Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк

17:12 23/04/2019
Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк
ФОТО : МТРК «МИР»

В Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк. Центр приютился в парке одного из спальных районов столицы. В него попадают животные, пострадавшие от рук браконьеров или даже бывших хозяев. У каждого подопечного своя история. Директор центра Влад Шевченко рассказал, как создавал зоопарк, сложно ли его содержать, а также познакомил с его обитателями.  

Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк

– Влад, расскажите, сколько у вас животных сейчас?

На данный момент – 35 особей, по большей части это наша местная фауна. Больных, покалеченных животных мы лечим, восстанавливаем и выпускаем обратно на волю. Кто-то из них пострадал в природе, кто-то – в городской среде. Но большинство – от рук человека. Покалеченные или осиротевшие. Бывали даже такие случаи: мать-лису застрелят, а лисята остаются. Куда девать их? Несут нам.

– Браконьеры сами их приносят?

Да, предлагают купить этих животных. Принесут лисенка, говорят, возьмите за 500-1000 сомов (7-14 долларов). Понимают, что это дикий зверь, который должен жить на воле. Но знают, что ведь все равно погибнет без матери. Вот и пытаются и заработать, и жизнь сохранить.

Есть животные не из нашей фауны. В основном их держали дома. Взяли маленького, забавлялись, пока он милый. Потом, как правило, зверь надоедает, может и агрессию проявлять, и хозяева не знают, куда пристроить, просят забрать. Чем можем помогаем.

– Расскажите про ваших подопечных. Как попали к вам? 

Одна семья из Бишкека держала дома самца обезьяны. Взяли детенышем. Не знаю, как приобрели, видимо -  контрабанда. Обезьяна – очень энергичный зверь. Самец подрос и начал в доме все рушить. Семья вышла на нас. Долго шли переговоры. Бесплатно расставаться с животным хозяева не хотели. В итоге мы убедили семью отдать нам Макса просто так. Хотя, скорее всего, выбор у них стоял между отдать или выставить на улицу.

Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк

Казалось, что животному тоскливо. Через знакомых я нашел ему самку Марту. Сначала мы их не могли сдружить, самец был агрессивным. Макс вообще к нам попал озлобленным. Но потом животные подружились. У нас и мысли не было, что у них может появиться малыш. В неволе обезьяны практически не плодятся. 

Сначала они просто дружили. А потом Марта стала выглядеть так, как будто она беременна. Мы не могли поверить в это. Однако ветеринар подтвердил. Когда приблизились роды, обезьян пришлось рассадить, чтобы самка находилась в покое. Макс в этот период тосковал – плохо ел, пил.

Марта благополучно родила. Но и после это постоянно была под наблюдением ветеринаров, проходила осмотры, обследования. Когда малышу исполнилось три недели, мы на свой страх и риск воссоединили семью – слишком уж Макс страдал без подруги. Сейчас он заботится о Марте и детеныше, защищает, никого не подпускает к ним.

- А как к вам попал волк?

Печальная история. Попал он к нам в прошлом году. 3 года назад охотники выловили его из природы волчонком-подростком. Посадили на цепь и натравливали на него охотничьих собак – тренировали их. Когда Арчи был уже полуживой, нам предложили забрать его.

Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк

Увидев зверя, мы ужаснулись. У животного была совсем лысая шея. Его кормили каким-то жиром. Желудок был испорчен. Подключили нескольких ветеринаров. Лечили долго. Капельниц ему ставили, различные уколы, мази. Давали витамины. Зверь был запуганный, его невозможно было покормить.

За 8 месяцев Арчи оправился. Раны затянулись, хорошо стал есть, ласковым стал. Теперь когда приходим, он встречает нас воем. Бегает по вольеру, чтобы поиграли с ним, погладили. Очень любит фрукты. Теперь он останется у нас. Сами понимаете – Арчи уже привык к людям.

– А есть те, кого вылечили и скоро выпустите на волю?

Да. Принесли нам пять лисят. Они были в страшном состоянии. Лишай покрыл почти всю шкурку. К тому же они практически не ели сами. Кормили с бутылочки. Вылечили. Не приручали их, чтобы выпустить на волю. Когда отпускали их в предгорье под Бишкеком, они с радостью убежали. И таких историй много.

– Вообще зоопарк – это затратное дело? Где берете деньги?

Очень затратное. Например, чтобы прокормить волка, в день надо не менее 3 килограмм мяса. У обезьян разнообразный рацион – зелень, фрукты, яйца. Они и молочные продукты любят, и мясо с удовольствием едят.

Работники зоопарка это дело так полюбили, что животных подкармливают продуктами из дома. Например, зоотехник Стас даже зимой приносит овощи и фрукты. Конечно, большую часть пропитания покупаем.

Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк

Руководство парка, где расположен наш центр, поддерживает нас. Они выделили землю, помогли провести электричество, воду. Есть люди, которые финансовую помощь оказывают. Обращаемся в различные организации, просим поддержки. У нас есть программа опекунства, можно взять шефство над определенными животными – одним или несколькими. Любой может сделать это.

Многие не совсем нас понимают, думают – это бизнес. Но прибыль от входных билетов покрывает примерно 30% расходов на содержание животных.

– Много у вас работников?

Здесь всего 3 человека. Работают практически без зарплаты. Конечно, когда могу – оплачиваю труд, но официального оклада нет. Не могу его установить, потому что нет гарантии, что центр будет стабильно приносить определённую сумму, предположим, в месяц - в виде платы на вход, пожертвований.

Работают здесь люди неравнодушные к природе и животным. Разнорабочего с улицы привлечь не получится, я считаю. Если человек не любит животных, он не останется даже просто кормить наших питомцев, убирать за ними. У каждого зверя свой характер, настроение меняется часто. Вот даже лисы… Кто-то ест одно, кто-то – другое, хотя вид один. Таких нюансов много. Нужно наблюдать, подстраиваться. 

Шанс на спасение: в Бишкеке открылся реабилитационный зоопарк

– Говорят, все эти животные у вас дома жили?

Часть – да. У меня у самого с детства много животных. Все друзья знают. Родители даже ругали – мол, дома зверинец развел. Потом свыклись. Кого только не было. И нутрии, и лисята, и птицы разные. Всех приносили те, кто знал, что я не брошу, позабочусь.

Создать такой небольшой центр общественный – моя давняя мечта. Не знал, как ее воплотить. И вот повезло: познакомился с людьми, руководством этого парка отдыха, объяснил ситуацию. Так и появился центр. А вообще до сих пор часть животных у меня дома на передержке. Есть отдельные помещения для этого. Например, суррикаты к зиме не приспособлены, мы их в тепле содержим.

– Многие убеждены, зоопарк – это жестоко по отношению к животным. Каково ваше мнение?

Я и сам не поддерживаю до конца суть зоопарка. Но мы себя им не считаем. Да, у нас есть выставочная зона, где люди могут пройтись вдоль вольеров, посмотреть. Цена билета – самая низкая в стране, мы не зарабатываем на этом деньги. Но такая поддержка нам необходима. Представляете – всех этих животных прокормить… Да и наши постоянные посетители видят и знают, какие были животные и какие стали.

– Кого вы выпустите этим летом?

В том году мы уже отпускали канюков. Это хищная птица. В одно время горожане много стали их нести нам. То крыло подбито, то лапки нет. Вот их вылечили и выпустили.

И многих других в этом году отпустим. Это лисы, шакалы, птицы. Но к этому подготовка нужна. Нельзя просто поехать в горы и где попало оставить животное. Сейчас мы ведем переговоры с егерями, с охотничьими сообществами. Выясняем, где лучше выпустить, чтобы животные не погибли, чтобы их не убили и чтобы они были под присмотром.

Жайнагуль Раимкулова
comments powered by HyperComments