Таких не берут в армию: татуировки как диагноз

19:39 21/04/2019

Диагноз Ивана Дремина на этой неделе узнала вся страна. Любителям рэпа он известен как Face. У начинающей звезды нашли признаки психического расстройства. По мнению военно-врачебной комиссии башкирского военкомата, не может здоровый человек сделать себе наколки на лице. Татуировки распространены, конечно, не только в молодежной среде. Но все же людей с наколками, особенно на открытых местах до сих пор воспринимают неоднозначно. В чем причина, попыталась понять корреспондент «МИР 24» Анна Парпура.

На правой щеке слово «ненависть», на левой, что ближе к сердцу – «любовь». И еще три татуировки только на лице.

«Как капли крови. То есть я такой опасный, что у меня капли крови из глаз текут. Не подходи ко мне», – поделился музыкант.

Но в боевом раскрасе творчества военком не разглядел. Призывника Ивана Дремина, так зовут Face по паспорту, признали негодным для службы в армии. Свою оценку выдали на всю страну. Да такую, что у другого бы не чернильные, а реальные слезы потекли.

«Такие татуировки – уже признак психического расстройства. Например, был рэпер Face, который не прошел медицинское освидетельствование», – говорится в заключении.

Самого же рэпера вердикт не тронул. В день, когда новость взлетела в топы, он выложил видео в соцсетях о том, что его последний клип собрал 20 миллионов просмотров.

В интернете подростки спорят о том, что и где набить, чтобы точно откосить от армии. 

В военкомате города Уфы Дремин не первый призывник с разукрашенным лицом. И скорее всего, не последний. Неформалов с каждым призывом, говорят, все больше, и лайфхак по Face уже не сработает.

«Татуировка на лице не является основанием для того, чтобы молодой человек не служил в вооруженных силах. Она же не мешает несению службы, и причин я не вижу», – сказал начальник отдела подготовки призыва граждан на военную службу военного комиссариата Республики Башкортостан Риф Валеев.

А психиатры видят. Владимир Файнзильберг несколько лет работал в военкомате, проводил экспертизы призывников. Считает, и диагноз Face на лбу написан. 

«Его действия непредсказуемы из-за особенностей характера. Они, как правило, плохо подчиняются дисциплине. Они стараются нарушать, увиливать. Им нельзя доверять. Им нельзя давать оружие, в конце концов», – сказал психиатр Владимир Файнзильберг.

«Белый билет» и «давай, до свидания» от военкомата получил и рэпер Тимати. В свое время музыканта тоже не взяли служить, татуировками у него забито больше 60% тела.

Найти среди рэперов хоть одного прошедшего срочную службу – задача не из легких. Даже знаменитому Басте оказалось проще написать песню про армию, чем отслужить.

Не внапряг служить новобранцам Северного Кавказа. Например, в Северной Осетии каждый год набирается около шести тысяч призывников. Такие традиции.

«На Северном Кавказе нет такого явления как «откос» от армии. Здесь, наоборот. Не служил – не мужик. Мужчине, у которого на руках «белый билет», даже сложно найти невесту», – поделился директор Северо-Кавказского филиала МТРК «Мир» Станислав Кантемиров.

О том, что татуировки службе не помеха, говорит Евгений Кудинов. Его разрисованные руки в военкомате никого не смутили.

«Летом меня ставили постоянно в наряд, когда приезжали проверки. Летом надо закатывать рукава. А у меня руки все синие. Кто-то подходил и говорил, раскатай рукава. Смеялись», – рассказал татуировщик Евгений Кудинов.

Армия не сделала из Жени другого человека. На гражданке он продолжил украшать свое тело. Это фото 10-летней давности. Тогда чернила покрывали 90% его тела.

«Только нанес, приехал домой, посмотрел на себя в зеркало и такой: вот те на, вот это круто. А сейчас, когда лицо становится чистым, ты радуешься», – сказал он.

С покрытым татуировками лицом он прожил около пяти лет. А потом признается, что перерос, но свести тату не так просто, как набить. Уже четыре года мужчина пытается избавиться от рисунков, которые медленно, но верно превращаются в мейнстрим.

«Одна на одной руке, другая на другой руке. Есть на одном плече, есть на другом плече, есть сзади на шее. Что-то на ноге и рука много», – сказала Ирина Хакамада.

Десять лет она была депутатом Государственной думы, а в 2004-м баллотировалась на пост президента России. Тогда-то и набила одну из первых тату.

«И когда меня после ухода из политики призывали, давай вернись, я показывала руку и мне говорили: нет, Ир, не возвращайся. Да, это как в армии. Не может быть политик с татуировками на кисти», – призналась она.

«Мне осталось две недели до 73-х лет. Вот смотрите, что с ними будет во взрослом возрасте», – говорит Генрих Эммануэль. 

В «синей болезни» Генриха Эммануэля отчасти виновата армия. Там юным солдатом он сделал свои первые неудачные татуировки, а годы спустя уже на пенсии пришел зарисовать партаки.

«Я же своими тату никому не мешаю. Тебе не нравится, отойди», – отметил Генрих Эммануэль.

Теперь борется со стереотипом о том, что в старости татуировки превращаются в невеселые картинки.

История с военкоматом только на руку скандальному рэперу Face . В очередной раз, говоря молодежным языком, он поймал хайп. Ведь сделать татуировку «ДМБ-2020» у музыканта все равно бы не получилось. Для службы он не годен и с чистым лицом. У репера есть несколько серьезных заболеваний.

Анна Парпура
comments powered by HyperComments