«Гламур ушел из российского кино»: кинокритик подвел итоги ММКФ

18:01 25/04/2019
кинотеатр, попкорн, кино,
ФОТО : https://mir24.tv/ / Алан Кациев

В Москве завершился Московский международный кинофестиваль. За семь дней зрители посмотрели более 180 фильмов из 64 стран мира. Стали известны имена победителей конкурсной программы.

Приз жюри Международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ) получила французская картина «Медовый месяц в Згеже» режиссера Элиз Отценбергер. Это фильм о французах с еврейскими корнями, которые отправляются в путешествие по Польше.

Второй год подряд жюри фестиваля высоко оценивает фильмы из Якутии: победителем прошедшего ММКФ стал якутский фильм «Царь-птица», а в этом году две первые награды фестиваля получил фильм «Надо мною солнце не садится» режиссера Любови Борисовой. Фильму достался приз жюри NETPAC, которое ежегодно награждает лучший азиатский фильм в рамках ММКФ. Также картина получила приз зрительских симпатий – награду, которая вручается лучшему фильму основного конкурса фестиваля по итогам зрительского голосования. «Надо мною солнце не садится» – это история про молодого человека, который едет работать на Крайний Север, встречает там пожилого мужчину и убеждает его создать видеоблог для поиска пропавшей дочери.

Кинокритик Александр Шпагин – постоянный гость ММКФ. В этом году он не нарушил традиций и пересмотрел практически все отечественные картины, представленные на фестивале. О своих впечатлениях и советах зрителям, которым только предстоит увидеть эти фильмы в кинотеатрах, киновед рассказал в интервью «МИР 24».

«У меня очень приятное ощущение от фестиваля. Во-первых, мне очень понравилось, что на экран вернулся мат в своем первозданном виде, без всяких запикиваний. Разумеется, лучшие фильмы, которые я видел, – это фильмы с матом. Мат – это, во-первых, знак того, что мы выйдем в безыллюзорную реальность, это какой-то взгляд в бездну и подход к жизни как к естественной действительности – не вымученной, не гламурной, не надуманной, а естественной. То есть мы увидим попытку понять и оценить вещество самой жизни, а в жизни матом разговаривают много, особенно когда выпьют. Я очень рад, что на фестивалях перестали запикивать мат, потому что иногда, особенно в документальных фильмах, было просто не понятно, о чем говорят алкаши или, допустим, рабочие, потому что они пищали, как воробьи. Я просто не понимал, что происходит!» – признался кинокритик. 

А вот как выглядит топ лучших фильмов по мнению Александра Шпагина (без спойлеров!).

«Тренинг личностного роста»

режиссер Фархат Шарипов

Лучшая картина, которую я видел в этом году на фестивале. Это казахский фильм на русском языке – про бизнесменов. Если говорить о жанре, то я бы сказал, что это такая производственно-психологическая драма, чем-то напоминает фильмы типа «Мы, нижеподписавшиеся». Это жанр, который не существует в сегодняшнем кино. Тем не менее это сделано очень живо, смешно, остроумно. Я проржал всю картину, хотя это абсолютно не комедия! Но я смеялся, как Антон Павлович Чехов, который, когда смотрел хорошие трагедии или драмы и видел на сцене невероятную точность, один в зале сидел и хохотал.

Вот и здесь меня все время поражала эта абсолютная точность происходящего на экране. Я жалею только, что у нас таких фильмов не делают. Это картина о насущной, реальной, сегодняшней жизни, которая заставляет задуматься и постепенно из реалистической бытовой истории переходит в некое состояние притчи. Во всяком случае, в размышления об обществе.

«Рейк»

режиссер Владимир Мистюков

Фильм замечательный, я такую картину ждал ни больше ни меньше 30 лет. Это напомнило мне фильмы французского нуара 1970-х годов, в первую очередь таких режиссеров как Ален Корно, Андре Юнебель, Ив Робер и т.д. Все эти картины отличались потрясающей непредсказуемостью каждого хода, каждой следующей сцены и каждого героя.

Вот и «Рейк» – это триллер (как ни странно, редкий гость на нашем экране), построенный на предельной непредсказуемости. Оттого все герои становятся очень сложными, объемными, и вообще непонятно, как к ним относиться, хотя они все – из криминального бизнеса. Более того, все это переходит, опять-таки, в состояние притчи, потому что герои проходят некий крестный путь, как Вероника из «Летят журавли» или Андрей Соколов из «Судьбы человека». То есть человек проходит через ад для того, чтобы возвыситься, чтобы в его душе, как в капле воды, отразились бóльшие смыслы бытия. Может быть, в какой-то степени он даже кажется богом.

Это очень интересно, потому что зрительская картина к финалу вдруг превращается в какое-то метафизическое повествование. То есть фильм работает на нескольких уровнях. Я, конечно, очень желаю ему успеха, но, честно говоря, боюсь, что наш зритель к этому еще не очень готов. Тем более, что фильм немного несовременно снят: такое ощущение, что он снят по законам если не 90-х, то начала 2000-х есть. Есть определенная разница между манерой съемки тогдашней и сегодняшней.

«Эпидемия. Вонгозеро»

режиссер Павел Костомаров

Этот фильм снят абсолютно современно, и это, конечно, его огромный плюс. Он такой экспрессивно-клиповый, очень острый. По режиссуре, по пластике он мне очень понравился, что касается концепции – здесь у меня большие претензии к нему. Очень неоднозначное произведение. Но именно так надо снимать сегодня. Это, на мой взгляд, единственный по-настоящему претендующий на что-то глубокое фильм фестиваля в этом году. Конечно, был всевозможный артхаус, претендующий на глубину, будь то фильм Светланы Проскуриной «Воскресенье» или «Сашин ад» Никиты Лаврецкого. Но это все неубедительно, маргинально, надуманно, выморочно и малоинтересно. А «Эпидемия» – это такой «слоеный пирог», который пытается совместить сложное кино со зрительским.

«Икра»

режиссер Елена Тихонова

Мне показалась очень симпатичной эта русско-автрийская комедия Елены Тихоновой. Очень симпатичная авантюрная комедия с одним ужасно большим и неудачным смысловым проколом в середине – там есть очень надуманный момент. Но так как в фильме немереное количество авантюрных ходов, то один неудачный можно простить. Эта картина сделана по принципу таких фильмов, как «Афера» или советский «Трест, который лопнул» – такое бесконечное приключение авантюристов, обманывающих друг друга. Фильм сделан очень бодро, свежо – приятно было посмотреть.

«Дорогой папа»

режиссер Михаил Расходников

В моем рейтинге этот фильм где-то близко к «Икре». Это работа режиссера Михаила Расходникова, который до этого снял малоудачную картину «Временные трудности» с Иваном Охлобыстиным. К этой картине у меня тоже есть определенные претензии, но это хорошо сделанная вещь с хорошими диалогами, с неожиданным сюжетом. Здесь все герои – не идиоты, и, если не обманывают друг друга без конца, то, во всяком случае, таят какие-то сложности, неоднозначности: говорят одно, подразумевают другое, делают третье. И сразу становится интересно, тем более, что это комедия. Ну, немножко перенаворотили, но когда в титрах среди авторов сценария такие люди, как Павел Руминов, Тихон Корнев – то есть люди, хорошо чувствующие современность – то я сразу вижу, что здесь что-то новое, живое.

«Громкая связь»

режиссер Алексей Нужный

Мне очень нравится этот фильм. Я всеми руками за подобные картины, потому что они явно постепенно убирают с дороги тупой комедийный гламур, которым мы уже наелись, начиная с 2000-х. Уже невозможно смотреть эти клиповые, бодрые фильмы про тупых и бодрых идиотов, которые не могут договориться друг с другом и без конца препираются. А сейчас наконец пошли нормальные комедии, где есть чувство реальности, современный диалог и т.д.

«Громкая связь» – это, может быть, лучший фильм этого года. Здесь присутствует очень серьезная и новая мысль о том, как мы стали рабами не машин и роботов, как предрекали фантасты, а соцсетей и гаджетов. И как мы сошли от этого с ума и порой приносим друг другу этими гаджетами и соцсетями страшные страдания, потому что порой информация, которая не предназначается другим людям, вываливается наружу. И потом мы просто теряем друзей и знакомых, потому что они узнают те вещи, которые им вовсе не обязательно было знать, возникают обиды. Нельзя вываливать все на всеобщее обозрение. Жизнь неоднозначна, и с каждым из людей у нас так или иначе складываются свои взаимоотношения. А соцсети и гаджеты это все в той или иной степени разрушают. Более того, они очень сильно оглупляют людей.  В соцсетях ты боишься быть неискренним, поскольку они требуют искренности, а с другой стороны –боишься быть искренним, поэтому ты надеваешь ту маску, которая принята в том или ином сообществе.

И «Громкая связь» поднимает все эти проблемы. Я испытал очень большое количество различных эмоций при просмотре этого фильма: в начале я смеялся, а потом у меня просто выступили слезы, и я испытал несколько катарсисов.

В заключении Шпагин отметил, что в фильмах этого года прослеживается некая общая тенденция. По мнению критика, одной из главных проблем, поднятых режиссерами в своих работах, стала проблема человеческих взаимоотношений в эпоху интернета и цифровых технологий.

«Уход с арены гламура – вот, что я увидел; постепенное улучшение зрительского уровня. Это стало происходить, как только у нас появились первые хорошие зрительские суперхиты: «Легенда №17», «Последний богатырь «Время первых», «Движение вверх» и другие. Нарос фундамент зрительского кино. Мы перестали, задрав штаны, бежать за зрителем, создавая какой-то одноразово-презервативный Болливуд. Конечно, эти фильмы окупаются, но ни в коем случае не являются никакими художественными произведениями. А хорошие фильмы, которые нравятся народу, при этом не окупались: ни «Каникулы строгого режима», ни «Двенадцать» Михалкова, ни «О чем говорят мужчины». Они порождали сиквелы, франшизы, но они не окупались! И это была самая главная проблема. И как только хорошие картины стали не просто окупаться, а приносить колоссальную прибыль, то произошел бешеный скачок, и эта гламурная гадость стала уходить. На экране стала появляться пока еще только тень реальности, потому что столь точно, как ее показали те же казахи в «Тренинге личностного роста» – пока таких картин у нас я не видел. Но, конечно, «Громкая связь» – это очень серьезное приближение к показу реальности. Пока не на социальном, но на бытовом психологическом уровне. Сегодня эта линия становится все более и более сильной. И подтвердил ее для меня в большей степени не столько прокат, сколько Московский кинофестиваль, потому что большинство русских картин, которые мне здесь понравились, соответствуют этой тенденции», – подытожил собеседник «МИР 24».

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments