, недвижимость. Есть какие-то кредитные обязательства. Перед Сбербанком у него долг $1.85 млрд. Это тоже огромная ответственность. На самом деле, это бизнес, это работа, это ежедневный труд. 

А есть что-то такое, чего вы долго хотели, о чем долго мечтали, но не могли себе позволить?

Э.А.: Выход своего первого альбома я совершенно точно не мог себе позволить. До 26 лет. Хотя мечтал я об этом намного раньше. Первый записал вообще в 18 лет. В какой-то момент я понял, что попробую и сделаю этот шаг. А из такого, что можно купить за деньги, мне никогда ничего не хотелось. Я не ношу дорогие часы… Ну вот машину хотел, но довольно рано начал зарабатывать достаточно, чтобы ее себе позволить. Это был Jeep Wrangler за $18,5 тыс. Потом, я, кстати, его еще дороже перепродал. Конечно, круто ездить на крутой машине, но вот ты ее купил, а на следующий день тебе это уже не интересно.

В начале своего певческого пути вы были ориентированы на англоязычную публику. И первому русскоязычному альбому предшествовали шесть англоязычных. Это амбиции?

Э.А.: Нет, я просто не мог себя найти в русскоязычной музыке. Не мог понять, в каком жанре мне петь. Если я переводил собственные песни с английского на русский язык, то они звучали как адаптации. Не было аутентичности. Найти себя мне помог мой друг Григорй Лепс, который настоял, чтобы я запел на русском языке. Я к нему прислушался. А он мне подарил песню «Я лучше всех живу». И она просто за несколько месяцев поменяла мою музыкальную карьеру. Она открыла для меня новые горизонты, новые концертные залы, новые города. Но тем не менее я не предал того, чем занимался до этого. И англоязычные треки до сих пор доминируют в моем творчестве. У меня на концертах получается салат и из русских, и из английский песен.

Вы создали свой медиахолдинг, хотя у вашего отца тоже есть холдинг, в котором вы занимаете руководящую должность. Зачем вам собственная компания? Чтобы быть независимым от отца?

Э.А.: Отчасти, да. Потому что в компании отца я являюсь, если так откровенно, наемным сотрудником, как и все остальные. У меня там есть зарплата, какой-то процент от успешных проектов, которыми я руковожу. А в своем холдинге я сам лично принимаю решения, несу всю ответственность за все риски, что мне гораздо ближе, как и любому самостоятельному человеку. Так что я надеюсь, что мой медиахолдинг будет расти. Я знаю, что в него практически не верил на старте, да и сейчас практически не верит, мой отец. Но я думаю, что время рассудит.

В какой-то момент вы увлеклись кино. Сами снимались и продюсировали. Кино для вас – это тоже бизнес?

Э.А.: Кино – это бизнес и промо. Тот фильм, который сейчас вышел в прокат (речь о ленте «Жара» – прим. ред.), он показывает закулисную жизнь моего фестиваля, жизнь моего родного города Баку. Там снялись почти все артисты российского шоу-бизнеса. Спасибо им! Это поможет в маркетинговом направлении. Я верю, что наш бренд будет промоутирован в этом фильме.

Вы когда-нибудь просили деньги на карманные расходы у своего отца?

Э.А.: Да, последний раз это было где-то в 15-16 лет. Потом я понял, что нужно уже устроиться на работу, чтобы не приходить и не протягивать руку. Мне было всегда неловко это делать. На работу в Америке можно устроиться в раннем возрасте, работать по 4-5 часов, зарабатывать минимальные $4,5 в час. В день это уже 20-25 долларов, в месяц – в 20 раз больше, вот уже и деньги на карманные расходы. Первая самая работа у меня была на заправке. Я заправлял машины. Потом я был продавцом в электронном отделе магазина Kmart. Дальше у меня был карьерный рост из гардеробщика в ресторане в помощника официанта. А затем я начал перепродавать товары из России на eBay. Наверное, поэтому у меня есть некоторое понимание того, как функционируют рестораны и магазины.

Какова формула счастливого брака?

Э.А.: Она ничем не отличается от формулы счастливого расставания. С момента знакомства у людей должно быть какое-то взаимное уважение, которое должно красной нитью проходить через все отношения. Тогда и брак, и расставание происходит комфортно для всех участников.

Как остаться друзьями после развода?

Э.А.: Уважать, понимать, преследовать общие цели. Делать так, чтобы они не чувствовали вот этого расставания. С первой супругой мы преследуем общую цель – сделать своих детей самыми счастливыми, поэтому разговариваем почти каждый день.

Жалеете ли вы о разводе с Лейлой?

Э.А.: Нет, не жалею. Потому что мне кажется, что мы оба стали счастливей после развода. Совершенно точно мы счастливы от того, что у нас на двоих трое потрясающих детишек.

Вы влюблялись в девушек, будучи в отношениях?

Э.А.: Нет. Это честный ответ. Если я влюблялся, то других отношений уже не было.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments