Сорвать блицкриг: пакт Молотова – Риббентропа на весах истории

19:41 25/08/2019

На этой неделе в мире вспоминали историческую дату – юбилей договора о ненападении между Германией и Советским Союзом. На Западе его принято рассматривать как «заговор двух диктаторов с целью раздела Старого Света». Якобы именно после того, как Молотов и Риббентроп поставили свои подписи, началась Вторая мировая война. При этом полностью игнорируется тот факт, что договору о ненападении предшествовал Мюнхенский сговор и раздел Чехословакии. Европейские лидеры фактически предали Сталина и СССР. Все подробности у корреспондента «МИР 24» Романа Никифорова.

Хроника от 23 августа 1939 года. В Москву прилетает немецкая делегация во главе с министром иностранных дел. Кадры показывают в выставочном зале федеральных архивов, где на днях открылась экспозиция, посвященная предвоенному кризису. Впервые широкой публике представили оригиналы документов – того самого договора о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Основное соглашение стандартное: друг с другом не воевать, при конфликте с третьей стороной соблюдать нейтралитет. А вот и секретный дополнительный протокол. Снова две страницы, снова подписи Молотова и Риббентропа. Разграничение сфер интересов в Прибалтике, Польше и Бессарабии. Формулировки обтекаемые, конкретные шаги не прописаны, но все же есть еще четвертый пункт про секретность. Впрочем, теперь тайное стало явным.

«Рассекретили все документы об отношениях СССР и Германии с 1932 по 1941 год. Ни одно секретного документа нет», – отметил историк Сергей Кудряшов.

Из ранее неопубликованного: правки Сталина на немецком варианте договора зеленым карандашом. Выходит, что в 39-м Москва хочет мира всерьез и надолго.

«Сталин вначале думает, сколько будет лет договор, и даже думает: может быть, 15 лет. Немцы говорят, что пять. А потом перечеркивает, и пишет 10. Немцы говорят – ну хорошо», – добавил Кудряшов.

А ведь каких-то шесть лет назад, когда Гитлер только приходит к власти, Германия воевать вообще не в состоянии. После Первой мировой Версальский договор запрещает немцам иметь полноценную армию. Без танков, самолетов и флота она больше напоминает полицию. Какие тут завоевания!? Но концепция меняется: Европа ищет противовес растущему влиянию Советского Союза. Гитлер это понимает, и начинает игнорировать версальские запреты.

«Германия восстанавливает свои вооруженные силы. Это прямое нарушение Версальского договора, гарантами которого являются Великобритания и Франция. Следует две каких-то телеграммы об озабоченности Парижа и Лондона. Германия заключает военно-морское соглашение с Великобританией. Британия соглашается на то, что Германия может иметь военно-морской флот», – объяснил историк Дмитрий Суржик.

Вермахт появляется в 35-м, а через год Германия уже вводит войска в демилитаризованную зону. Восстанавливает угледобычу, сталелитейные заводы. В марте 38-го аншлюс, то есть присоединение Австрии. А в европейских столицах снова тишина.

«И Лондон, и Париж, не желая сами воевать с нами, решили, как цепного пса, спустить на нас Гитлера. Только и всего», – считает доктор исторических наук Юрий Жуков.

Вскоре становится ясно – никакие цепи Германию уже не держат, а ее аппетиты растут с каждым днем. В Лондоне паника: местные жители роют окопы, дети примеряют противогазы. Если Европа сейчас объединится, то в военном отношении по-прежнему будет значительно сильнее нацистов. Однако Берлин решено «умиротворять» за чужой счет. В сентябре 38-го так называемый «Мюнхенский сговор». Британия, Франция и Италия открывают Гитлеру дорогу на Восток и соглашаются передать ему Судетскую область, где проживают три миллиона немцев. Находится она, правда, в независимом государстве – Чехословакии, но это политиков не волнует.

«Ознакомили чехов с результатами и дали понять, что никакого ответа по поводу соглашения от чехословацкого правительства не требуется. Четыре великих державы решили судьбу Чехословакии и с этим стоит согласиться», – заявил главный специалист Российского государственного военного архива Валерий Арцыбашев.

Уже через полгода Гитлер сделал с Мюнхенским соглашением то же, что и с Версальским – нарушил и ввел войска в Прагу. А ведь еще до сговора спасти братьев-славян готов был Советский Союз, верный договору о взаимопомощи, но путь в Чехословакию перекрыли поляки. У Варшавы с нацистской Германией вообще были особые отношения. Пакт о ненападении с Берлином заключили еще в 34-м, а после Мюнхена поучаствовали в разделе соседней страны, прихватив себе Тешинскую область.

Но вот незадача: оказалось, что и в Польше есть территории, заселенные немцами. И вскоре Гитлер потребовал вернуть «исконно германский» Данциг. Польша отказалась.

«Вообще поляки думали, что если на них нападут, они нанесут ответный удар и через неделю их конница войдет в Берлин. Они так и говорили в лоб и французам, и англичанам. А самое интересное, что у поляков были планы войны против Советского Союза – как они будут воевать с СССР, но у них не было плана войны с Германией», – отметил Сергей Кудряшов.

Призрак большой войны снова бродит по Европе. СССР ведет с Британией и Францией переговоры. В конце июля приглашает в Москву военные миссии. Две недели уходит на сборы, и почти неделя на дорогу.

«Они не стали использовать ни самолет, ни быстроходный корабль, а предпочли отправиться в Советский Союз тихоходным пароходом. Сначала они приехали в Ленинград, а потом на поезде прибыли в Москву. Судя по всему, они не были заинтересованы в успехе переговоров», – сказал Валерий Арцыбашев.

В стенограмме заседания военных миссий есть запись. Адмирал Дракс, представитель Британии, заявляет, что уполномочен вести только переговоры, но не подписывать пакта или конвенции. СССР призывает европейских политиков не повторять прошлых ошибок и спасти хотя бы Польшу.

«Не могли мы по воздуху воевать с немцами, нам обязательно нужно было выйти на границу с Германией, чтобы им противостоять. Когда послы Великобритании и Франции обратились к министру иностранных дел Польши с просьбой разрешить проход нашей армии, Юзеф Бек гордо, как поляк, с гонором воскликнул: «Никогда нога русского солдата не ступит на польскую землю», – говорит Жуков.

Так судьба Польши была предрешена. План нападения немцы разработали еще в апреле и планировали управиться до наступления осенней слякоти. Серьезных неприятностей Гитлер ждал только от Москвы, потому и начал искать контактов с главным противником. В отличие от переговоров с европейцами, не упрямился – согласился на все замечания Сталина. С другой стороны, Советский Союз не мог рассчитывать на поддержку Европы и оказался под угрозой войны на два фронта. Весной 39-го союзники Гитлера японцы вторглись в Монголию и на Халхин-Голе шли ожесточенные бои, в которых с двух сторон воевали почти 150 тысяч солдат.

«Немцы нам гарантировали, что надавят на Токио, и война на Востоке завершится. Так оно и произошло. Они поставили японское правительство в дурацкое положение, и японский премьер должен был уйти в отставку, потому что вся его политика провалилась», – добавил Юрий Жуков.

Что касается Польши, то она после вторжения немцев продержалась чуть больше месяца. Могущественные западные покровители, несмотря на союзнические соглашения, ей так и не помогли.

«Весной 39-го года на секретных переговорах двух генштабов – английского и французского – было принято решение, что в случае военного конфликта между Германией и Польшей войска западных союзников ограничатся обороной», – пояснил Суржик.

Советский Союз получил отсрочку почти на два года. И каждая минута отложенной войны была бесценна. Страна начала масштабное перевооружение. Например, знаменитый танк Т-34 поступил в войска в 40-м году, а боевая машина реактивной артиллерии «Катюша» – в 41-м.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments