Анна Ардова: Знаменитая актерская семья – это невероятная ответственность! ЭКСКЛЮЗИВ

18:10 25/03/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

Звезда скетч-шоу «Одна за всех» Анна Ардова  представительница известной актерской династии. Однако творческий путь артистки был непростым. В театральный институт Ардова поступила только с пятой попытки. В личной жизни Анна тоже пережила немало испытаний. Она была замужем дважды. Первый брак Ардовой продлился меньше года. Потом она вышла замуж за актера Александра Шаврина. Они прожили вместе почти 20 лет и после развода сохранили дружеские отношения. Чуть больше года назад Александр ушел из жизни. Знала ли Анна о тяжелой болезни Александра Шаврина, когда уходила от него? И свободно ли ее сердце сейчас? Узнайте в программе «Ой, мамочки» с Анджеликой Радж.

Анна, ваша бабушка Нина Ольшевская – ученица самого Станиславского, близкая подруга Анны Ахматовой. Это невероятно масштабно и перспективно! А как вы думаете, спустя многие годы, когда мы будем в иных мирах, какие факты из вашей личной жизни журналисты будут указывать в первую очередь для эффектной подачи вашего имени?

Анна Ардова: Я думаю, они скажут, что я баталовская племянница. А потом уж – что я тоже актриса, и еще что-то. Но все-таки семья моя на меня давит. Я ею горжусь, но из-под гнета всех этих детушек, бабушек, Баталова, папы и мамы я не сразу вылезла. Тем не менее мне кажется, что все равно в первую очередь скажут, что я – член семьи Баталова.

- В одном из ваших интервью я нашла упоминание, что второй своей бабушкой вы называете актрису Веронику Полонскую, последнюю любовь Владимира Маяковского. Она ведь была однокурсницей и подругой вашей бабушки. А почему вы ее называете бабушкой? 

А.А.: Нет, конечно, в глаза я никогда не называла ее бабушкой. Я называла ее Никочкой, как бабушка. Но дело в том, что она всегда была в доме, и нельзя было не видеть этого потрясающего примера женственности и красоты – до последних лет жизни она всегда была красавицей.

- Вы как-то сказали, что Алексей Баталов, ваш дядя, научил вас красиво есть  по правилам этикета. А что вам дали ваши знаменитые бабушки и дедушки, что вспоминается в первую очередь?

А.А.: С бабушка Ниной Антоновной связана масса всего. Можно сказать, что мою основу, мое ядро создала (или даже передала мне) именно она. И она меня страшно баловала. А про деда я вспоминаю, как я взяла апельсин и пошла с ним на улицу. Апельсины в то время были редкостью, и дедушка меня спросил: «Ты, конечно, поделишься своим апельсином с друзьями?». Я говорю: «Нет, я съем его одна». Почему-то в нашем дворе было модно выходить с чем-нибудь вкусненьким и есть на глазах у всех, чтобы все завидовали. Но дед мне сказал: «Да, конечно, иди на улицу с этим апельсином, но ты должна со всеми своими друзьями поделиться. Или возьми второй, чтобы точно всем хватило».

- Игорь Старыгин – ваш отчим, знаменитый Арамис. Я знаю, что вы не сразу его приняли. Но тем не менее он дал вам что-нибудь такое, за что вы ему признательны и благодарны, или он просто был какое-то время в вашей жизни, и все? 

А.А.: Нет, ну что вы, он был со мной всегда, и до сих пор он есть в моей душе, и любовь моя к нему безмерна. Царствие ему небесное! Он дал мне массу всего. Ну, во-первых, когда-то я грызла ногти. И он сказал мне: «Аня, если ты веришь мне как мужчине, я тебе скажу, что я просто не могу полюбить женщину, у которой неаккуратные ногти». 

Во-вторых, он очень любил красиво одеваться – он был ужасным пижоном. И привил мне любовь к красивой одежде. Еще он заставлял меня переписывать всякие сочинения. Бог с ним, если написано неправильно. Но главное – чтобы было красиво. Он говорил: «Ты же девочка! Ну как же может быть у девочки такой неаккуратный почерк!».

- Скажите, вот такое громкое родство – бабушка, дядя, дедушка (писатель, драматург Виктор Ардов) – эти громкие имена вам помогали открывать любые двери?

А.А.: Нет, даже наоборот. Мой папа совершенно справедливо сказал, мол, мы все поступали сами, и ты будешь поступать сама. А я ужасно зажималась, потому что мне казалось, будто я отвечаю за всю эту громкую семью. Я страшно боялась приемной комиссии, потому что там все говорили: «Бабушке поклон, папе привет, как там дядя Леша?».

Я так зажималась, что ужасно читала программу! И не могла этого преодолеть очень долго, пока не поняла, что это же я хочу быть актрисой – значит, я должна этого добиваться. При чем же здесь мои родственники?

- Но за вас когда-нибудь кто-нибудь из них просил?

А.А.: Да, один раз. Я была вольнослушателем в Щукинском училище, потому что я написала сочинение на двойку, и меня не могли взять туда учиться. Мне позвонил Альберт Григорьевич Буров и сказал: «Аня, мы не можем тебя взять. Давай приходи вольнослушателем. Хотя сейчас официально взять тебя мы не можем, но я попросил у Этуша, чтобы ты походила к нему». И я полгода ходила на занятия  вольнослушателем. А через полгода Баталов решил пойти и попросить за меня Владимира Этуша. Он сказал: «Пожалуйста, если можно, возьмите мою племянницу на курс. Она все прослушала, но сочинение написала на двойку. Она пересдаст, догонит, только зачислите ее на курс, пожалуйста». Это был единственный раз, когда дядя Леша попросил за меня. Этуш вышел и сказал: «Девочка из такой семьи… Если сейчас мы ее возьмем, то скажут, что взяли по блату. Поэтому пусть приходит на следующий год!». 

- Вас приглашали пробоваться на главную роль в картину «Чучело». И вы не поехали. Не пожалели об этом?

А.А.: Ну конечно, когда ты видишь, какой это успех, то ты жалеешь. Но я в то время была ребенком. Я была на даче, и мне надо было ехать куда-то одной на электричке. И я струсила – даже не электрички, а постеснялась прийти одна на пробы. Если бы кто-нибудь из взрослых со мной поехал, то я наверняка попробовалась бы. Так получилось.
Но Кристина гениально сыграла эту роль! Я не могу себе представить, что кто-то другой смог бы так ее сыграть! Хотя, конечно, когда видишь такие роскошные роли, то как же не завидовать – белой завистью! 

- Анна, узнаваемость к вам пришла после ролей в юмористических скетч-шоу. Есть мнение, что такие форматы идут на поводу у зрителя, и некоторые даже считают зазорным участвовать в них. По этому поводу можно много дискутировать, но это совершенно точно несравнимо с «Летят журавли» – с работой, которая принесла вашему дяде Алексею Баталову мировую славу. Вы бы хотели, чтобы у вас было, как у Баталова? 

А.А.: Знаете, я хочу, чтобы у меня было, как у меня! Как сложилось, так и слава Богу! Я дико благодарна моей «Женской лиге», а потом «Одной за всех», что они были. Потому что это – сложнейшая актерская работа. Потому что хорошо сыграть юмор очень трудно. Сделать это без пошлятины, без унижения, без гадости – это очень не просто. Очень легко смеяться над недостатками человека, очень смешно дразнить, шутить про фекалии и про секс. И очень трудно шутить над собой и над ситуацией. Это виртуозно! Это колоссальный актерский тренинг. Так что я этим горжусь. Я не стесняюсь этого!

- Признайтесь, пожалуйста, неужели вы ни разу не завидовали карьере Баталова?

А.А.: Ну вот совсем нет! Конечно я хочу больших, глубоких, прекрасных драматических ролей. И они у меня есть – в театре. То есть у меня все хорошо в этом смысле. Плюс, мои любимые концерты, которые помогла организовать Аня Петухова, концертмейстер и мой аккомпаниатор. Это она сказала: «Что же ты поешь Вертинского за столом? Давай со сцены петь!». Сейчас у нас есть концерт на два часа. И это абсолютно мое творческое детище: я могу там менять программу – сегодня спеть одно, завтра другое, что-то рассказать. Это то, что мной рождено – те песни, которые я выбрала, которые я люблю и хочу ими поделиться. Это моя творческая отдушина.

- Целых 20 лет вы были замужем за актером Александром Шавриным. После такого продолжительного брака, мне кажется, женщина просто не может быть одна, и остро нуждается в отношениях. И тем не менее вы одна?

 А.А.: Мы прожили вместе с Сашей 17 лет, просто мы развелись позже, чем расстались. А потом мы были близкими друзьями. И да, мне сложно быть одной. Но пока я одна. Потому что я же не буду вместе с кем попало, это невозможно! Нужно же, чтобы опять был принц. Пусть и повзрослевший, но принц.

- Скажите, знали ли вы, уходя от Шаврина, что он тяжело болен?

А.А.: Нет, когда мы расставались с Сашей, он был здоров. Мы разъехались, я уехала в другую квартиру, сын Антон остался с Сашей. Но мы продолжали общаться. А через год мы узнали, что Саша тяжело болен. Я до конца была с ним рядом, потому что он мой родной человек, отец моих детей, часть меня. И мне его страшно не хватает. Мне ужасно жалко, что мы протянули только полтора года его болезни. К сожалению, ее поздно обнаружили, там была уже четвертая стадия. Поэтому протянули мы, к сожалению, недолго: у него случилась еще и пневмония. 

Сашу ужасно жалко. И дети его очень любят, и сыну Антону было всего 17 лет, когда его не стало. Папа должен быть рядом подольше. Тем более такой хороший папа, как Саша. И для меня он был очень хорошим близким другом и учителем. Он же человек энциклопедических знаний: я по любому вопросу могла ему позвонить, и он мне всегда помогал. К этому так привыкаешь, и когда этого вдруг нет, то это как-то ужасно. 

- Вы не раз поражали своим новым имиджем. Как правило, женщины резко меняют что-то в своей внешности с началом нового этапа в жизни. Вот ваши новые стрижки, новый цвет волос – связаны с переменами в личной жизни?

А.А.: Ничего подобного! Мне просто надо было коротко постричься для проекта, который не состоялся. Я должна была сниматься в сериале: мне предложили сложную роль женщины, которая обнаружила у себя опухоль мозга и скрыла это от своих родных. Автор проекта сказала: «Мне нужен солнечный человек, такой как ты. Потому что такую страшную тему надо все-таки играть так, чтобы находить в жизни много светлого и хорошего». 

Почему я захотела играть эту роль? Потому что эта удивительная женщина нашла в себе силы скрыть болезнь ото всех и бороться в одиночку. Героиня, естественно, должна была оказаться коротко постриженной, потому что она перенесла химиотерапию. И мне автор проекта говорит: «Ну ты уже стригись!». Я говорю: «Что, уже начинаем проект?. Она говорит: «Да, уже начинаем, стригись». Я пошла и постриглась, а проект так и не вышел. А жаль: мне было бы сложно, но интересно это сыграть. 

- Анна, верны ли слухи, что ваш помолодевший цветущий вид – это результат пластической операции?

А.А.: Нет, это неправда, я не делала никакой пластики. Я просто колю инъекции гиалуроновой кислоты и ботокса. У меня очень хороший косметолог: сделаны все филлеры, гиалуроновые нитки, ботокс – все есть, но операции не было. Это я оставляю на потом, время еще не пришло.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments