Победоносный след Жукова: хроника сражения на Халхин-Голе

20:00 08/09/2019
ФОТО : Фотохроника ТАСС

Празднование 80-летия победы советско-монгольских войск на реке Халхин-Гол состоялось в Монголии. По воспоминаниям писателя Константина Симонова «Маршал Победы» Георгий Жуков говорил об особенном отношении к операции на Халхин-Голе. Оно и понятно – его дебют как военачальника оказался успешным. О первом бое маршала Жукова – корреспондент «МИР 24» Дмитрий Барбаш.

30-е годы прошлого века – Япония воюет с Китаем. В городе Нанкин японские милитаристы устраивают резню. Убиты десятки тысяч мирных жителей. На части оккупированной территории Токио создает марионеточное государство Маньчжоу-го. Оттуда в мае 1939-го вторгаются в Монголию.

«Японцы собирались продвигаться дальше, в направлении советской территории. Что касается Монголии, то и сейчас это очевидно - полезные ископаемые», – отметил кандидат исторических наук Алексей Исаев.

На помощь монгольским военным пришла Красная армия, но первые бои на Халхин-Голе стали для советского командования шоком. Японцы атаковали, красноармейцы отступали. В небе горели «Сталинские соколы».

«Те войска, которые находились в Монголии, были далеко не лучшими в СССР, то же самое можно сказать и о подготовке летчиков», – рассказал Алексей Исаев.

Ситуация близка к катастрофе. В Москве решают отправить на Халхин-Гол заместителя командующего западным особым военным округом Георгия Жукова. На тот момент никому неизвестного комдива.

«Ему распоряжение пришло из Москвы – срочно прибыть. Ворошилов вызывал, он в недоумении, немножко волновался. 39 год, сами понимаете. Ну, приказ есть приказ, отправился», – говорит дочь Г.К. Жукова Эра Жукова.

За плечами Жукова Первая мировая и два Георгиевских креста на груди. Его направили в школу унтер-офицеров, но звание отчаянный кавалерист так и не получил.

«Одному из офицеров курсанты под руководством Жукова устроили «темную». И после этого многих наказали серьезно, он не стал сразу унтер-офицером, он получил звание вице-унтер-офицера», – отметил заведующий методическим отделом Государственного музея Г.К. Жукова Денис Мартыненков.

После революции Жуков вернулся в родное село Стрелкова – оно находится между Калугой и Москвой. И о военной службе поначалу даже не думал.

«Что он увидел в деревне, это разруха, это голод. Откровенно в своих мемуарах он говорит, что Красная армия давала надежду на какое-то будущее. Это не только пропитание, обмундирование, жилье, но даже и какие-то деньги», – пояснил Денис Мартыненков.

В Красной армии Жуков опять в седле – командует Бузулукским кавалерийским полком. За подавления антоновского мятежа получает орден боевого Красного знамени. Такой командир, решают в Генеральном штабе, сейчас и нужен на Дальнем Востоке - волевой.

«Если говорить, чьим протеже был Жуков, здесь ответ однозначный – это Буденный, с которым он долго работал бок о бок», - сказал Алексей Исаев.

Прибыв на Халхин-Гол, Жуков начинает наводить в войсках порядок. Часто довольно жесткими методами. Формально Георгий Константинович в подчинении командарма второго ранга Григория Штерна. Тоже героя Гражданской, участника боев на озере Хасан.

«У Штерна такой подход со времен Гражданской войны – беречь людей, а Жуков был человек, который видел главное в выполнении задачи, а количество потерь – второстепенное», – заявил историк Борис Соколов.

Первым испытанием для Жукова стало 2 июля. В предрассветной тьме японские войска тайно форсировали реку Халхин-Гол, атаковали и смяли подразделения монгольской шестой кавалерийской дивизии, захватив гору Баин-Цаган.

«Они наносят удар с востока, и Юсуоко скопил 80 танков – серьезная сила. И двигаясь по северному берегу, выходят к тем жизненно важным переправам, благодаря которым живет этот плацдарм», – объяснил историк Михаил Поликарпов.

Тогда советская разведка не сумела раскрыть планы противника. Для Жукова наступление японцев стало полной неожиданностью. Счет шел на часы, нужно было принимать непростое решение: отправить в бой танки 11 бригады без прикрытия авиации и пехоты. Иначе враг на Баин-Цагане успеет закрепиться.

«Жуков получил устные рекомендации от Штерна – перегруппировать войска, на что Жуков ответил: если вы мне даете приказ, то напишите, чтобы это было в письменном виде, и я буду его опротестовывать в Москве. Штерн сказал: я не приказываю, я рекомендую. На что Жуков ответил: тогда я с вашими рекомендациями не согласен», – сказал Денис Мартыненков.

По злой иронии, пронизанная патриотизмом советская кинолента «Трактористы» вышла на экраны 3 июля 1939-го, когда на Баин-Цагане полыхали десятки советских танков.

«Самый трагический день был для наших танков 3 июля, когда 11 танковая бригада потеряла из 130 танков 77. Как вспоминал один японский участник боев, танки горели как факелы», – говорит директор филиала танкового музея «Кубинка» Владимир Гопко.

Действия Жукова тогда признали обоснованными. Потери были огромными, но ценой своих жизней задачу танкисты выполнили – не дали закрепиться японцам на горе Баин-Цаган.

«Жуков блистательно продемонстрировал свои лучшие качества как полководца. Принял правильно решение, которое спасло войска», – добавил Алексей Исаев.

В августе уже Жуков планирует наступление. Приказ приходит из Москвы, Кремль назначает и точные даты операции. Почему именно эти числа и что поставлено на кон – его в известность не ставят.

«Ему был дан срок – оно должно начаться 20 августа. Сталин все рассчитал, чтобы заключение пакта о ненападении с Германией, запланированного на 20-е числа августа, проходил под аккомпанемент успешного наступления Красной армии на Халхин-Голе», – сказал Борис Соколов.

Советские войска атаковали с трех направлений: Южного, Северного и Центрального. Главный удар наносился Южной группой, вспомогательный – Северной, а Центральная группа должна была сковать силы противника на линии фронта, тем самым лишить их возможности маневра.

«Операцию перестроили так, что сильными стали фланги: то, что принято называть операцией «Канны». Классическое сражение в античности – слабый центр, сильные фланги», – отмечает Исаев.

Только за два дня советские бомбардировщики совершили более 200 боевых вылетов. Истребители сбили почти 70 японских самолетов. В качестве трофеев победителям достались машины, орудия, снаряды и около 12 тысяч винтовок. 23 августа кольцо окружения замкнулось.

«Здесь Жукова заметили на самом верху. И стали его ценить как человека, способного оправдать ожидания. И то, что Жуков стал таким кризис-менеджером Красной армии – человеком, который приезжает и наводит порядок, это уходит корнями в Халхин-Гол», – добавил Исаев.

Тогда, рассказывает Денис Мартыненков, полководческий талант Жукова заметили и в Берлине.

«У нас в музее есть фото из личного дела, которое было заведено в Вермахте на Жукова сразу после Халхин-Гола. Уже тогда Жуков для немцев стал серьезным противником», – сказал заведующий методическим отделом Государственного музея Г.К. Жукова.

16 сентября бои стихли. Токио обратился к СССР с просьбой прекратить военные действия.

«Для меня самым замечательным в Жукове стало то, что он сразу понял – конфликт этот будет длиться не день и не два, а дольше. И начал готовиться к августовскому наступлению, а Япония практически бездействовала», – высказался историк Кота Кахасара.

Убитыми и пропавшими без вести советские войска потеряли около 10 тысяч, свои потери Квантунская армия оценила в 9 тысяч.

«Победитель, конечно. С точки зрения того, что группировка была окружена и разгромлена, это так, но потери наши были чуть больше японских, этот вопрос никого не волновал», – отметил Соколов.

Многие историки и сейчас полагают: именно разгром японской армии позже повлиял на жесткую позицию Токио – союзника нацисткой Германии – не вступать в войну против Советского Союза летом 41-го, а Халхин-Гол стал первым крупным успехом будущего «Маршала Победы».

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Дмитрий Барбаш
comments powered by HyperComments