Сознательность или хайп? Почему интернет взорвали посты об экологии

15:41 22/08/2019
Фото: Елизавета Шагалова, "«МИР 24»":http://mir24.tv/, лесной пожар, лесные пожары
ФОТО : «Мир 24» / Елизавета Шагалова

Забавные челленджи, новинки от бьюти-блогеров и даже Instagram Ольги Бузовой в последнее время уступили место новому тренду – проблемам экологии. Волна беспокойства по поводу экологической обстановки захлестнула соцсети по всему миру.

С одной стороны, пользователям действительно есть, из-за чего тревожиться. Так, в Сибири уже почти месяц бушуют сильнейшие пожары, погубившие почти 3 миллиона гекторов леса. Отдельный пост в Instagram им посвятил даже известный голливудский актер и экоактивист Леонардо Ди Каприо. Кстати, недавно россияне не преминули атаковать профиль звезды, забросав его сообщениями с просьбой спасти озеро Байкал от загрязнения.

Тем временем в глобальные тренды Twitter вышел новый хештег: #PrayforAmazonia. Мощные пожары в лесах Амазонки продолжаются уже три недели: по данным бразильских властей, их площадь на 82% превосходит площади, пройденные огнем за 2018 год. Однако в интернете внимание на проблему обратили только сейчас – после того, как пользователи стали выкладывать в сеть фотографии темного неба над Сан-Паулу. Из-за плотных клубов дыма, достигшего города, кажется, будто над ним нависла глубокая ночь.

Что это – реальное изменение человеческой психологии и шаг к более сознательному отношению к природе? Или очередной повод собрать лайки и привлечь внимание подписчиков? «МИР 24» разбирался вместе с экологом и экспертом в сфере социальных медиа.

«Просто нам нечем заняться»

По мнению генерального директора агенства «Социальные Сети» Дениса Терехова, «экологический бум» в интернете, включающий в себя повышенное внимание к пожарам, таянию ледников и глобальному потеплению – не что иное, как следствие «хорошей жизни».

«Я думаю, это в первую очередь связано с тем, что мы, как бы это смешно ни звучало, очень хорошо начали жить. Это укладывается в концепцию пирамиды Маслоу, согласно которой человек вначале закрывает базовые потребности, а «о душе» в широком смысле этого слова задумывается, когда у него все остальные потребности закрыты. Та же самая история с горящими лесами показывает, что леса горели и в прошлом, и в позапрошлом году, и никакого особенно страшного пожара, отличающегося от того, что было несколько лет назад, не произошло. Просто в прошлые годы люди, видимо, были озадачены какими-то другими вопросами (своими собственными, внутренними), что им было просто не до леса и не до экологии. И вот такое правосознание граждан, если так можно выразиться, безусловно, появляется только тогда, когда у людей нет других проблем. Это не потому, что мы внезапно стали какими-то правильными: просто нам нечем заняться», – считает Терехов.

Он подчеркнул, что динамично развивающаяся сфера социальных медиа оказывает серьезное влияние на мышление масс. При этом роль традиционных СМИ продолжает ослабевать, полагает Терехов. 

«Когда монополия у классических средств массовой информации пропала, когда не телеканал или газета решает, что рассказывать, а любой человек – сам себе телеканал и газета, конечно, это тоже влияет на формирование подобного «экологического» сознания», – сказал эксперт.

При этом направить всю эту энергию в позитивное русло вряд ли удастся, считает глава «Социальных Сетей». Несмотря на то, что отдельные люди, вдохновившись подобными постами, отправляются тушить пожары или подписывать петиции в защиту природы, каких-то глобальных проблем это не решит, убежден Терехов.

«Понимаете, здесь самое глупое, что можно придумать – это [пытаться] регулировать и контролировать эти процессы. У всех этих экологических историй нет лидера: это такая абсолютно горизонтальная сетевая структура, когда невозможно понять, кто там главный «зачинщик». В этой структуре не очень понятно, с кем надо договариваться и как это можно контролировать. Ведь невозможно к 40 миллионам пользователей интернета приставить еще 40 миллионов «кибер-полицейских», которые будут им что-то объяснять. Поэтому единственный путь решения этого вопроса (если мы говорим про государство) – это, конечно, мощная пропагандистская работа. Но здесь, в интернете, государство конкурирует с Ольгой Бузовой! И еще неизвестно, кому верят сильнее: что-то мне подсказывает, что у Бузовой шансов больше...», – подытожил собеседник «МИР 24».

«Самое страшное – это сажа»

Впрочем, оттого, что проблемы экологии многие превращают в инструмент для добычи «хайпа», эти проблемы не перестают быть менее реальными. О том, насколько разбушевавшееся в Бразилии и других регионах пламя грозит нашей планете, мы поинтересовались у доктора биологических наук, директора Института лесоведения РАН Андрея Сирина.

«Пожары – это естественный процесс во многих природных экосистемах, – напомнил эколог. – Это касается не только лесов, но и тундры, саванн, болот и так далее. Например, в очень сухие периоды горят не только осушенные, но и естественные болота. Пожары возникают из-за молний – молнии никто не устранил, они были, есть и будут. Но чаще всего пожары, особенно в населенных районах, возникают из-за человека. В каких-то случаях это неосторожное обращение с огнем, в каких-то случаях – поджоги».

Сирин предупредил, что, по прогнозам ученых, проблема пожаров в мире, к сожалению, будет только усугубляться.

«Это связано не только с человеческим фактором, но и с другими объективными причинами. Климат меняется, становится более нестабильным, и количество экстремальных явлений возрастает. А для лесной зоны (это касается как тайги, так и тропиков) основное экстремальное явление – это пожар». 

Эксперт подчеркнул, что главную опасность для окружающей среды представляет не столько гибель большого количества деревьев, сколько вредные выбросы в атмосферу. Причем увеличение содержания диоксида углерода в атмосфере –далеко не первое, о чем стоит волноваться, предупредил Сирин.

«Леса ведь не сгорают, а именно древесина – это основной резервуар накопленного углерода. Обычно при пожарах древесина не горит – она подгорает. Горят ветки, листва, подстилка. В каких-то случаях деревья вообще не гибнут, а потом медленно восстанавливаются. Самое опасное при лесных пожарах (то, что мы наблюдали в этом году в Сибири) – это другие продукты горения. Прежде всего – сажа, или мелкодисперсные частицы. Во-первых, они меняют оптику атмосферы и оказывают такой же парниковый эффект, как и парниковые газы. Кроме того, она попадает на снежный покров, на ледники и способствует их таянию. И главное: они могут разноситься достаточно далеко и оказывают очень серьезное влияние на человека и фауну в целом. Поэтому такое восприятие пожаров в Сибири в этом году было связано даже не с их масштабами, а прежде всего с тем, что продукты горения дошли до крупных городов, то есть до населения», – сказал ученый.

В заключение эксперт подчеркнул, что в борьбе с пожарами необыкновенно важна профилактика.

«Причем в этой профилактике должны участвовать все – не только органы государственной власти и общественные ведомства. Потому что понимание всем группами населения проблемы и опасности таких явлений может устранить сам источник огня и, соответственно, снизить вероятность пожаров», – заключил Сирин.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments