Жизнь на ладошке: как в России спасают новорожденных весом в 500 граммов

13:07 06/05/2019
Неонатолог: «Простыми методами питания можно предотвратить даже пороки развития»
ФОТО : Фото предоставлено проектом "Жизнь на ладошке"

В череде майских праздников затерялась одна очень важная дата – Международный день акушерки. Хорошо, если ребенок рождается без осложнений и в нужный срок, но так происходит не всегда. В XXI веке человечество научилось спасать и отправлять в нормальную жизнь даже малышей, родившихся с весом 500 граммов! «МИР 24» поговорил о том, как выхаживают таких крошек, с реаниматологом-неонатологом отделения реанимации новорожденных Перинатального центра ГКБ 24 и экспертом благотворительного проекта «Жизнь на ладошке» Марией Мумриковой.

– Сколько лет вы работаете реаниматологом-неонатологом и почему выбрали именно это направление?

– Обычно выбор специальности у нас происходит еще в институте, я училась на педиатрическом факультете, работала медсестрой в отделении патологии новорожденных. Это определило выбор моей дальнейшей ординатуры. Когда мы пришли в отделение, где я работаю уже больше 10 лет, мы совершенно не представляли, какие трудности нас ждут, но коллектив, принятое в нем отношение к детям повлияли на то, что мы захотели остаться.

– Как обстоят дела с выхаживанием недоношенных детей в России?

– К 2012 году мы вышли на европейский уровень оказания помощи недоношенным детям. Это выхаживание детей с 500 граммов, 22-й недели. До этого времени жизнеспособными считались дети с 28 недель и весом не менее килограмма. Сегодня ответственность возросла – каждый рожденный на 22-й неделе ребенок должен получить высококлассную помощь, мы должны минимизировать последствия, вероятность инвалидности. Десять лет назад, когда к нам поступал какой-нибудь ребеночек в 28 недель, мы думали, что это будет тяжелый случай, с осложнениями, а сейчас детки в 28 недель практически стабилизируются на этапе роддома и проходят мимо нашей реанимации уже в патологию новорожденных. Наше отделение заполнено детьми с по-настоящему низким весом, 90% пациентов у нас весят меньше 1,5 кг. Экстремальной массой тела считается вес до килограмма, очень низкой – от кило до 1,5 кг. Дети меньше 1 кг в высокой группе риска просто потому, что они еще незрелые. Но, тем не менее, мы стремимся к выживаемости до 80%, хотя десятилетие назад они практически не выживали.

Надо сказать, что не только вес определяет жизнеспособность, бывает задержка веса по отношению к сроку беременности. Например, дети рождаются на 23-24-й неделе с весом 450 граммов. И они дышат, им тоже оказывается помощь. У нас есть Праздник недоношенных детей, на который приходит девочка из двойни, после рождения весившая 450 граммов. Сейчас ей уже лет 12.

– Дети, которые рождаются так рано, обречены на инвалидность или могут вырасти здоровыми людьми?

– За последние 10-15 лет в нашей специальности произошло чудо. Когда мы еще только начинали учиться в ординатуре, практически все недоношенные дети нуждались в инвазивной вентиляции легких. Им спасали жизнь, но при этом были серьезные последствия в виде бронхолегочной дисплазии, ретинопатии, разных неврологических нарушений. Сейчас большинство недоношенных детей не уходят на инвазивную вентиляцию, им прямо в легкие вводится специальное вещество, которое раскрывает эти легкие, и дети продолжают вентилироваться на неинвазивной вентиляции.

В результате глобально снизились осложнения, связанные с выхаживанием таких деток. Было еще несколько подобных моментов, когда дети нуждались в каком-то серьезном вмешательстве, терапии, а потом появлялось новое лекарство, и совершенно изменялась помощь этим детям. Хотя, несомненно, бывают очень тяжелые случаи, которые чаще всего связаны с сочетанием недоношенности с тяжелой внутриутробной инфекцией, какими-то пороками развития. Если никаких осложняющих факторов нет, то прогнозы сейчас реально хорошие.

– Как работает система? Что нужно женщине, чтобы при угрозе преждевременных родов ее ребенка спасли?

– Помощь недоношенному ребенку продумана и прописана до каждой минуты с самого рождения. Есть такое понятие «золотой час» – это первый час жизни ребенка, от которого зависит прогноз. В течение уже 10 лет в Москве в каждом роддоме ребенку, рожденному раньше срока, будет оказана помощь – реанимационная, если это необходимо, интенсивная терапия. Когда мы начинали работать, были роддома без реанимационной службы. Сейчас в каждом роддоме, пусть там шесть коек, обязательно есть реаниматолог, который владеет всей помощью первого часа.

Второе – роддома делятся на уровни. Наш перинатальный центр готов оказывать помощь детям с экстремально низкой массой тела. Если есть угроза прерывания беременности, то женщина поступает заранее. Легче ребенка внутриутробно перевезти, чем потом его перевозить рожденного. В Москве есть несколько перинатальных центров, которые специализируются на недоношенных детях. Если малыш поздненедоношенный, это уже другой роддом.

недоношенные дети

Фото предоставлено проектом «Жизнь на ладошке»

– Когда вы говорите о тяжелом развитии событий, что вы подразумеваете?

 – Одни дети легко получают первую помощь и уходят в патологию новорожденных, на вторые этапы реанимации. Я, как врач второго этапа реанимации, конечно, вижу детей, которые требуют более длительного лечения, иногда месяцами. Бывают дети, которые очень тяжело поддаются лечению. Чаще всего это вызвано тяжелым течением инфекции, которая возникает еще внутриутробно. К сожалению, дети тоже начинают болеть, и мы уже стартуем с тяжелой ситуации. Иногда у таких детей просто не хватает резервов. Внутриутробно ребенок получает от мамы питательные вещества, антитела, гормоны, а если он рождается на раннем сроке и вынужден еще бороться с инфекцией, порой не хватает ни его сил, ни наших, медицинских.

Дети, рожденные сильно раньше положенного срока, имеют более высокий риск развития инвалидности. Чаще всего это проблемы со зрением (крайнее проявление нарушения – слепота) и неврологические расстройства. За последние годы у нас не было детей с тотальной слепотой, но, тем не менее, на этапах нашего выхаживания обязательно малыша смотрит окулист. В некоторых случаях требуется лазерная коагуляция сетчатки глаза, которая помогает избежать отслойки. Бывает внутрижелудочковое кровоизлияние в мозг, потому что сосуды очень слабые. Кровоизлияние может разрешиться без серьезных последствий, а может развиваться гидроцефалия, чтобы это не прогрессировало, иногда нужно бороться вместе с нейрохирургами. Бывают настолько сложные случаи, что даже при всех максимальных возможностях медицина остается бессильной... Не все дети, рожденные преждевременно, способны выжить.

– Правда ли, что в некоторых случаях преждевременных родов и осложнений можно избежать просто правильной диетой? Что такое прегравидарная подготовка?

– Годами стоя около кювезов, понимаешь, что ты находишься уже не на начальном этапе. Перед тобой были еще внутриутробная жизнь ребенка, образ жизни мамы. К сожалению, у самих мам и даже у врачей очень низкая осведомленность о том, что риски преждевременных родов, каких-то инфекций иногда зависят от очень банальных вещей. Вообще к беременности желательно готовиться. Три месяца до планируемой беременности необходимо принимать фолиевую кислоту, она снижает риски возникновения фолатозависимых пороков сердца и пороков нервной трубки.

Сама суть прегравидарной подготовки состоит в том, чтобы простыми методами питания предотвратить даже пороки развития. Дефицит цинка – это пороки лицевого скелета, за обменом железа вообще очень мало следят, хотя он может стать причиной преждевременных родов. Низкий уровень железа у мамы влияет на развитие нервной системы у ребенка. Рутинно это отслеживают по гемоглобину, но это не совсем правильно. Есть четкий показатель – ферритин. Если женщина вступает в беременность при показателе меньше 30 – это риски. Надо смотреть, насколько грубый дефицит, и восполнять его либо питанием, либо препаратами железа.

Неонатолог: «Простыми методами питания можно предотвратить даже пороки развития»

Фото предоставлено проектом «Жизнь на ладошке»

Самое обидное, что это очень просто: отследить уровень витамина D, обмен железа, обязательно йод, потому что грубый дефицит йода – это нарушение умственного развития у ребенка. Помимо общего анализа крови перед беременностью обязательно надо проверить баланс микроэлементов: цинк, селен, медь. Все врачи знают про кальций, натрий, магний, калий, но про то, что медь входит в состав эстрогенов, а цинк – в состав тестостерона, знают не все. Если есть какие-то гормональные нарушения, рутинно никто не будет смотреть и восполнять вам эти дефициты. Я преподаю на кафедре, которая, наверное, первая в России сейчас начинает об этом говорить (Мария Мумрикова – ассистент кафедры медицинской элементологии РУДН, – Прим. ред.). Отношение к беременности должно быть серьезное, особенно если есть какие-то проблемы – бесплодие, невынашивание беременности.  Есть такой профессор Анатолий Викторович Скальный, который уже 30 лет имеет лабораторию, где смотрит эти дефициты. Бывает, что человек приходит к нему уже как к последней инстанции, а там какой-то банальный дефицит калия или меди.

Надо понимать, что это не панацея – у кого-то есть дефицит, а у кого-то более глубокая проблема, но, по крайней мере, если у тебя есть дефицит, его можно восполнить. При грубых нарушениях восстановление дефицита может идти несколько месяцев, но это очень оправдано – в некоторых случаях получается избежать использования репродуктивных технологий или снизить риск преждевременных родов. Многие же врачи не смотрят эти показатели и начинают серьезное гормональное лечение, иногда неоправданное ЭКО. Кстати, часть детей ЭКО не донашивается, и это не так редко. У нас в отделении такого не бывает, чтобы не было «экошных» детей. И эти дети бывают тяжелыми, потому что мамы всю беременность на терапии. А может быть, этих детей можно было доносить, если бы мамы готовились.

– Вы наблюдаете около своих подопечных семейные драмы, бывает, что родители отказываются от них?

–Такое происходит редко, потому что эти дети, как правило, очень выстраданные. Часто они рождаются после годов бесплодия, поэтому и папы, и мамы обычно очень заботливы. Хотя, несомненно, это трагедия, которую невозможно осознать полностью, если лично ты через это не прошел. Есть фонды недоношенных детей, которые основали мамы, если почитать их истории, то это ощущение полной катастрофы, провала, при котором родителям нужна поддержка. Сейчас, к счастью, есть горячие линии поддержки, психологи, сообщества мам, наш сайт «Жизнь на ладошке» и прочее, что помогает женщинам сохранять надежду.

По возможности мы стараемся давать детей на руки родителям, это возможно даже при искусственной вентиляции легких. Этот метод называется кенгуру, когда ребенка кладут на грудь маме или папе, иногда даже лучше кожа к коже. Эмоции обычно очень сильные.

– Кто-то из ваших подопечных запомнился вам особенно?

– Вспоминается мальчик Богдан. Мама приезжала к нему каждый день, и дома оставался старший брат, который вообще не понимал, что произошло, почему мама больше не уделяет ему внимания. Не всегда в реанимацию пускают детей, но этот мальчик приехал, посмотрел на малюсенького человечка в кювезе и сказал: «Мама, я все понял». Особенно трогательно было, когда спустя восемь-девять лет Богдан и его старший брат, уже студент с бородой, пришли к нам в гости как неразлучные друзья. Меня это трогает все время, когда я их вижу. Была еще девочка, которая весила после рождения 680 граммов. Она долго выхаживалась, пережила операцию на кишечнике, еще после нашего отделения были операции… Спустя годы приходит она в гости, держит за руку младшую сестру и говорит: «Вообще-то можно я про себя по-английски расскажу?»

– Как вы выдерживаете такую морально тяжелую и предельно ответственную работу?

– Помогает осознание того, что в этом есть большой смысл, хотя иногда действительно бывает очень тяжело, на грани ухода. Мы стали особенно это ощущать, когда начали организовывать Праздники недоношенных детей. Уже пять лет к нам возвращаются дети, которых мы выхаживали. Причем приходят, конечно, те, кто много времени провел в нашей больнице. Первые годы это был шок, мы рыдали, сами не могли поверить. Когда на этапе реанимации видишь очень тяжелого ребенка, отдаешь его на следующую ступень и думаешь – что будет, как же дальше, а спустя годы он приходит уже школьником. И тогда понимаешь, что все не зря. У нас доктора успевают заниматься семьей, есть врачи с тремя, четырьмя детьми. Кто-то языки учит… Вроде держимся.

Неонатолог: «Простыми методами питания можно предотвратить даже пороки развития»

Фото предоставлено проектом «Жизнь на ладошке»

– А кто вяжет для ваших деток такие замечательные микроносочки и наношапочки?

– Недоношенным детям особенно требуются уют и тепло, поэтому носочки, пледы и даже игрушки нам поставляют волонтеры. Есть клуб «28 петель», они сами с нами связываются, узнают, какие есть нужды, и привозят свои изделия. Как-то они приходили в День защиты детей и лично каждую семью вот этим набором поздравляли. Есть клуб «Маленькое чудо» из регионов, они вяжут, собирают посылку и присылают нам. Помогает и клуб рукодельниц «Уютка» –  они не только недоношенным, но и для домов престарелых, домов ребенка вяжут. У нас богатый выбор!

– Что происходит, если ребенку внутриутробно дают неутешительный прогноз, что он не проживет долго?

– Есть случаи, когда, что бы ты ни делал, есть заболевания, которые невозможно вылечить при любом раскладе на любом континенте мира. Это какие-то генетические заболевания, тяжелые пороки, несовместимые с жизнью. Если ситуация такова и диагноз поставили внутриутробно, что предлагают нашим женщинам, семьям в консультациях? Практически 100% прервать беременность. Но не каждый морально на это готов пойти. Одной из первых об этом начала говорить Аня Старобинец, журналист и писатель, которая свой личный опыт по этой проблеме рассказала в книге «Посмотри на него».

Наш роддом стал пилотным проектом для «Дома с маяком». Это детский хоспис, который открыл направление перинатальная паллиативная помощь. Когда ставится порок, несовместимый с жизнью или со сложным прогнозом, с 20-й недели беременности маму опекают психологи, врач паллиативной помощи, неонатологи. Если семья решает родить, она дарит ребенку любовь и заботу столько, сколько малыш проживет. Когда такой ребенок рождается, «Дом с маяком» достаточно быстро забирает семью под свою опеку. У нас в отделении уже было две таких семьи. Хотя очень много споров на этот счет, до «Дома с маяком» такой возможности у людей не было, было только давление в женских консультациях, роддомах. И то, что мы увидели, получилось очень достойно, мудро и, наверное, не так травматично, как если бы беременность была прервана.

Благодарим за помощь в организации интервью Благотворительный фонд «Предание», одним из проектов которого является помощь новорожденным с экстремально низким весом. Сделать пожертвование можно прямо на сайте фонда.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments