Игра в поддавки: почему никто не хочет править Великобританией?

17:39 04/09/2019
Игра в поддавки: почему никто не хочет править Великобританией?
ФОТО : picture alliance /TASS / FrankHoemann/SVEN SIMON

Вот уже больше трех лет Великобритания продолжает мучиться с Brexit. Вроде бы правильное дело, да и большинство до сих пор поддерживает выход из Евросоюза, но как же эта история запуталась сама в себе. С передовиц газет и телевизионных экранов не сходят новости о новых попытках договориться с Европой, а парламентарии, кажется, вообще перестали обсуждать другие насущные проблемы страны. От Brexit устали абсолютно все.

Во вторник свою работу после каникул возобновила Палата общин. И сразу озарилась скандалом. Заполучившая на последних выборах большинство Консервативная партия не смогла предотвратить блокировку жесткого варианта выхода из Евросоюза. Сразу два десятка тори переметнулись на сторону оппозиции и проголосовали против законопроекта лидера партии Бориса Джонсона. Это крупнейшее партийное предательство в истории Великобритании.

Судя по всему, Соединенное Королевство не покинет организацию в октябре, как это планировалось ранее. Серьезное поражение для Джонсона. Вместе с тем, рейтинги главного противника консерваторов – Лейбористской партии – высоки как никогда. Судя по опросам, если бы выборы прошли завтра, то Джереми Корбин смог бы сформировать правительство, пусть и с коалицией. Идеальный момент, чтобы получить власть. Однако почему-то именно тори хотят как можно быстрее провести досрочные выборы, а вот лейбористы собираются голосовать против них. Что происходит в Британии, и почему никто не хочет забрать премьерское кресло – в материале «МИР 24».

Петля кризисов

Британская политическая машина в ситуации с Brexit показала себя чрезвычайно одеревенелой и неповоротливой. Практически о каждом новом шаге известно обычно за несколько месяцев. Но какие-то реальные попытки что-либо изменить Лондон каждый раз оставляет на последние несколько месяцев. Так было и с первой датой выхода из Евросоюза, назначенной на март этого года. О точном числе каждый парламентарий знал еще в начале 2017-го. Но настоящие попытки договориться с европейскими странами правительство начало лишь прошлой осенью, а обсуждать различные варианты в парламенте – и вовсе лишь зимой. В результате Палата общин трижды отвергла проекты команды Терезы Мэй, а сама она отправилась в отставку.

Пришедший на ее место Борис Джонсон тоже не стал торопить события. Все те полгода, на которые Евросоюз согласился дать британцам отсрочку, парламентарии потратили не на обдумывание вопросов и дебаты, а на политические игры, с обдумыванием целесообразности вотумов недоверия и новых выборов.

Вместо того, чтобы запустить переговорный процесс между сторонниками «Brexit любой ценой» и приемлющими только «мягкий Brexit», новый глава Консервативной партии придумал самый детский ход из всех возможных. Он до последнего замалчивал свои планы по поводу главного события в Британии, а за несколько дней до открытия очередной сессии парламента просто объявил, что отправит Палату общин на каникулы сразу после ее открытия, а в октябре уже будет недостаточно времени, чтобы остановить процедуру.

Такое решение премьер-министра шокировало всю страну, причем не только противников, но и самых лояльных сторонников Джонсона. Королева Елизавета, конечно, подписала бумагу – она вообще не очень любит проявлять собственную политическую волю – но на этом удача главы кабмина закончилась. Даже внутри партии его начали нещадно критиковать. Несмотря на то, что Джонсон все сделал по букве закона, и в суде отменить это решение будет невозможно, но реакция парламентариев говорила сама за себя. Из состава парламента решили уйти глава шотландских консерваторов Рут Дэвидсон и один из важнейших членов Палаты лордов Джордж Янг. Но такое часто бывает при спорных решениях, с которыми не согласны определенные «крылья» системных партий. В конце концов, ничего страшного не произошло: у Джонсона неплохое большинство в парламенте, и все нужные законы он бы сумел продавить, потеряв один, два, даже десять голосов тори. Но Джонсон умудрился упустить в оппозицию 21 члена своей партии.

Большое предательство

Нервничать правительство начало еще за несколько дней до выборов. Несколько важных парламентариев из так называемого «либерального крыла» Консервативной партии, выступающего резко против «жесткого Brexit», заявили, что официально не будут принимать участие в следующих выборах в стане тори. Это фактически означало, что им теперь все равно, как голосовать. Они фактически объявили о выходе из партии.

Чтобы попытаться хоть как-то развернуть надвигающуюся бурю, премьер-министр в понедельник провел встречу со своим кабинетом и решительно заявил три вещи. Во-первых, Brexit будет 31 октября, точка. Во-вторых, досрочных выборов не будет. Те, кто надеются выйти из Консервативной партии и примкнуть, например, к либерал-демократам уже зимой, сделать этого не смогут. В-третьих, любой, кто будет голосовать против партии, из партии будет исключен.

На утро 3 сентября Джонсон все еще верил в то, что все его законопроекты пройдут. По его информации, у тори сохранялся запас в два голоса, даже с учетом всех отказников. Далее события развивались стремительно. Бывший канцлер казначейства Филипп Хэммонд заявил, что объявляет премьеру войну и будет на ближайшем заседании голосовать по всем вопросам вместе с парламентской оппозицией. Спустя несколько часов об уходе в стан либерал-демократов заявил Филип Ли. Всего за несколько минут до открытия первой сессии осени Джонсон потерял большинство.

После длительных дебатов, которые шли более четырех часов, парламентарии все-таки решили вернуть законопроект о запрете «жесткого Brexit» в Палату общин. Общее число «отказников» в рядах тори – 21 человек. Среди них сразу несколько министров из правительства Терезы Мэй, а также практически все противники выхода из Евросоюза. Через несколько часов после окончания заседания на сайте консерваторов появилась новость, что все «отказники» были исключены из партии. Число парламентариев от тори в Палате общин сократилось до 289, у старейшей из действующих партий Великобритании не осталось «либерального крыла». Дошло до смешного: всех бунтовщиков попросили срочно забрать свои вещи из офиса и удалиться из чатов КП в WhatsApp. Более масштабного исхода политиков из партии в истории страны еще не было.

Игра в поддавки

Ситуация максимально усложнилась. Фактически Консервативная партия лишилась большинства в парламенте. Сегодня ночью наверняка будет принят законопроект об отмене «жесткого Brexit». В результате Джонсон будет вынужден запросить у Евросоюза трехмесячную отсрочку – до 31 января. Более того, если в Брюсселе с этим не согласятся и затребуют отложить выход Великобритании на более длительный срок – премьер будет обязан согласиться с их требованиями. Уже мало кого удивляет, что британские парламентарии готовы ради нечетко сформулированных экономических преимуществ отказать своей стране в суверенитете. Понятно, что теперь Брюссель будет крутить Лондон так, как захочет. Вопрос лишь в том, что теперь будет предпринимать Консервативная партия?

Оказывается, в политике так бывает, – и это именно та ситуация – что власть приносит больше проблем, чем преимуществ. Великобритания оказалась в таком положении, что сейчас никто не хочет удерживать большинство в парламенте и кабинет министров. Каждая новая отсрочка по Brexit, как и сам финальный выход, если он все же ударит по экономике страны, – это новый удар по правящей партии.

Консерваторы понимают, что если они останутся у власти и выход из ЕС затянется еще на полгода – это приведет к катастрофическому снижению рейтингов. Особенно в тот момент, когда в спину дышит и понемногу откусывает избирателей «Партия Brexit» Найджела Фараджа. Лейбористы тоже осознают, что если они получат большинство на досрочных выборах и будут вынуждены выводить Британию из Евросоюза своими силами, то это закончится серьезнейшими репутационными потерями, поскольку большинство желающих остаться в объединении – это как раз электорат ЛП.

Досрочные выборы нужны всем: лейбористам – чтобы захватить большинство, консерваторам – чтобы выбросить из Палаты общин исключенных партийцев и набрать новых лояльных парламентариев. И одновременно они не нужны никому. Уже всем понятно, что любое развитие сценария Brexit приведет к уничтожению карьеры премьера, при котором это произойдет, и к большим потерям для партии. Вот и началась игра в поддавки. Еще весной парламентарии настойчиво не хотели выдвигать напрашивающийся вотум недоверия Терезе Мэй. Затем консерваторы массово пытались отказаться от выборов главы партии, на которых победил Борис Джонсон, теперь в обеих партиях с большой опаской говорят о досрочных выборах.

Чтобы перенести дату следующего голосования, нужна поддержка 2/3 парламентариев. Даже если нынешний премьер под угрозой новых исключений заставит свою партию отдать правильный голос за этот законопроект, вряд ли наберется достаточно оппозиционеров, готовых на это. Сейчас Лейбористская партия, которая вот уже год твердит о необходимости смены власти, скорее готова отказаться от досрочных выборов.

Если и до этого политический кризис в Великобритании называли острым, то для нынешней фазы вообще подходящего по силе эпитета еще не придумали. Brexit в октябре не случится. Это уже понятно. И, кажется, что время новой отсрочки в Лондоне снова проведут за партийными спорами и рассуждении о досрочных выборах. А выход из Евросоюза – он как-нибудь сам собой сложится. В конце концов, всегда можно запросить новую отсрочку. Брюссель не откажется – это ему только на руку.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Игорь Кириллов
comments powered by HyperComments