Эффект «Прямой линии»: проблемы граждан решают до разговора с Путиным

19:23 23/06/2019

В этом году формат общения президента с народом был немного изменен. На жалобы власть начала реагировать еще до прямого эфира. СМИ активно освещали работу колл-центров, и на сайте «москва-путину.ру» были обнародованы все обращения. В регионах возбуждены десяток уголовных дел, чиновники поехали по городам и весям. Такую работу на опережение уже назвали эффектом «Прямой линии». Подробности у корреспондента «МИР 24» Родиона Мариничева.

«Прямая линия» еще не началась, а в Приморье уже готовились к спецоперации на воде. Долгожданную свободу обрели первые узники так называемой «китовой тюрьмы». Касаток и белух – всего около 100 особей – поймали еще прошлой осенью около Шантарских островов в Охотском море, якобы для научных целей. На самом деле – для выступления в океанариумах. На их защиту встали журналисты, политики и ученые.

«Давайте не забывать, что каждое из этих животных такое же, как и мы. Каждый из нас тоже по-своему уникальный. И мы должны убедиться, что о каждом из них позаботятся должным образом», – сказал океанолог Жан-Мишель Кусто.

Фотомодель и зоозащитница Памела Андерсон написала письмо Владимиру Путину. Президент поручил ликвидировать «китовую тюрьму» еще до конца зимы, но лишь приближение «Прямой линии» сдвинуло дело с мертвой точки.

«Штукатурка постоянно на нас сыпется. Конечно, мы боимся не проснуться утром», – говорит жительница аварийного дома Надежда Смирнова.

Из дома в пригороде Калуги бежали многие жильцы, но Смирновой с семьей идти некуда: здесь ни воды, ни газа, а удобства на улице. Обо всем этом она не раз писала чиновникам.

«Письма автоматически перенаправлялись в Калужскую область в министерство хозяйства и строительства. Там отвечали, что федерального закона нет, денег нет, ждите», – отметила она.

Для Надежды последней надеждой стало обращение на «Прямую линию с Владимиром Путиным». И еще до того, как его услышал президент, на женщину, наконец, обратили внимание. Это, видимо, новое веяние: «Прямая линия» с президентом приобретает эффект упреждения.

В поселке Варна Челябинской области «Прямую линию» смотрели почти как кино. Вот уже много лет люди просят решить, пожалуй, только одну проблему. Для них это – в буквальном смысле – вопрос жизни и смерти.

«Дети учатся в школе, которая находится в нескольких метрах от станции, и им постоянно приходится пролазить под железнодорожными составами», – рассказала местная жительница Вера Серебрякова.

Два поселка – Варна и Тамерлан – разделяет железная дорога. И если детский сад в Тамерлане есть, то школы, поликлиники, отделения почты и дом культуры расположены в Варне. Около станции есть пешеходный переход, но очень часто его перекрывают длинные товарные поезда. Несчастные случаи происходят постоянно.

«Я стала свидетелем очень страшной трагедии, когда, возвращаясь со школы, я обнаружила, и пришлось мне опознавать погибшей свою родную бабушку», – говорит заведующая детским садом №6 села Варна Алена Сыч.

Накануне «Прямой линии» опасным переходом заинтересовались следователи. Теперь железнодорожникам и местным властям придется придумать, как решить проблему. Такая же установка дана и чиновникам из Саратова. Там в больницах и поликлиниках не хватает жизненно важных льготных лекарств.

«Есть в поликлинике, в аптеке тест-полоски – тебе выпишут. Хорошо, если пачку. Вернее, пачку выпишут. Хорошо, если две. А если пришел, когда их нет. Тебе так и сказали: сейчас их нет», – рассказала пациентка Лариса.

Лариса, как еще более 80 тысяч жителей Саратовской области, страдает от диабета. Говорит, ей повезло: зарплата позволяет время от времени покупать необходимые препараты. 28-летней Ольге Багаевой денег на это не хватало. В прошлом году девушке, инвалиду первой группы, несколько месяцев подряд не выдавали положенные по рецепту лекарства. В результате она попала в реанимацию, а спустя месяц умерла от почечной недостаточности.

«Мы искренне сочувствуем, соболезнуем семье, потому что каждая утрата – хоть инвалид, хоть не инвалид – это тяжелая утрата. Но также нужно понимать, что существуют заболевания, которые неминуемо приводят когда-либо к гибели», – отметил главный врач поликлиники №20 Саратова Игорь Смирнов.

У истории, которая потрясла весь Саратов, как выяснилось, была исключительно бюрократическая подоплека – региональное правительство не успело провести тендер на закупку препаратов. Теперь за это придется ответить.

«Проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего, а также лиц, по чьей вине произошла трагедия. Назначена судебно-медицинская экспертиза для установления причины смерти потерпевшей», – отчиталась старший помощник руководителя СУ СК РФ по Саратовской области Ирина Мешкова.

А еще за день до «Прямой линии» саратовский губернатор Валерий Радаев вызывал «на ковер» главу регионального Минздрава Наталию Мазину.

«Разберитесь по каждому рецепту, по каждому медучреждению, по каждому человеку и снимите эту проблему в самые ближайшие дни», – попросил губернатор Саратовской области Валерий Радаев.

Обращение к Путину заставило заранее решать проблемы и власти Белгородской области. Здесь сотрудники нефтеперерабатывающего завода больше года не получают зарплату. Задолженность уже превысила 20 млн рублей.

«С нами было проведено собрание, где нам представитель областной администрации, представители областной прокуратуры предложили уволиться и денег не ждать», – говорит начальник отдела промышленной безопасности и охраны окружающей среды белгородского НПЗ Алексей Гащенков.

За несколько дней до «Прямой линии» арестовали генерального директора завода Олега Майорова. Но, по мнению его подчиненных, это лишь создало новую проблему.

«С арестом генерального директора у нас заберут последнюю надежду, что продолжит завод свою работу, что погасят нам долги», – сказала местная жительница.

В день «Прямой линии» Майорова освободили из-под стражи. Так что правоохранителям придется искать реальных виновников и взыскивать с них долги по зарплате.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Родион Мариничев
comments powered by HyperComments