Искусство в блокаде: как ленинградцы слушали стихи, ходили в театры и спасали шедевры

17:26 09/09/2019
ФОТО : ТАСС

8 сентября 1941 года началось одно из страшнейших событий в истории человечества – Блокада Ленинграда. Она закончилась 27 января 1944 года, за время блокады только от голода погибло более 600 тысяч человек. Трудно представить, но в условиях голода, холода, смерти и постоянных бомбежек люди продолжали работать, учиться и ценить искусство. Смотрите в программе «Секретные материалы» – как Эрмитаж спасал экспонаты во время Великой Отечественной войны, почему не эвакуировали Медного всадника и куда делось церковное серебро из Тихвина.

Шел 42-й день блокады. Норма хлеба для детей и иждивенцев составляла уже 200 граммов на день. И в это страшное время вдруг раздались стихи: «Пусть справедливость верх берет, пускай восторжествует щедрость, добросердечных слава ждет». Эти строки прозвучали в Эрмитаже 19 октября 1941 года на торжественном заседании по случаю 800-летия со дня рождения великого азербайджанского поэта Низами Гянджеви. Была организована выставка «Эпоха Низами». А в декабре 1941 года ленинградцы шли к Эрмитажу на собрание, посвященное другому великому поэту Востока – Алишеру Новаи. Блокадники отметили 500-летие со дня рождения великого узбекского поэта. Дело в том, что директором музея в то время был востоковед Иосиф Абгарович Орбели.

«В таких условиях человек может себя сохранить только благодаря тому, что он остается человеком. И поэтому, когда вокруг уже начался ужас, страшные смерти, холод, снаряды, ученые все равно продолжали заниматься своим делом. Мне кажется, благодаря этому многие из них смогли выжить», – говорит заместитель заведующего отделом рукописей Государственного Эрмитажа Елена Соломаха.

Есть выражение: «когда гремят пушки, музы молчат». Но в блокадном Ленинграде музы не молчали. По воспоминаниям ленинградцев, искусство давало им второе дыхание. Всю блокаду городе работал Театр музыкальной комедии, и зал всегда был полон. Единственной причиной, когда артист не выходил на сцену, была его смерть. «К августу 1941 года в Ленинграде было два действующих театрально-музыкальных коллектива, – рассказывает доктор исторических наук Владимир Фортунатов. – Это Театр музыкальной комедии, который отработал всю блокаду, и Большой симфонический оркестр Ленинградского радиокомитета. А с октября 42-го года, как только стало полегче, возник городской театр, который сейчас всем известен как Театр имени В.Ф. Комиссаржевской».

Под непрестанными бомбежками ленинградцы пытались сберечь красоту города. Статуи и памятники закапывали в землю, но памятники великим полководцам Барклаю-де-Толли и Кутузову у Казанского собора, а также памятник Суворову на Марсовом поле простояли всю блокаду. Полководцы как бы провожали войска на битву. Главный символ Ленинграда Медный всадник вначале хотели эвакуировать, но, видимо, вспомнив старинное предание о войне 1812 года, когда его тоже хотели вывезти из столицы, оставили на месте и только обложили мешками с землей, которые защищали скульптуру от повреждений.

«На стрелке Каменного острова находится дворец Александра I, – рассказывает историю о Медном всаднике писатель Александр Мясников. – По легенде как-то раз ночью туда прискакал Медный всадник и сказал: «Пока я стою на этом месте, никакой враг в город не войдет». И Александр I отказался от идеи увезти памятник».

Когда началась война, было принято решение об эвакуации коллекции Эрмитажа и других музеев. Подготовка к перемещению бесценных сокровищ началась еще в 1938 году. Почти полтора миллиона экспонатов вывезли в Свердловск, ныне Екатеринбург. С этим переездом связано мистическое совпадение. Дело в том, что ящики для экспонатов собирали в Сампсониевском соборе, том самом, где основательница Эрмитажа Екатерина II венчалась с князем Потемкиным. А эвакуировали экспонаты в Дом Ипатьева, место расстрела последнего из владельцев Эрмитажа Николая II.

После эвакуации коллекции Эрмитажа залы музея зияли пустыми рамами, их специально оставили на местах, чтобы после войны проще было вернуть картины на место. «История с оставленными рамами началась намного раньше, еще в 1917 году, – отмечает Елена Соломаха. – В августе того года немцы уже приблизились к Петрограду, и было принято решение о вывозе художественных собраний. Как тогда говорили – о разгрузке Петрограда. Именно тогда придумали вынимать картины из рам и оставлять рамы на стенах для того, чтобы потом можно было быстро восстановить экспозицию».

Но не всегда экспонаты удавалось спасти. Удивительная история произошла с церковными ценностями города Тихвина, сыгравшего важнейшую роль в обороне Ленинграда. Гитлер принял решение создать второе кольцо блокады, для этого немецким войскам необходимо было соединиться с финнами, которые в сентябре 1941 года форсировали реку Свирь. В ночь на 8 ноября 1941-го немецкие части взяли Тихвин, перерезав единственную железную дорогу, по которой подвозились оружие и продовольствие для осажденного Ленинграда.

До революции Тихвин называли православным Ватиканом, так как там было очень много священнослужителей, храмов и монастырей. После революции в Тихвине организовали краеведческий музей, куда свозили церковную утварь со всего северо-запада страны с тем, чтобы на базе Тихвинского историко-культурного музея сделать музей церковного быта. Наиболее ценные предметы – золотые оклады, камни прочее – отправляли в Алмазный фонд.

Перед самым захватом Тихвина немцами директор музея обратился к командованию воинской части, чтобы солдаты помогли спрятать тонны серебряных изделий, хранившихся в музее. «Ему дают взвод из 10 человек и три подводы, чтобы они все упаковали. Документы о том, что все упаковано, есть, а дальше происходит такая вещь, – рассказывает Александр Мясников. – Как правило, когда рассказывают историю этого музея, говорят, что «все погибло». На самом деле, солдаты все вывезли и закопали где-то в лесах под Тихвином. 8 ноября в город входят немцы, берут бедного директора музея, у него инсульт, после которого директор так и не приходит в себя. Поэтому, где находятся эти ценности, до сих пор не известно».

В Тихвине говорят, что сокровища укрыла чудотворная икона Тихвинской богоматери, по преданию написанная самим евангелистом Лукой. Сокровища так и остались закопаны где-то в лесах, а вот в блокадном Ленинграде при эвакуации почти двух миллионов бесценных экспонатов из Эрмитажа пропала только одна картина, что обнаружилось только после возвращения коллекции из Свердловска.

«Пропала картина Антониса ван Дейка «Святой Себастьян», и тогда М.Я. Варшавская, которая была хранителем коллекции фламандской живописи, сообщила об этом Орбели. Начались поиски, которые продолжались несколько лет. Искали в подвалах, на чердаках, но обнаружена картина так и не была. Часть картин в свое время находилась в Гербовом зале Эрмитажа, когда туда попала бомба, и работы были уничтожены. Находился среди них «Святой Себастьян» или нет, неизвестно», – отмечает Соломаха.

Еще одна интересная история об искусстве в блокадном Ленинграде связана со знаменитой седьмой симфонией Шостаковича, которую не зря называют «Ленинградской». Композитор начал сочинять ее в блокадном городе, где он, как и все, дежурил в подъезде – тушил «зажигалки». Премьера симфонии состоялась в блокадном городе 9 августа 1942 года, ровно через год после планируемой Гитлером даты взятия Ленинграда. Дело в том, что Гитлер еще 2 июля 1941 года заявил, что взятие города – вопрос нескольких недель. На 9 августа 1941-го гитлеровцы запланировали банкет в «Астории» и даже напечатали пригласительные билеты, однако празднику не суждено было состояться.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments