Ливийский конфликт: какие силы разделяют страну

19:59 14/04/2019
ФОТО : dpa/picture-alliance, TASS

В Ливии вновь началась активная фаза гражданской войны. После убийства многолетнего правителя Муаммара Каддафи власть перешла правительству национального согласия. Впрочем, согласия в Ливии нет и в помине. Страна разделена между несколькими непримиримыми силами. В истоках конфликта разбирался корреспондент телеканала «МИР 24» Роман Никифоров.

На окраинах ливийской столицы идут бои: Бенгази против Триполи, национальная армия против войск правительства национального согласия, парламент против кабинета министров. Пока стычки можно назвать локальными, но все равно количество жертв стремительно растет.

«С начала столкновений на прошлой неделе было убито 75 человек и 323 ранено. К сожалению, в это число входят и гражданские лица, среди них есть медицинские работники», – сказал представитель Всемирной организации здравоохранения Тарик Джасаревич.

По данным «Википедии», форма правления в Ливии – «парламентская республика, де-юре». А де-факто – «нестабильное состояние». И так уже восемь лет.

«Идет беспрерывная гражданская война, столкновения многочисленных группировок, которые разделены по этническому, религиозному, племенному принципу», – пояснил руководитель Центра Ближнего и Среднего Востока Российского института стратегических исследований Владимир Фитин.

Каддафи придумал свою форму государственного устройства – джамахирию, что можно перевести как «народовластие». При нем Ливия стала лидером в Северной Африке по доле ВВП на душу населения и вошла в Книгу рекордов Гиннесса как страна с самой низкой инфляцией.

«При нем было бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание, женатой паре давали несколько тысяч долларов единовременного пособия, оплачивалась учеба – даже в зарубежных университетах, по безработице пособия были самые высокие в арабском мире», – вспоминает Владимир Фитин.

На Западе Каддафи недолюбливали. Называли то диктатором, то спонсором терроризма. И санкции вводили, и даже бомбили американцы в 1986 году. Каддафи возмущался, но все же решил пойти Западу навстречу: приватизировал нефтяной комплекс, пустил на рынок иностранные компании, свернул разработки ядерного оружия и даже выплатил огромные компенсации жертвам терактов, в организации которых подозревали ливийцев. В итоги санкции сняли, а ливийского лидера начали принимать в европейских столицах. Например, у Каддафи была встреча с французским президентом Николя Саркози.

Но в 2011 году грянула «арабская весна». Волнения перекинулись и в Ливию, где их подавили. Западу это не понравилось, и Каддафи вновь записали в диктаторы. Защищать демократию отправили авиацию. Первую скрипку играла даже не Америка, а Франция, которая решила вернуться в военные структуры НАТО и, видимо, хотела проявить себя. Кроме того, в момент обострения ситуации появилась неприятная для Саркози информация, что Триполи финансировал его избирательную кампанию. Это позже подтвердил и сын Каддафи.

«Саркози должен вернуть Ливии деньги, которые он использовал для своей избирательной кампании. Мы ее финансировали и готовы обнародовать все детали. Саркози должен был выплатить эти деньги ливийскому народу, но он нас предал», – рассказал сын Муаммара Каддафи Саиф аль-Ислам Каддафи.

Есть версия, что именно французский спецназ то ли дал наводку, то ли даже сам захватил Каддафи и потом передал его ливийским повстанцам. Расправа была показательной и зверской – над бывшим лидером долго издевались и даже изнасиловали автоматным штыком.

«Все оттуда ушли, просто не обращая внимания на то, что там творилось. Да, был небольшой контингент американцев, которые даже не стали мстить за своего убитого посла. Они оставили контингент для охраны путей транспортировки нефти к побережью», – отметил профессор Института востоковедения РАН Владимир Исаев.

После интервенции многонациональная Ливия раздроблена. Арабы и берберы, туареги и тубу – всего 140 племен никак не могут найти общий язык. Теперь собрать страну заново обещает фельдмаршал Халифа Хафтар, который сам родился в 1943 году среди развалин в городе Адждабия, что неподалеку от Бенгази – на территории, где США и гитлеровская Германия воевали за ливийскую нефть и транспортные узлы.

В военном колледже Хафтар познакомился с Каддафи и стал одним из активных участников ливийской революции, где главным действующим лицам не было и 30 лет. Именно Хафтар блокировал военную базу США, направив орудия на американские самолеты. Затем проявил себя во время войн с Израилем и Египтом, а в конце 1970-х приехал в Москву: окончил высшие офицерские курсы, отучился в Военной академии имени Фрунзе.

Во время конфликта с Чадом, который негласно поддерживала все та же Франция, Хафтару не повезло: он попал в плен с четырьмя сотнями своих бойцов и был объявлен на родине врагом. Разумеется, Хафтар расценил такой шаг как предательство и превратился из революционера в оппозиционера. Из чадской тюрьмы загадочным образом перебрался в США, где прожил почти 20 лет, а в Ливию вернулся только после смерти Каддафи. И вот - снова революция, и снова война. Новое звание – фельдмаршал, которое присвоил парламент, базирующийся на малой родине в Бенгази. И новые враги – террористы.

«Там сейчас от двух до четырех тысяч боевиков «Исламского государства», которые контролируют часть побережья и границу Ливии с Чадом и Суданом. Они перехватывают мигрантов. Каждый, кто хочет попасть в Европу, должен заплатить боевикам от 800 до 1,5 тысячи евро», – рассказал Владимир Исаев.

Правительство национального согласия, что заседает в столице и которое поддерживает ООН, Хафтар не признал. Мол, ситуацию в стране не контролирует. О своих целях фельдмаршал рассказал еще два года назад каналу Russia Today.

«Мы не препятствуем политическому процессу, как утверждают некоторые. Я не думаю, что наши действия представляют собой какое-либо препятствие. Мы платим кровью и человеческими жизнями, которые нам дороже всего на свете, мы платим за благо страны. Другие силы стремятся к власти и используют эту ситуацию», – высказался командующий Ливийской национальной армией Халифа Хафтар.

Тогда же Хафтар назвал своих вероятных союзников.

«Москва борется с терроризм. А кто борется с терроризмом в Ливии? Разве не Ливийская национальная армия? Именно на этой основе наша позиция ближе к позиции Москвы», – отметил Хафтар.

Командующий пошел ва-банк – его национальная армия штурмует Триполи. Вроде бы взяла под контроль южный район Айн-Зара. Бойцы фотографируются у ворот захваченной военной базы. Стороны обмениваются грозными заявлениями.

«Мы предлагаем бредящим людям с промытыми мозгами сдать свое оружие. Битва окончена, мы не допустим милитаризации нации», – заявил официальный представитель правительства национального единства Мохаммед Гноуно.

«Ливийская национальная армия переехала в столицу для одной цели: изгнать вооруженные группы, которые похитили нашу столицу», – сказал спикер парламента Ливии, базирующегося на востоке Ливии, Агила Салех.

ООН пытается усадить всех за стол переговоров. В Ливию даже генеральный секретарь прилетал.

«Очевидно, что мой призыв к окончанию наступления и к прекращению военных действий не был услышан», – отметил генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерреш.

Европейцы и американцы, по сути, выжидают и наблюдают.

«Борются за влияние в ливийском урегулировании формально. Реально они борются за ливийскую нефть. Особенно США, которые пытаются заменить на европейском рынке иранскую нефть ливийской», – подчеркнул посол СССР в Ливии с 1986-го по 1991 годы Погос Акопов.

Американцы после обострения ситуации просто эвакуировали из Ливии своих военных. Как и раньше в Ираке, установить демократию бомбами им не удалось. Теперь уже никто не хочет вмешиваться, ведь одно дело бомбить, другое – восстанавливать и наводить порядок.

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments