«Неженское» дело: на что способен «слабый пол»?

15:52 08/06/2019
Репетиция Парада Победы-2018
ФОТО : Mir24.tv / Глеб Медведев-Троицкий

О том, чем должна или не должна заниматься женщина, и кому она вообще «должна», любят рассуждать, в основном, мужчины. И часто в снисходительном, если не пренебрежительном ключе. Премудрости про «место женщины на кухне» и «бабью участь – рожать» явно изобрели не сами представительницы «слабого», как принято считать, пола. Оттуда же мифологемы, гласящие, что женщинам «мужские» занятия и профессии не по плечу, а если уж они в них идут, то не за самореализацией, а исключительно «за мужиком».

Как заявил на днях один известный кинорежиссер, гендерное равенство в кино противоречит физиологии, «только слепой не видит, что мужчин-режиссеров в мире больше, чем женщин-режиссеров», а на последнем Каннском кинофестивале дамы отметились лишь двумя слабыми фильмами. Другой мужчина, представитель экстремального вида спорта, сообщил «МИР 24» о том, что сам по себе экстрим женщинам не нужен, и приходят они в такой спорт лишь затем, чтобы «покрутить разными частями тела и найти себе крутого мальчика». Ранее примерно в том же ключе высказывался известный предприниматель Герман Стерлигов. Сторонников этих взглядов среди мужчин великое множество.

Откуда берется такая позиция, и есть ли в ней хоть доля истины?

«Мысленно всегда летала»

«Воздушный» экстрим – авиация, парашюты, парапланы, дельтапланы и так далее – давно уже не чисто мужской спорт. Туда приходят девушки, мечтающие летать, говорит летчик-инструктор, абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу, многократная чемпионка мира, Европы, многократный победитель соревнований социалистических стран, заслуженный мастер спорта, судья международной категории, президент Союза женщин летных специальностей «Авиатриса», генеральный секретарь Федерации авиационного спорта России Халидэ Макагонова. 

«Да, есть категория девчонок, которые надеются встретить в этой среде сильного, адекватного мужчину, но на фоне общего количества женщин, выбирающих небо ради неба, их очень мало. Печально слышать обобщения про «крутых мальчиков как единственную цель» всех женщин без исключения. Такие мужчины относятся к женщинам без уважения, их в сфере авиации быть не должно. Но их и немного», – говорит собеседница «МИР 24».

Нормальные мужчины понимают, что в таких видах спорта и профессиях сложно всем – и мужчинам, и женщинам. «Чем более мужчина талантлив от природы, тем правильнее он относится к женщинам и никогда не позволит себе уничижительного отношения. Они ведут себя правильно, по-рыцарски. В нашем Союзе женщин летных специальностей «Авиатриса» были женщины, которые летали во время войны, они говорили, что тогда мужчины во всем помогали. А сегодня встречаются мужики, которые попадают в эту среду, но не могут себя в ней реализовать, достичь того, к чему стремились. Пусть их совсем немного, но им остается лишь самоутверждаться за счет женщин. Очень легко сказать, «баба – дура». Конечно, дура! Она семикратная чемпионка мира, или военный летчик, или летчик МЧС, или космонавт, больше 20 тысяч часов безаварийного налета в гражданской авиации – и это женщины! А сам он чего добился?» – говорит чемпионка.

Справедливости ради, стоит отметить: большинство мужчин обожает, когда женщины заискивающе смотрят на них снизу вверх, априори признавая их превосходство. На летном поле это не редкость: напуганные девушки вручают свою жизнь в мускулистые руки опытного инструктора, который, в их представлении, является чем-то вроде полубога. Некоторым мужчинам это очень льстит, и не только на летном поле. Одни женщины используют эту мужскую слабость, других от нее коробит. Однако в «мужском» мире и, в особенности, в мужских занятиях и профессиях часто приходится принимать такие правила игры. Меньше проблем. 

Но никакой гендерной дискриминации тут быть не должно. Утверждения о том, что женщина по природе более пуглива, и потому должна не летать, а сидеть на кухне со сковородками, не более чем миф.

«Иногда говорят: женщина не может заниматься таким спортом, она с ним несовместима. А почему несовместима? С этим совместим любой сильный человек, а женщины очень сильные и характером, и волей. Иногда посильнее мужчин. Так что в целом женщины и мужчины имеют в этой сфере равные шансы», – считает абсолютная чемпионка мира.

«Неженское» дело: на что способен «слабый пол»?Фото из личного архива

Первый прыжок с парашютом пугает даже многих мужчин, но не каждую женщину.

«Нет, мне не было страшно, я очень хотела прыгнуть, – говорит Халидэ Макагонова. – Летать тем более не страшно, ну что вы! Напротив, я расстраивалась, когда не могла попасть на летное отделение. Я всегда летала в мыслях. Но был момент, на второй год занятий высшим пилотажем, когда мой организм (как и у многих пилотажников) начал сильно сопротивляться всем этим перегрузкам. Думаешь о том, как правильно, красиво и точно сделать фигуры, комплексы, как определять все вращения, вертикали, углы чуть ли не до одного градуса. Было, что я задавала себе вопрос: зачем я вообще этим занимаюсь? Разве мне нужно так издеваться над своим организмом? Потом посидишь, отдохнешь, встаешь и понимаешь, что жить без этого не можешь. Без труда ничего бы не вышло, нельзя отступать, надо идти дальше», – рассказывает собеседница «МИР 24».

С другой стороны, принято считать, что женщины вообще склонны к большей точности, кропотливости. Может, в этом смысле у них больше перспектив и в авиации? «Девчонки, наверное, более рациональные, а ребята – более рисковые, действуют по принципу «была не была». Но большой разницы между мужчинами и женщинами, думаю, и тут не существует», – говорит знаменитая летчица.

Одним словом, если человек – профессионал, то пол не имеет значения. А если в профессии у него что-то не сложилось, он будет искать крайнего – и, с высокой вероятностью, его найдет, но не там, где следовало.


«Люди с крылатой душой»

В военную авиацию женщины тоже приходят не «за мужиками» (эта версия у собеседницы «МИР 24» вызвала смех) – а, скорее, вопреки им. В такой сложной сфере женщинам приходится буквально прорываться через ощутимое сопротивление мужской среды.

«Мужчин, которые так рассуждают, надо стараться понять и простить. То, что женщины замахнулись на мужскую профессию, их раздражает, но давайте поставим себя на их место. Как бы мы реагировали? Возможно, так же…», – говорит полковник авиации, Вице-президент Союза женщин летных специальностей «Авиатриса» Галина Скробова-Кошкина, совершившая в 1992 году в качестве 2-го пилота вертолёта 
Ми-24В международный женский перелет в Америку по маршруту «Москва-Майами», который был приурочен 500-летию открытия Америки Колумбом и 
50-летию ленд-лиза. Главным консультантом перелета была Валентина Степановна Гризодубова.
 
По ее словам, авиация – очень серьезная и важная отрасль. «Работа в авиации сопряжена с огромной ответственностью. В этой сфере – настоящие энтузиасты, готовые на все ради неба… Летчики военной авиации – сверхлюди. Они выдерживают изматывающий график, постоянные физические и моральные перегрузки, знакомы с техническими характеристиками всех известных воздушных машин, могут при необходимости починить самолет или вертолет самостоятельно. Работа трудная и опасная. Постоянные переезды, регулярные командировки в удаленные уголки страны и огромные нагрузки. Пожалуй, этот труд только для настоящих патриотов и смельчаков», – говорит собеседница «Мир 24».

Профессия действительно сложная, трудная, требующая серьезнейших усилий. Сама Галина Петровна около 20-ти лет прослужила в Военно-воздушных силах Министерства обороны Российской Федерации и около 10-ти лет в авиации МВД России и Росгвардии. 

Занимала должность старшего инспектора-летчика отдела безопасности полетов авиационного отряда специального назначения «Ястреб» Центра специального назначения сил оперативного реагирования и авиации. Работает с летным и инженерно-техническим персоналом, преподает в Московском авиационном учебном центре АО «Камов» холдинга «Вертолеты России». Была первой женщиной-выпускницей Военно-воздушной академии им. Ю.А. Гагарина и единственной женщиной, окончившей адьюнктуру кафедры «Боевой подготовки и безопасности полетов» данной академии. Сама академия, а особенно ее командный факультет, отделение армейской авиации, в те времена были для женщин совершенно недоступны.

«Но у меня была мечта детства и пример – духовная мать по жизни – летчик-испытатель Марина Лаврентьевна Попович. В шестом классе в школьной библиотеке мне попалась на глаза книжка под авторством ее и авиационного инженера подполковника Тамары Богдановны Кожевниковой «Жизнь – вечный взлет». И я захотела стать похожей на этих 2-х легендарных прекрасных душой человека – знаменитую летчицу и замечательнейшего инженера. Я мечтала стать не просто летчицей, а военной летчицей, и как могла, шла своим путем к детской мечте, цели в жизни, хотя было трудно», – говорит собеседница «МИР 24».

По ее словам, мужчинам ни в коем случае не нужно ничего доказывать – или мало не покажется. «Я старалась с ними не связываться, спокойно делала свое дело. Не нужно с ними спорить, конфликтовать, иначе они еще сильнее «перекроют кислород», могут потом отомстить исподтишка. Это практика. Вообще не надо соревноваться с ними и показывать им свою силу. С ними надо договариваться! Они привыкли к тому, что мы – слабый пол, а мы в каких-то вопросах сильнее, даже психологически. Надо быть гибче, мудрее, особенно если замахиваешься на их область. Стараться быть не «круче», а наравне. Я никогда не ставила себе цели быть «круче» и всегда воспринимала мужчин с уважением. Конечно, некоторые из них относятся к нам очень ревностно, где-то в душе, может, и завидуют. Возможно, мы им на одно место наступили. Иногда молчат, скрипя зубами. Мне лично в глаза никто никогда ничего такого не говорил, но порой я чувствовала с их стороны ревность к профессии, напряженность. Бывали моменты, что вредничали, не разрешали летать – «перекрывали кислород». А я спокойно, терпеливо переносила все лишения. Главное, чтобы была возможность заниматься любимым делом – летать, хотя приходилось не так часто, как хотелось бы. Я бесконечно благодарна судьбе, что, прослужив 32 года в календарном исчислении, всегда находилась на летной должности. И никогда не хотела заниматься чем-то другим. Эта профессия приносит мне такое счастье и душевное удовлетворение, что все трудности отходят на задний план. Впереди – лишь та профессия, которой я посвятила всю свою жизнь, и без которой не мыслю своего существования. И я бесконечно счастлива, что посвятила свою жизнь авиации. Идешь по аэродрому, и душа радуется. Не каждому дано такое счастье. А вообще, если работа приносит радость, большего счастья в жизни, наверное, не может быть. Хотелось бы поработать в этой стихии подольше. Есть планы, и я буду стремиться их осуществить», – говорит летчица.

«Неженское» дело: на что способен «слабый пол»?Фото из личного архива

«Чтобы чего-то достичь в любом деле, не обязательно в авиации, нужно очень любить это дело, – поясняет собеседница «МИР 24». – И тогда все трудности преодолимы. Как бы ни вредничали мужчины, на тысячу человек встречался один, который поддерживал и помогал приблизиться к моей мечте. Девушкам пробиться на военную кафедру было невозможно, я добивалась этого четыре года, ездила в Москву, впервые встретилась с Мариной Лаврентьевной Попович, думала, она мне поможет. На второй год снова поехала в Москву, попала на прием к заместителю Главного политического управления генерал-лейтенанту Уткину Б.П., которому сейчас 96 лет, генерал-полковник. Он прошел через всю войну. Приводила в пример и Марину Лаврентьевну, и летчиц трех женских авиационных полков, и перелеты 30-х гг. экипажа В.В. Гризодубовой, П.Д. Осипенко и М.М. Расковой, и Валентину Терешкову. Борис Павлович Уткин тогда сказал мне: «а что ж такого – женщина-офицер?», и «дал мне добро» учиться на военной кафедре Уфимского авиационного института. Я стала первой девушкой, открывшей двери этой военной кафедры. И сейчас девушки ее заканчивают», – говорит Галина Скробова-Кошкина.

Не принимали женщин во все времена и в летные училища, но в 1983 году благодаря Светлане Савицкой, Марине Попович, Галине Корчугановой был открыт первый спецнабор девушек в Волчанское авиационное училище летчиков ДОСААФ СССР, которое готовило летчиков-инструкторов для системы ДОСААФ. «В тот год приняли три девушки на самолетное отделение, три на вертолетное и три на планерное и парашютное. В 1986 году был второй спецнабор. Меня тогда не приняли – сказали, что у меня три преграды: возраст (24 года), звание лейтенанта и высшее образование (училище было средним). И опять на моем пути встретился добрый понимающий человек – начальник Волчанского АУЛ ДОСААФ генерал-майор Крутилин. Он разрешил устроиться на работу техником вертолета, вместо инженера-механика по авиационным двигателям согласно диплому после окончания авиационного института. И после прохождения офицерских трехмесячных сборов при Богодуховском авиационном центре ДОСААФ СССР и года работы техником вертолета, на следующий год был «зеленый светофор». В результате летное училище закончила за два года, получив красный диплом «летчика-инструктора», и работая техником вертолета. Сейчас девушек принимают в гражданскую авиацию – тоже в виде исключения, но, тем не менее, принимают. А два года подряд (в 2017 – 2018 гг.) осуществлен набор девушек по 15 человек в Краснодарское высшее военное авиационное училище летчиков. Надеемся, что эстафета будет передана», – говорит полковник. 

Почему же до сих пор все это происходит в виде исключения? «Все-таки это сложно – летать. В первую очередь, физически. На самом деле, перегрузки огромнейшие. С одной стороны, бытует мнение, что женщины выносливее, с другой, они воспринимаются мужчинами как хранительницы очага и матери детей. Мало произвести человека на свет, надо его вырастить, выучить, накормить, воспитать. Это требует массу времени, но сложнейшая авиационная отрасль тоже требует полной самоотдачи, и не всегда совместима с личной жизнью. Везде не успеешь – или профессии отдаваться полностью, или семье, а параллельно очень сложно, практически невозможно. Как правило, те девушки, которые посвятили свою жизнь авиации, крайне редко могут создать семью. Их единицы. Потому что совмещать очень трудно. В основном, или нет семьи, или родили ребенка и воспитывают одни. Или разводятся. У той же Марины Лаврентьевны Попович – 102 мировых рекорда, освоившей более 40 типов самолетов и вертолетов, а семья распалась из-за того, что она очень много летала, испытывала самолеты. Возможно, мужчины хотят уберечь нас от этого. Потом, одно дело работать наравне с мужчинами, другое – после работы еще приготовить, убрать, постирать. Все же на женских плечах! Мужчины в этих делах, в основном, не помощники, привыкли, что их обслуживают. А что делать? За нас никто ничего не сделает. Вот и приходится крутиться. Но если мужчина любит свою женщину и относится к ней с пониманием, он всегда поможет. Во всем нужна гармония», – говорит собеседница «МИР 24».

Опять же, вопрос упирается в энтузиазм и стремление достичь реальных профессиональных высот. «Если женщина замахнулась на мужскую профессию и многого добилась – почему бы и нет? Но все женщины не смогут так жить. У мужчин в этом смысле «зеленый светофор», есть мечта – пожалуйста. А у нас таких – единицы, готовые пробивать стены, если хватит терпения и сил, чтобы чего-то добиться. Но если не можешь – значит, тебе там не место. Еще, возможно, мужчины судят по тому контингенту женщин, с которым общаются. Цели у всех разные», – говорит Галина Скробова-Кошкина.

«Неженское» дело: на что способен «слабый пол»?Фото из личного архива

Кстати, преподавать мужчинам тоже не так просто. «Это огромнейшая ответственность, надо много знать. И это не студенты, это уже летчики-профессионалы, люди дела. Относятся очень доброжелательно и уважительно, и это очень радует. Летчик летчика и профессионал профессионала всегда поймет. А взаимопонимание дорогого стоит», – говорит полковник авиации.

При этом Галина Петровна, за плечами которой более 50 прыжков с парашютом, парашютисткой себя не считает. «Нам же положено было прыгнуть два прыжка в год, иначе к полетам бы просто не допустили. Но 50, в том числе, по собственному желанию, это немного. А вот парашютисты, которые этим одержимы, для меня как космонавты или летчики-испытатели – небожители! Это что-то недостижимое. Я всегда считала их такими смелыми и выносливыми людьми! Они по-настоящему летают душой, фигуры выстраивают, парят над землей! Настоящие спортсмены. Это творчество! Надо очень это любить и владеть своим телом. Они действительно как птицы. Или воздушные гимнасты в цирке! Это же потрясающе. Или спортсмены-пилотажники! Нам, военным летчикам, наверное, такого не дано», – считает собеседница «МИР 24».

Так или иначе, с мужскими занятиями женщины вполне совместимы. «Если душа рвется к этому, если человек без этого жить не может, почему нет? Почему женщине не разрешить заниматься любимым делом? Если ей работа в радость, она и дома больше сделает. А мужчины…Люди разные. Давайте их простим, красоты и доброты в жизни все же больше. Иначе не было бы жизни на Земле. Если бы мы реагировали на все, нас бы просто не хватило. Надо, не теряя самообладания, сосредотачиваться на главном», – подытожила Галина Скробова-Кошкина.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments