Brexit и немножко нервно: чем запомнится Тереза Мэй?

11:13 07/06/2019
Чем запомнится Тереза Мэй?
ФОТО : Zuma\TASS

Палач-Brexit продолжает шагать по политической карте Великобритании, оставляя за собой только уничтоженные карьеры государственных деятелей всех уровней. Свежая кровь – премьер-министр Тереза Мэй. Она объявила, что уйдет в отставку с поста главы консервативной партии 7 июня, а значит и лишиться кресла в правительстве.

Впрочем, за те три года, что Мэй провела во главе государства, она успела убедить всех, что Brexit может быть разве что последним спасением провальному сроку слабого политика. Не получилось. И теперь все, по чему запомнят премьера – череда провалов, бесконечная бесхребетность и неумение консолидировать даже собственную партию. Не говоря уже о нации.

Пока Тереза Мэй говорит, что она приложила максимум усилий и сделала все возможное, «МИР 24» вспоминает, чем запомнилась глава тори в своей стране и в мире.

Проваленный Brexit

Лето 2016 года. Голосование по выходу Великобритании из Евросоюза показывает, что 52% жителей страны хотят отделиться от объединения. Довольно популярный премьер-евроинтегратор Дэвид Кэмерон уходит в отставку. На его место, за неимением лучших кандидатов, приходит Тереза Мэй.

Еще совсем недавно она, будучи главой различных министерств при консервативной партии, была известным сторонником Евросоюза. Но в последние годы решила изменить свой вектор мысли. Видимо, так было выгодно для дальнейшей политической карьеры. У Мэй никогда не было особой программы и своей идеологии. Где-то она потакала соцдемам, где-то либералам. Не забывала даже о сторонниках сильного государственного кулака. Казалось бы, когда во главе государства стоит политический флюгер – это повод насторожиться. Но новый премьер выступала за Brexit, а это было самым важным для страны на тот момент.

Успешно добравшись до последней стадии переговоров по реализации 50-й статьи Лиссабонского договора, Мэй существенно подняла свой рейтинг. Впрочем, ей предстояли еще два сложных года переговоров, да и общественность необходимо было постоянно убеждать в необходимости Brexit. В 2017 году лидер тори еще не видела в этом проблемы.

Зима 2019 года. Сюрприз – оказалось, что на протяжении двух лет нужно было работать, а не молча наблюдать за развитием ситуации. Мэй полностью упустила нить событий, потеряла момент, когда, согласно соцопросам, уже большинство британцев высказывались за то, чтобы остаться в Евросоюзе. Она не заметила, как в ее собственной партии пошли перешептывания о том, что голосовать за явно негативную сделку Мэй по Brexit не стоит – политический кризис вокруг этого знаменательного события рано или поздно закончится, а вот жить со своей репутацией придется. В конце концов, премьер упустила момент, когда граждан устроил бы вариант даже с no-deal Brexit. В результате ей пришлось идти на какие-то унизительные для политика процедуры – например, она пообещала уйти в отставку, если парламентарии примут закон о выходе из ЕС. Конечно, это не помогло, а заодно столь жалкая попытка опустила рейтинг Мэй ниже плинтуса.

Три года назад ее, без особых навыков и выделяющихся способностей, избрали главой консервативной партии – и главой государства – только для того, чтобы довести до конца процесс расставания с Евросоюзом. Даже этого у Мэй сделать не получилось.

Проваленные выборы-2017

В начале 2017 года в Великобритании сложилась уникальная для этой страны политическая ситуация. Такого не было уже полвека, и вряд ли это скоро повториться. Существовал реальный шанс, что одна партия полностью захватит парламент. Благодаря успешному началу Brexit у тори было невероятное преимущество над лейбористами. Кроме того, лидером оппозиции два года как являлся потешный Джереми Корбин – открытый социалист, которого не любят даже внутри собственной партии. Выполнявший роль «левого» шута, который использует свое время на ТВ для рассуждений о собственном огороде, глава лейбористов был самым слабым оппозиционером за видимую британскую историю. Разрыв между партиями и так составлял 99 мест в парламенте, а тут Мэй еще и решила досрочные выборы объявить.

По предварительным апрельским прогнозам, на выборах-2017 консервативная партия должна была получить более 400 кресел и без коалиций проводить любой законопроект по собственному желанию. За короткие три месяца Тереза Мэй и ее подчиненные успели разбазарить вообще все преимущество в основном в пользу Корбина. Человека, который открыто поддерживал ИРА, призывал распустить НАТО и получал вотум недоверия от 80% парламентариев из своей партии. Надо было постараться.

Тори не упустили большинства в палате общин, но были к этому очень близки. Вместо улучшения своего прошлого результата на 70 кресел, они потеряли 12 мест. Катастрофа, какой довольно спокойная британская политическая машина не видела очень давно. Возможно, именно эта проваленная избирательная кампания не дала Мэй провести через парламент сделку по Brexit зимой 2019 года. 

Проваленный срок

В политологии часто используется выражение failed state. Так называют государство, которое в силу тех или иных причин не может продолжать существовать как самостоятельный политический или экономический актор. Ко всему сроку Мэй уж точно стоило бы применить термин failed cabinet. Все эти три года ее преследовали неудачи как в законодательных инициативах, так и в отношениях с собственными министрами.

Она хотела ограничить поток мигрантов Великобританию – получилось лишь существенно усложнить жизнь приезжим из неевропейских стран. Полумера не понравилось ни прогрессивной, ни консервативной части общества. Она хотела уменьшить государственные траты – но вместо этого подписала программу новой модели государственного медицинского страхования. Причем сумма оказалась смешной. Снова критика с обеих сторон.

Мэй то ли в силу отсутствия собственной идеологии, то ли из-за стрессовой ситуации с Brexit выбрала себе максимально некомфортную для всей Великобритании модель поведения. В мире царствующего неолиберализма она решила поиграть в сильное консервативное государство. То есть буквально вобрать в себя все худшее от второго пришествия Уинстона Черчилля и от типичных лейбористов середины века вроде Гарольда Вильсона. Судя по всему, Мэй изначально пыталась усидеть на двух тронах британской политики, но видимо что-то перепутала и смогла оседлать разве что две табуретки где-то в отдаленном районе Истборна – в единственном месте, где живут ее искренние сторонники.

Не получалось и в офисе. Вспомнить только ситуацию в середине 2018 года, когда в отставку после разговора с Мэй подали сразу министр иностранных дел Борис Джонсон и министр по вопросам Brexit Дэвид Дэвис. На место последнего оперативно назначили Доминика Рааба, который достиг определенных успехов, но после очередного разговора с Мэй также решил выйти из состава кабинета. Что характерно, все трое с тех пор активно «полощут» премьера за ее позицию и реальные дела по Brexit. Как можно было так довести трех подряд министров – большой вопрос.

Что ж, «новая железная леди», похоже, не выдержала предложенного темпа и «заржавела». Теперь корабль Великобритании, судя по всему, перейдет в управление одиозного для россиян экс-главу МИД Бориса Джонсона. И это уже гораздо более интересный сценарий.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments