Реквизит из фольги, раненый Боярский и КГБ на хвосте: как в СССР снимали «Трех мушкетеров»

18:06 09/07/2019
Три мушкетера
ФОТО : Кадр из фильма

«Тысяча чертей!», «Гвардейцы кардинала!», «Имя, сестра!» – этот культовый фильм, ставший одним из любимых в СССР киномюзиклов, в мгновение ока разошелся на цитаты (по большей части восклицательные). Советская экранизация романа Дюма о приключениях отважных мушкетеров, кажется, не утратила своей популярности и сегодня. Об этом говорит хотя бы тот факт, что фильм «Д’Артаньян и три мушкетера», вышедший на экраны в 1978 году, впоследствии имел целых три продолжения: «Мушкетеры двадцать лет спустя» (1992), «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя» (1993) и «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини» (2008). Но если последующие экранизации могут вызывать спорные мнения критиков, то оригинал прочно занял свое законное место в «зале славы» отечественного и мирового кинематографа.

Нам кажется, что мы все знаем об этой картине, готовы договаривать фразы за главными героями и, конечно, наизусть заучили песни из любимого фильма. Но немногим известно, к примеру, что Михаилу Боярскому изначально прочили роль отрицательного персонажа, подвески королевы режиссер фильма мастерил сам из подручных материалов, а одна из боевых сцен чуть не закончилась для д’Артаньяна трагедией. 

Пересмотреть легендарное кино можно будет на телеканале «МИР» 13 июля в 10:45.

А пока предлагаем вам несколько любопытных фактов о том, что осталось за кулисами съемочного процесса.

Д’Артаньян против Рошфора

В современном понимании фильм «Д’Артаньян и три мушкетера» немыслим без знаменитой четверки в исполнении Боярского, Смирнитского, Старыгина и Смехова. Но в первоначальном замысле режиссера Георгия Юнгвальд-Хилькевича фигурировали совсем другие актеры. Так, задолго до того, как Юнгвальд-Хилькевич познакомился с Михаилом Боярским, на роль д’Артаньяна был утвержден Александр Абдулов. Боярскому же режиссер сначала предложил сыграть заклятого врага главного героя – Рошфора. Но актер отказался: он устал играть отрицательных персонажей. Юнгвальд-Хилькевич не отсупался, и вскоре Боярскому поступило новое предложение: выбрать между двумя ролями – Атоса и Арамиса. «Я думаю: ничего себе, такие разные характеры – и вдруг на выбор. Что это за режиссер, который не соображает, что он будет снимать? Нет, тем более не поеду», – вспоминает Михаил Боярский. Но когда ему наконец пришла третья телеграмма с упоминанием Д’Артаньяна, артист не устоял – в первый же выходной отправился в Одессу, где шли съемки картины.

Реквизит из фольги, раненый Боярский и КГБ на хвосте: как в СССР снимали «Трех мушкетеров»

В пользу кандидатуры Боярского говорило еще одно важное обстоятельство: он прекрасно пел, в то время как Александр Абдулов не справлялся с музыкальным материалом. Финальную точку в утверждении Боярского на роль молодого гасконца поставил композитор Максим Дунаевский, написавший музыку к картине. Юнгвальд-Хилькевич устроил им встречу, но не стал предупреждать Дунаевского, что придет артист, утвержденный на главную роль. Композитор тогда как раз закончил работу над одной из главных песен фильма – «Пора – порадуемся». «Я ему сыграл, и он тут же мне спел это – мгновенно, за одну минуту просто подхватил!» – вспоминает Дунаевский. После этого не осталось никаких сомнений: вот он – настоящий д’Артаньян! Кстати, Боярский был одним из немногих актеров, чьи голоса мы слышим в музыкальных номерах картины; помимо гасконца, сами исполняли свои партии кардинал Ришелье (Александр Трофимов), королева Анна (Алиса Фрейндлих) и Бэкингем (Алексей Кузнецов).

Худой Портос в гипсе

Первым из четверки верных друзей-мушкетеров режиссер нашел Портоса. Юнгвальд-Хилькевич сразу захотел взять на эту роль Валентина Смирнитского, но также предложил пройти пробы актеру Георгию Мартиросяну. Последний справился хорошо, но против его кандидатуры выступила зампред Гостелерадио СССР. В итоге актеру пришлось довольствоваться ролью второго плана: Мартиросян сыграл одного из гвардейцев. 

Валентина Смирнитского же режиссер практически увел с другой картины: у актера уже были запланированы съемки за границей, и он ждал разрешения на выезд. По словам самого актера, он согласился полететь на пробы в Одессу «от нечего делать». «Я был на 99% убежден, что это глупый эксперимент», – рассказывает артист. 

Реквизит из фольги, раненый Боярский и КГБ на хвосте: как в СССР снимали «Трех мушкетеров»

Была и еще одна сложность: незадолго до начала съемок Смирнитский сломал ногу и на пробы явился в гипсе. Для актера до сих пор загадка – почему его утвердили на роль Портоса, ведь он на него совсем не похож. Даже веса ему тогда не хватало: Смирнитский был далеко не таким тучным, каким Дюма задумал Портоса. Однако на роль его в итоге утвердили, а объем фигуре добавили при помощи специальных накладок. Впрочем, к концу съемок они уже были не нужны – Портос набрал необходимый вес.

Шерлок, Воланд и исчезающий Атос

Роль Атоса, от которой в итоге отказался Боярский, как мы знаем, досталась блистательному Вениамину Смехову. Однако был и еще один претендент на это место – не менее замечательный артист Василий Ливанов. По воспоминаниям режиссера, Ливанов дважды появлялся на пробах в Одессе и прекрасно показал себя. Но в то же самое время Ливанов пробовался на роль Шерлока Холмса, которая впоследствии оказалась ключевой в его карьере. Ливанов выбрал сыщика, а Юнгвальд-Хилькевич вновь пустился на поиски Атоса. Его он нашел в Театре на Таганке: там шел спектакль «Мастер и Маргарита» Юрия Любимова, где образ мрачного, таинственного Воланда воплотил не кто иной как Вениамин Смехов. Юнгвальд-Хилькевич без лишних раздумий предложил ему роль Атоса, и после некоторых уговоров актер согласился.

Но даже в период съемок Смехов не бросал театр и на съемки в Одессу прилетал только по выходным. Поэтому во многих эпизодах актера подменял дублер. Конечно, для зрителей это осталось незаметным благодаря искусной работе оператора. Только самые внимательные могли заметить, что в ряде сцен с участием мушкетеров все они стоят лицом к камере, а Атос – спиной (например, после первой дуэли в монастыре, в сцене в кабаке и в момент «штурма» стены Бетюнского монастыря). А в сцене после смерти Констанции дублер показан спереди, но он старательно скрывает лицо, низко склонив голову. 

Реквизит из фольги, раненый Боярский и КГБ на хвосте: как в СССР снимали «Трех мушкетеров»

Еще один любопытный момент связан со знаменитой арией Атоса «Есть в графском парке черный пруд». Смехова часто хвалят за прекрасное исполнение этой песни, но немногие знают, что пел ее вовсе не он. Смехову никак не удавалось вытянуть несколько нот, и запись отложили. Но перезаписать песню артист так и не успел – поджимали сроки. В итоге песню исполнил джазовый тромбонист, пианист и вокалист Вячеслав Назаров. Смехов позже признавался, что страшно обиделся за это на создателей картины. «Когда фильм вышел, я регулярно набирал номер телефона Дунаевского и пел ему страшным голосом: «Есть в графском парке черный пру-уд!» – рассказывает Смехов. Но одна песня в его исполнении в фильм все же вошла – «На волоске судьба твоя…».

Миледи как новый секс-символ

Роковая искусительница в исполнении бесподобной Маргариты Тереховой – та классическая Миледи, которая осталась в сознании большинства советских и российских зрителей. Изначально на эту роль режиссер утвердил другую актрису – Елену Соловей. Однако незадолго до начала съемок актриса объявила, что находится в положении, и отказалась сниматься. Тогда Юнгвальд-Хилькевич предложил сыграть пособницу Решелье другой темпераментной блондинке – Маргарите Тереховой.

«Мне нужна была такая женщина, чтоб было видно, что она может покорять, что ее можно бояться. Зритель до конца должен был верить, что она все-таки выйдет из этой ситуации, что ей не отрубят голову. «Ей? Нет, не может быть!» – рассказыает режиссер.

Реквизит из фольги, раненый Боярский и КГБ на хвосте: как в СССР снимали «Трех мушкетеров»

Терехова была известна своим пылким и неуправляемым нравом. Многие сложные трюки в фильме актриса выполняла сама, без подготовки галопом скакала на лошади. Образ своей героини Терехова тоже придумала сама. В качестве наряда она выбрала шелковую мужскую блузу.

«Я ей говорю: это Бекингем! Она отвечает: «Мне плевать». Надели на нее эту блузку – и там все прозрачное», – вспоминает Юнгвальд-Хилькевич. По его словам, впервые в истории советского кинематографа в кадре была видна женская грудь не в течение одного момента, а практически постоянно. 

Д’Артаньян на волоске от смерти

Выполнять трюки самостоятельно рвалась не только Терехова. Михаил Боярский тоже старался максимально вжиться в образ лихого гасконца. Когда готовились снимать сцену, в которой д’Артаньян прыгает с 15-метровой высоты, режиссер велел Боярскому отдать свой костюм каскадеру. Но артист обиделся не на шутку: «Если я сам не прыгну, я не смогу играть эту роль». В итоге Боярский успешно выполнил трюк, причем целых три раза, чтобы выбрать самый удачный дубль. Кстати, в этом же эпизоде, в массовке, снялась мама Михаила: она сыграла женщину, бросающую тесто в гвардейцев, которые гонятся за мушкетером.

В азарте Боярский часто забывал об осторожности. Съемки одной из боевых сцен едва не закончились для актера плачевно. Речь идет о «марлезонском балете», который снимали в Одесском оперном театре. Этот тот самый захватывающий момент, когда Боярский прорывается во дворец с добытыми подвесками и сражается с Рошфором. Игравший Рошфора Борис Клюев по сюжету редко выхватывал шпагу, поэтому фехтовать его, в отличие от других героев картины, практически не учили. Но, готовясь к съемкам схватки, оба актера настолько вошли в роль, что Клюев не выдержал – выхватил шпагу и нанес Боярскому укол. Михаил продолжил работать как ни в чем не бывало.

Реквизит из фольги, раненый Боярский и КГБ на хвосте: как в СССР снимали «Трех мушкетеров»

Но когда понадобилось снять еще несколько дублей, обнаружилось, что Боярский исчез с площадки. Юнгвальд-Хилькевич отправился на поиски и нашел окровавленного актера в туалете: Клюев случайно попал ему шпагой в рот и пронзил небо. Боярского срочно госпитализировали. В больнице выяснилось, что рана была очень глубокой: еще пара сантиметров – и острие проникло бы в мозг.

Героизм Боярского проявился и в еще одной детали. «На следующий день он должен был петь в Клубе моряков, вспоминает Юнгвальд-Хилькевич. – Директриса нам сказала: «Пусть Боярский споет нашим людям, тогда я вас пущу снимать». Боярский взял гитару и два часа пел».

«Бюджетные» подвески и оператор в инвалидном кресле

Во всех экранизациях Дюма алмазные подвески Анны Австрийской, вокруг которых разворачивается сюжет картины, выглядят по-разному. В отечественной версии – это 12 сияющих камней на голубых атласных лентах. Алмазными эти подвески, разумеется, не были. Более того, смастерил их сам Юнгвальд-Хилькевич! В бюджете картины денег на изготовление украшений не было – все было рассчитано до копейки.

«Мне дали самую плохую камеру и 140 тысяч рублей на серию!» – признается создатель «Мушкетеров». Мало кто догадывался, что трехсерийный приключенческий фильм сделан буквально на коленке. Не хватало элементарного – осветительных приборов и операторской техники, а вместо операторской тележки было инвалидное кресло.

Кстати, эфесы шпаг мушкетеров Юнгвальд-Хилькевич тоже изготовил сам – из обычных консервных банок. А украшения на мушкетерских нарядах хоть и выглядят весьма натурально, сделаны они из обычной фольги.

Мушкетеры против КГБ

Были в истории картины и политически острые моменты. Не секрет, что вне съемочной площадки артисты часто устраивали шумные вечеринки. Так произошло и во Львове, где «мушкетеров» поселили в гостинице «Колхозная».  Название во многом отвечало качеству сервиса, и актеров это категорически не устроило. В знак протеста они всей дружной компанией вселились в номер Хилькевича в другой гостинице и устроили там пьяный дебош. Режиссер тут же договорился, чтобы актеров переселили в обкомовскую. В силу своего статуса эта гостиница, как и многие другие, была оснащена «жучками», но молодых повес-«мушкетеров» это мало волновало. По вечерам актеры развлекались тем, что изображали советских политических деятелей: Боярский искусно пародировал Брежнева, а Дуров, игравший де Тревиля, показывал несравненный этюд «Ленин с Крупской». Естественно, так как все номера прослушивались, о происходящем вскоре узнали в КГБ. Отчитываться за нерадивых актеров пришлось режиссеру: сотрудники ведомства вызвали его для беседы и продемонстрировали злосчастную запись.

Юнгвальд-Хилькевичу пришлось извиняться и клясться, что такого больше не повторится. На первый раз всех простили, только Дуров тогда упустил звание народного артиста – пришлось подождать еще три года.

Любопытно, что это не единственный случай, когда у «мушкетеров» возникли проблемы с законом. Так, в своей книге «За кадром» Юнгвальд-Хилькевич описывает кражу ящика с рыбой. «Однажды мушкетеры пропили все, что можно, и суточные в том числе, сидели голодные, а потом пошли в магазин и украли там ящик с копченой рыбой. Неделю только это и ели...» – пишет режиссер.

Все упомянутые лица признали себя виновными в краже, но свалили вину на актера Георгия Мартиросяна. «Он отвлекал продавщицу, а мы стащили этот ящик. И меняли эту рыбу потом. Но не украли, а взяли в долг. Потом извинились и отдали деньги», – вспоминает Михаил Боярский. 

Фото: кадры из фильма

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments