«В наше время так не делают»: когда ретровелосипеды – больше, чем хобби

14:19 03/06/2019
«В наше время так не делают»: когда ретровелосипеды больше, чем хобби
ФОТО : AP\TASS / Петр Ковалев

В 2018 году с подачи Туркменистана Генеральная ассамблея ООН провозгласила 3 июня Всемирным днем велосипеда. История этого вида транспорта насчитывает уже более двух веков. Сегодня велосипед – это стиль жизни, для многих – хобби, сопряженное с исторической реконструкцией или ролевыми играми, а ретровелосипеды объединили вокруг себя коллекционеров. О своей работе и увлечении рассказывают владелец самой большой коллекции ретровелосипедов в России Андрей Мятиев, научный сотрудник Политехнического музея Максим Карташев и сотрудник музея «Московский транспорт» Дмитрий Кесов.

«Ключевое преимущество старой техники – эстетика»

Дмитрий Кесов: В 2010 году мне попал в руки велосипед моего отца, простоявший несколько лет в сыром подвале в несколько модифицированном и изношенном состоянии. До этого я имел дело лишь с современными велосипедами, в которых все относительно просто и понятно: детали есть в магазинах, методы и приемы обслуживания описаны во множестве статей и т.д. Поставив подвальный велосипед на ход, я обнаружил, что едет он существенно интереснее тех дешевых великов, которые у меня были. Стало очень интересно понять, а как же оно работало «тогда». За год мне удалось найти недостающие и изношенные детали, понять, как и к чему их прикручивать, распробовать особенности и прелести езды. В процессе поисков и ремонта я узнал, что существуют более интересные советские велосипеды, и мне безумно захотелось понять, в чем же разница, каков эволюционный путь этих машин.

Основной источник велосипедов и деталей к ним – сарафанное радио. Что-то находится на электронных торговых площадках, что-то дарят. Мой любимый способ приобретения – обмен, поскольку деньги имеют свойство обесцениваться, тратиться, а ретродетали и велосипеды лишь растут в цене. Это увлечение научило меня многим тонкостям, я приобрел огромный круг общения из людей со всех уголков России и не только. Одно из основных достижений – понимание принципов действия бесчисленного числа разнотипных конструкций, навыки веломеханика продвинутого уровня. Несколько лет назад мне поступило предложение применять их в развитии одной из крупнейших в мире коллекций советских велосипедов. Мне посчастливилось сотрудничать с довольно известной мастерской, одним из направлений деятельности которой является ремонт и реставрация ретровелосипедов, а также провести совместную работу с Политехническим музеем и его обширной велоколлекцией. К сожалению, велодело не является моей основной работой, хотя некоторое время назад такое явление прочно присутствовало в моей жизни.

Основное направление моего увлечения – спортивные и гоночные велосипеды. В процессе развития моих познаний стало очевидно, что именно этот тип велотехники отражает технологические и промышленные достижения производства. Не могу сказать, что интересны исключительно старые модели. Каждый велосипед по-своему хорош для своего времени. Ключевое преимущество старой техники – эстетика. В наше время так не делают. Разумеется, технологический прогресс не стоит на месте: современные велосипеды сопоставимых классов намного производительнее (и проще в обслуживании и эксплуатации).

Если говорить про какие-то выдающиеся и экспонируемые коллекции, безусловно, стоит отметить собрания Вячеслава Столярова, Владислава Карганова, Андрея Мятиева, коллекцию Политехнического музея. В целом же велокультура находится в предзачаточном состоянии, что дает огромные перспективы для развития.

В вопросе инфраструктуры для велосипедистов в Москве, на мой взгляд, есть и плюсы, и минусы. Городская сеть велопроката – это очень круто, велодорожки – увы. Удобство езды по городу в наши дни достигается скорее навыками, а не комфортной средой. Но не могу не отметить возросший уровень культуры уличного движения в столице (ура, велосипед на дороге стремятся подбить значительно реже, значительно чаще водители стремятся создать более безопасные условия для движения), но рисовать велополосы на узких разбитых улицах по решеткам ливневок и крышкам канализационных люков, велодорожки на тротуарах из плитки, дорожки в парках, общая несвязность сети велодорожек – очевидное вредительство.

«В наше время так не делают»: когда ретровелосипеды – больше, чем хоббиФото: ТАСС / Шамуков Руслан

«Полностью свою коллекцию я сам ни разу не видел в одном помещении»

Андрей Мятиев: Велосипедная культура в Россию пришла сравнительно поздно – первые велосипедисты появились в середине XIX века. Легенда о Ефиме Артамонове, якобы создавшем первый в мире велосипед еще в 1801 году, к сожалению, не нашла исторического подтверждения. Первая российская специализированная фабрика по производству велосипедов была открыта в 1886 году в Риге, и до 1917 года в стране было всего два крупных производителя велосипедов и несколько десятков мелких. В 30-х годах в СССР было построено три высокопроизводительных велозавода, но их продукции все равно не хватало, чтобы обеспечить нужды огромной страны. Зато в послевоенное время СССР стал крупнейшим производителем велосипедов в мире, построив мощнейшие велозаводы, от которых в наше время, к сожалению, остались одни воспоминания, да сами велосипеды, исправно служащие своим владельцам по 30-60 лет. Сейчас эстафету русского велопроизводства приняли несколько небольших компаний, изготавливающих собственные рамы и вилки, а также аксессуары. Некоторые из них (к примеру, Triton Bikes) имеют международное признание и спрос на свою продукцию не только в России, но и во всем мире. Несколько российских крупных производителей в основном пользуются иностранным сырьем и комплектующими, но обеспечивают недорогими велосипедами потребности регионов.

В коллекции Музея истории велосипедного дела в России Андрея Мятиева сегодня более 780 комплектных велосипедов, к экспозиции готовы около 700. Также в коллекциях насчитывается более 10 000 других экспонатов, имеющих отношение к истории велосипедного дела, и уникальный архив, насчитывающий свыше 110 000 фотографий, чертежей, документов и прочих уникальных материалов. Поиск экспонатов ведется непрерывно последние 32 года. В настоящий момент моя коллекция – крупнейшее тематическое собрание на пространстве бывшего СССР. Есть и другие коллекционеры и даже владельцы собственных музеев, к примеру, в Латвии и Эстонии. Мы поддерживаем дружеские и профессиональные контакты, обмениваемся информацией, помогаем друг-другу запчастями. В какой-то степени и в результате моей деятельности сейчас в России тема истории велосипеда стала достаточно популярна, и множество людей разных возрастов ей интересуются.

Крупные государственные коллекции велосипедов хранятся в Политехническом музее в Москве и в Музее-заповеднике «Петергоф». Там имеются весьма редкие и интересные экземпляры, особенно в Петергофе, где хранятся велосипеды, принадлежавшие императорской и великокняжеской семьям. В некоторых музеях есть отдельные интересные экземпляры, имеющие мемориальное значение; так, например, в Музее Л.Н. Толстого в Москве хранится велосипед великого писателя, а в Музее К.Э. Циолковского в Калуге – велосипед основоположника космонавтики. В экспозициях провинциальных краеведческих музеев также экспонируются отдельные интересные экземпляры – во Владимире, Ельце и других городах.

Реставрацией занимаюсь сам, а в последние годы мне помогают еще двое моих друзей. Срок реставрации зависит от степени комплектности, редкости экземпляра и степени реставрации. Комплектация иногда может занимать годы и даже десятилетия – в особенно сложных случаях. Реставрационные работы могут быть по полному циклу (с полной перекраской, восстановлением гальванических покрытий и всей механики) – обычно такая реставрация занимает около шести месяцев, так как сильно зависит от работ по гальванике, которые делаются на заказ другими исполнителями. Реставрация в формате консервации (бережная отмывка и консервация оригинальной окраски, чистка корродировавших поверхностей до металла и полировка их, приведение в порядок механики) занимает обычно один-два месяца .

Отделить основную работу от хобби в моем случае, наверное, уже невозможно. Знания и умения, приобретенные в процессе коллекционерской и исследовательской деятельности, сделали меня тем, кем я сейчас являюсь. Так что выражение «сделал себя сам» справедливо и в обратном направлении – «меня сделало мое дело». Иногда доход приносит выставочная деятельность, иногда – написание статей об истории техники или организация мероприятий, консультации, реставрация. За последние 25 лет я написал более 200 статей и две книги.

Основное преимущество любой исторической техники перед современной – это эстетика, высокое качество исполнения всех деталей и то уловимое почти каждым человеком тепло, идущее от предмета, на протяжении многих десятилетий взаимодействовавшего с разными людьми. Можно назвать это шармом, обаянием, очарованием…

К сожалению, московские власти, несмотря на неоднократные обращения и свои обещания, так и не предоставили помещения для постоянной экспозиции Веломузея. Поэтому Веломузей функционирует в формате временных выставок; а полностью свою коллекцию я сам ни разу не видел в одном помещении. Временные экспозиции я организую как в Москве на различных площадках, так и в провинции – в Коломне, Владимире, Костроме, Звенигороде… Хранение коллекции – это тоже болезненный вопрос. 12 лет назад я переехал жить из Москвы в Подмосковье для того, чтобы сохранить уже имеющиеся экспонаты и получить возможность для развития коллекции. Помещений для хранения предметов, реставрации и исследовательской работы все равно не хватает, но, по крайней мере, нет риска, что все будет в одночасье выброшено на улицу, как когда-то едва не произошло с моей экспозицией в Академии физкультуры и спорта, где она демонстрировалась более 10 лет.

«В наше время так не делают»: когда ретровелосипеды – больше, чем хоббиФото: ТАСС / Шамуков Руслан

«Если поедете на старинном «Пауке», то вас заметят все»

Максим Карташев: Коллекция Политехнического музея насчитывает 125 собственно велосипедов, не считая запасных частей, инструментов и комплектующих. В самом Политехническом музее велосипеды сейчас находятся в Открытых фондах в Текстильщиках, и доступ к ним ограничен.

Мои любимые велосипеды – наиболее старинные. Например, велосипед «Костотряс», велосипед «Паук». В России практически всегда производились неплохие велосипеды, вплоть до развала СССР, часто они превосходили западные аналоги, например «Дукс боевой» времен Первой мировой войны. Спортивные велосипеды для высших достижений, разработанные в харьковском ЦКТБ велостроения, также не уступали лучшим мировым образцам.

Страны-лидеры в области велостроения сменяли друг друга. Сначала это была Франция, затем Великобритания, США и ряд европейских стран. В наше время, наверное, лидерство принадлежит Китаю, Индии и странам Юго-Восточной Азии (по велосипедам массового спроса).

Но ретровелосипеды, так же как и старинные автомобили, обладают особым шармом. Если вы поедете по городу на суперсовременном навороченном байке, на вас почти никто не обратит внимания. А если поедете на старинном «Пауке», то вас заметят все. По-моему, это и есть главное преимущество старинных велосипедов перед современными.

Я думаю, в Москве до сих пор нет отдельного Музея истории велосипеда потому, что, несмотря на его растущую популярность как альтернативного средства транспорта, история велосипеда как феномена ХХ-ХХI века у нас сегодня практически никого не интересует. По мере воспитания в людях культуры бережного отношения к истории техники, возможно, станет актуальным и создание такого музея. Скорее всего, в случае появления постоянно действующего специализированного музея велосипедов в настоящий момент, его посещаемость будет низкой.

Сам я сейчас велосипедом не пользуюсь по состоянию здоровья. В детстве и юности много катался, но только за городом, на природе. Как бы нам ни хотелось, но мне кажется, что климат России не сильно благоприятствует его использованию в течение длительного времени. Как говорится: «Колыма ты Колыма, чудная планета: 12 месяцев зима остальное – лето».

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments