Гектары меха: как живет крупнейшая норковая ферма в Ставрополье

12:39 31/07/2019
Гектары меха: как живет крупнейшая норковая ферма в Ставрополье
ФОТО : МТРК «МИР»

В советское время норок выращивали в трехстах хозяйствах по всей стране. Сегодня в России таких ферм всего двадцать две. Одна из крупнейших – «Лесные ключи» в Ставропольском крае. Сейчас в «Лесных ключах» живут сто двадцать пять тысяч норок. Лето в хозяйстве – период большого кормления. К осени звери должны достичь нужных размеров. А пока норки прибавляют по несколько сантиметров в месяц и без устали бегают по клетке.

Сердцем всей фермы звероводы называют кухню. Именно здесь для норок готовят еду. Лакомство делают из тринадцати ингредиентов. В результате получается фарш из рыбы, мяса и костных остатков. В блюдо кладут кормовые добавки, разработанные специально для норок. На кухне замороженные продукты измельчают и перемешивают. Огромные мешалки работают с утра до вечера.

«У нас двукратное кормление. Мы готовим 4,5 тонны утреннего корма и 12,5 тонн после обеда. Всего 17 тонн за сутки», – говорит главный зоотехник звероводческого хозяйства «Лесные ключи» Анатолий Могильный.

На улице плюс двадцать пять, в помещении – минус четырнадцать градусов. Запасы полуфабрикатов хранятся в гигантском холодильнике: он может вместить до пятисот тонн замороженной рыбы и мяса.

Своим появлением в Советском Союзе норка обязана пищевой промышленности. Зверек утилизировал биологические отходы птицефабрик и мясокомбинатов. Сегодня даже за это приходится платить – на покупку кормов тратят миллионы рублей. 90-е оказались тяжелыми для всей отрасли. Но в отличие от коллег, в «Лесных ключах» смогли сохранить генофонд норок.

Предки этих норок прибыли на Северный Кавказ из-за океана. Характерной чертой американской породы является белое пятнышко на подбородке. Но ценность зверька вовсе не в этой отметине, а в его размерах: американец гораздо крупнее своего европейского собрата. Из-за скромных размеров для шубного дела европейская норка не подходит, чего не скажешь об американской породе.

Ряды клеток в «Лесных ключах» называют шедами. У каждого зверовода – пять тысяч пушистых подопечных. Наталья Лазаренко работает в хозяйстве много лет.

«Каждое утро осматриваем шеды, проверяем, все ли поголовье на месте, поим водой, раздаем корм, – говорит зверовод Наталья Лазаренко. – Норки знают, в какое время их будут кормить. Когда подхожу к ним, они начинают метаться по клетке. Знают, что скоро будет кормление».

У норок отменный аппетит. Самка ест 350 граммов, самец – больше полкило. Благодаря этому зверь растет быстрее других животных: взрослеют норки всего за полгода.

Живут норки гаремами. На одного самца приходится по пять самок. Весна в хозяйстве – пора любви. Мальчика поочередно «подсаживают» к партнершам. В апреле или мае в семействах происходит пополнения.

Сейчас хозяйство похоже на один большой звериный детский сад. Несколько недель назад у каждой норки появилось потомство. В среднем – шесть-семь щенят. После рождения они бывают похожи на червячков: голые и слепые. Спустя месяц детеныши норки приобретают привычный нам вид.

Посторонних норки встречают с любопытством. Век зверя недолгий – полгода-год. Если повезет, может, два. Поэтому  каждый гость для них – событие. А вот гладить норок звероводы не рекомендуют. У зверька очень острые, загнутые внутрь зубы. Поэтому прокусить палец человеку для норки не составит никакого труда. Одним словом: хищник.

Укус норки для звероводов – своеобразное посвящение. Избежать этого не удается никому. Зверовода Марину Ивановну норка укусила в первый же день ее работы. Поэтому для собственной безопасности сотрудники фермы работают в плотных перчатках. Их зверь прокусить не может.

Доставать кусачих приходится нечасто. В основном для медицинских процедур, пересадки в другие клетки или спаривания. Одной рукой норку берут за шею, другой держат за хвост.

Норки живут скученно, поэтому поголовье постоянно проверяют на инфекции. Особенно опасна алеутская болезнь – аналог иммунодефицита у норок. Иногда молодняк может перегрызться. Животные калечат друг друга и портят ценный мех.

Норковый бизнес сейчас переживает не лучшие времена, объясняет генеральный директор «Лесных ключей» Мухадин Хапсироков. В мире перепроизводство меха: вместо пятидесяти миллионов шкурок в год выпускают в два раза больше. Шорох навели звероводы из Китая – именно Поднебесная производит половину всего норкового меха в мире.

Условия норковому хозяйству диктуют законодатели мод. Если несколько лет назад в тренде была длинношерстная пушнина, сейчас – спрос на короткую норку. Пришлось полностью перестраивать поголовье.

«Народу хочется иметь все лучшее и качественное. Тем более что короткоостную норку европейцы разрекламировали на весь мир. И тренд сейчас такой: именно изделия из короткой норки пользуются спросом», – объясняет генеральный директор звероводческого хозяйства Мухадин Хапсироков.

Самое охраняемое помещение на территории всего хозяйства – это хранилище меха. Именно здесь ждет своего покупателя «мягкое золото». Сейчас склад заполнен меньше чем наполовину. Но уже к осени здесь будет не протолкнуться: начнут поступать шкурки этого года.

В природе норки обычно бывают коричневого цвета. Местные селекционеры вывели белых, серебристо-голубых, черных, кремовых зверьков. Всего – девять расцветок. Половину всей продукции продают на заграничных аукционах: в Дании и Финляндии. Другую часть скупают фабрики в России.  

Цена на самку колеблется в пределах 1000 рублей, популярные расцветки стоят около 1200 рублей. Самцы – 2500-2700 рублей. Это невысокие цены: в прошлые годы цена была в два раза выше.

Норковая шуба за тридцать тысяч рублей вызывает улыбку на лице директора. Чаще всего – это продукция из китайской пушнины. Такой мех не выдерживает российской непогоды, ведь для большей экономии китайцы максимально вытягивают мех.

«Гнаться за китайской норкой из-за того, что она чуть дешевле, чем наша – это переводить деньги. Год-два поносишь, потом останется только повесить [в шкаф] или носить как телогрейку», – поясняет Хапсироков.

Фото: Аллан Себетов

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Чермен Улубиев
comments powered by HyperComments