«Европа от Лиссабона до Владивостока». Макрон на встрече с Путиным обратился к философии де Голля

19:17 25/08/2019

Президент США неожиданно высказался за возрождение формата G8, то есть возвращении в него России. Первым об этом заговорил президент Франции во время визита российского лидера Владимира Путина в порт Брегансон. Кроме того, Эмануэль Макрон объявил о перезагрузке отношений между Россией и Францией и заявил, что верит в «Европу от Лиссабона до Владивостока». Фактически Макрон процитировал своего знаменитого предшественника Шарля де Голля, передает корреспондент «МИР 24» Анна Бажайкина.

Для официальной встречи с Путиным французской президент выбрал место потише. Летняя резиденция на Лазурном берегу Форт де Брегансон. Небольшой дворик под открытым небом. Гостей спрятали от палящего солнца. Путин заметил и оценил. «Господин Макрон посадил всю нашу делегацию в тень, а сам сел на солнце, поэтому буду кратким», – сказал он. 

Макрон сразу задал тон беседе: несколько раз назвал Россию европейской страной. «Я думаю о том, что произошло за последние десятилетия. То, что могло нас отдалить друг от друга. Я знаю, что Россия – европейская страна до глубины души. Мы верим в эту Европу, которая идет от Лиссабона до Владивостока. Великий российский писатель Достоевский говорил, у россиян есть такая особенность: он был наиболее русским, когда он был более европейским. Я верю в эту европейскую концепцию», – отметил президент Франции.

Идея «Большой Европы» не нова. После Второй мировой Шарль де Голль публично заявил: «Европа должна быть едина от Атлантики до Урала».

«Есть такие анекдоты, которые, правда, не подтверждены документально. Когда у де Голля спросили «Почему до Урала», он сказал: «Дальше там все китайское, азиатское». Насколько это правда, не знаю. Возможно, такие политические байки. Видимо, де Голль, когда выдвигал эту идею, исходил из географических понятий Европы, которая, как известно, заканчивается на Уральских горах», – говорит ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров.

Шарль де Голль критиковал НАТО, призывал к разрядке между Западом и СССР. В его представлении у «Большой Европы» нет никаких разделительных линий, нет враждующих лагерей, а есть единое экономическое, культурное и гуманитарное пространство. Эта схема должна была объединить целый континент.

«Когда уже развалился социалистический лагерь, была идея у французов, в том числе у Миттерана, создать европейскую конфедерацию с участием Советского Союза. Но эта идея не получила одобрения бывших социалистических стран, которые напрочь отказались допустить идею вхождения Советского Союза в эту конфедерацию», – добавил Сергей Федоров.

С той же идеей в 89-м в Страсбург впервые приехал Горбачев. Рассказал свое видение общего европейского дома, призывал не делить континент на сферы влияния. Его речь встретили аплодисментами.

«Люди, как и везде в Европе, приветствовали тот факт, что заканчивается холодная война и что они избавляются от страха. Советский Союз уже не рассматривался как угроза и вставал вопрос о том, какое место он будет занимать в Европе», – вспоминает переводчик М.С. Горбачева Павел Палажченко.

О совместном будущем Владимир Путин говорил еще пять лет назад во время «Прямой линии».

«Особенности России глубинным образом не отличаются от европейских ценностей. Мы все люди одной цивилизации. Да, мы все разные, у нас есть свои особенности, но глубинные ценности одинаковые. Мне кажется, нужно стремиться к тому, чтобы создавать Европу от Лиссабона до Владивостока. Если мы это сделаем, у нас есть шанс в будущем мире занять достойное место», – сказал Путин.

Европейцы тогда ничего не предприняли. К тому моменту уже сформировался другой союз – Евразийский экономический. Сейчас в нем пять государств и перспективы к расширению. Вот и с идеей «Большой Европы» затягивать нельзя, считает Путин.

«То, что сегодня кажется невозможным, завтра окажется неизбежным. Мы исходим из этого. И я думаю, что если мы будем ставить такие цели, а они в стратегическом смысле очень важны и для Европы, если она хочет сохраниться как центр цивилизации, и для России», – добавил президент РФ.

Камень преткновения все тот же – ситуация на Украине. Поэтому встречу в нормандском формате лидеры стран тоже обсудили. Оба сошлись во мнении: России, Украине, Франции и Германии если и встречаться, то точно не для галочки.

«Мы должны проводить саммит нормандской четверки при условии, если будут достигнуты результаты, а не встреча ради встречи», – уверен Макрон.

«Любая встреча, в том числе и встреча в нормандском формате должна приводить к конкретным результатам. На мой взгляд, нужно добиваться того, чего мы договаривались раньше, идти к этой цели. Альтернативы нормандского формата не существует, и мы будем его поддерживать», – заявил Путин.

Журналисты спросили и о саммите «Большой семерки».

«Восьмерки» не существует. Как я могу вернуться в организацию, которая не существует? Сегодня это «Семерка». Что касается возможного формата в рамках восьми государств, мы никогда ни от чего не отказываемся», – ответил российский лидер.

О России и G7 через два дня на другом континенте спрашивали Дональда Трампа.

«Это должна быть «Большая восьмерка». Многие вещи, которые мы обсуждаем там, имеют отношение к России. Конечно, я хотел бы видеть «Большую восьмерку», и если бы кто-то предложил, я бы поддержал», – высказался американский лидер.

Поддержал Эммануэль Макрон. Его коллеги – лидеры Великобритании, Канады и Германии – выступили против, как и глава Евросовета Дональд Туск.

«Ни при каких условиях мы не можем согласиться с этой логикой и предложением, потому что условия исключения России в 2014 году все еще остались действительными», – отметил председатель Европейского совета.

При этом Дональд Туск заявил, что на следующую встречу международного клуба «лучше было бы пригласить Украину». 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments