«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО в Югославии

17:25 22/03/2019
«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО
ФОТО : ТАСС / Величкин Сергей

В эти дни на Балканах вспоминают жертв начавшейся 20 лет назад воздушной операции НАТО, которая для Сербии обернулась многомиллиардным ущербом и окончательной утратой контроля над краем Косово, населенным в основном албанцами.

Президент Сербии Александр Вучич, выступая на днях на конференции, посвященной вопросам безопасности, сказал, что операция НАТО была «тяжким преступлением», и она не принесла прочного мира. И хотя политика Белграда, по словам Вучича, не была безгрешной, страна все же не заслуживала такого отношения. «Мы должны помнить всех погибших, но при этом смотреть в будущее, в котором не будет места для мести», – сказал Вучич, подтвердив намерение Белграда и далее сохранять военный нейтралитет.

Две тысячи триста ударов

Североатлантический союз 24 марта 1999 года начал бомбардировки Союзной республики Югославия (так тогда назывался союз Сербии и Черногории, окончательно распавшийся в 2006 году), обвинив руководство страны в массовых убийствах и этнических чистках в Косове. Оппоненты сербского лидера Слободана Милошевича говорили об угрозе гуманитарной катастрофы. В Белграде утверждали, что эти оценки и обвинения не имели оснований.

Бомбардировки 1999 года были первой подобной кампанией в истории Североатлантического союза, поскольку у него не было поддержки со стороны Совета безопасности ООН. Да и в самой организации не все разделяли столь энергичный подход к урегулированию кризиса за пределами зоны ответственности НАТО. В Сербии многие юристы и эксперты называют эту операцию агрессией. Между тем страны НАТО считают свои действия оправданными и нацеленными на урегулирование опасного кризиса.

«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО

Фото: Величкин Сергей/ТАСС

Альянс приступил к силовой операции после провала переговоров в Рамбуйе и Париже, где от сербских властей требовали согласиться на ввод иностранных сил в Косово и предоставить местным албанцам широкую автономию (Белград значительно урезал ее в конце 1980-х). Бомбардировки продолжались 78 дней. За это время силы НАТО осуществили более 35 тыс. вылетов. В кампании участвовало более тысячи боевых самолетов. На американских военных пришлось две трети всех операций.

По данным сербских источников, в результате налетов было повреждено 19 больниц, 20 медицинских центров, 18 детских садов, 69 школ, 176 памятников культуры и 44 моста. Атакам подверглись около тысячи объектов в разных городах (в основном на территории Косова и в Белграде), по которым было нанесено 2300 ударов. Ущерб от натовской операции власти Сербии в разные годы оценивали по-разному – от 30 до 100 млрд долларов.

Позиция России

Москва выступала против военной кампании НАТО. Самым ярким свидетельством стало решение российского премьера Евгения Примакова, направлявшегося с визитом в США, развернуть самолет над Атлантикой и вернуться в Россию после получения информации о начале бомбардировок.

В урегулировании косовского кризиса Россия и западные страны выступили в основном как партнеры, хотя информационный фон в 1999 году казался очень драматичным, – вплоть до упоминаний угрозы Третьей мировой войны.  Москва участвовала в принятии нескольких резолюций СБ ООН по Косову, которые предполагали меры давления на Белград, включая эмбарго на поставки вооружений.

Российские власти пытались убедить Милошевича пойти на уступки, однако устранить угрозу военного вмешательства не удавалось. Так, переговоры в Москве в июне 1998 года не дали  результатов. Из списка условий, выдвинутых НАТО, – вывод войск и спецназа из Косова, обеспечение возвращения беженцев и начало переговоров с лидерами косовских албанцев, Милошевич принял фактически лишь одно. Он согласился не препятствовать возвращению албанцев в покинутые села, однако в условиях продолжения военных действий это условие было невыполнимо.

После начала бомбардировок Россия продолжала поиски политического решения. Москва действовала на двух направлениях: давление на НАТО и давление на Милошевича. 14 апреля президент Борис Ельцин назначил своим представителем по урегулированию ситуации в Югославии Виктора Черномырдина. Он провел десятки часов переговоров с Милошевичем, наедине и вместе с финским президентом Мартти Ахтисаари. От западных партнеров Москва добивалась передачи политического механизма урегулирования кризиса в руки ООН.

Посредническая миссия положила конец воздушной кампании НАТО: Милошевич согласился вывести из Косова свои силы. Между тем в российских военных кругах утверждали, что Черномырдин пошел на чрезмерные уступки альянсу.

«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО

Фото: Данилюшин Александр,Величкин Сергей/ТАСС

Требования НАТО отражены в Кумановском военно-техническом соглашении, которое Белград подписал 9 июня 1999 года. Среди этих условий – прекращение боевых действий и вывод в короткий срок всех югославских и сербских подразделений и средств ПВО за пределы установленной альянсом 25-километровой зоны безопасности. Командующий международными силами в Косове, согласно этому документу, наделялся правом окончательного толкования соглашения и аспектов безопасности мирного урегулирования.

На следующий день, 10 июня, Совет безопасности ООН принял резолюцию 1244 о передаче Косова под международный контроль. Помимо ввода международного военного контингента предусматривалось формирование Миссии ООН, которой предстояло заняться организацией временных органов власти Косова.

Споры участников урегулирования продолжались и после бомбардировок. На этом фоне Россия предприняла спецоперацию по установлению контроля над косовским аэродромом Слатина, непосредственно перед вводом натовских контингентов. Утром 12 июня 1999 года в Косово прибыли около 200 российских десантников из состава миротворческих сил в Боснии и Герцеговине. Они взяли под контроль приштинский аэродром, способный принимать тяжелые военно-транспортные самолеты. При этом они опередили на несколько часов британские подразделения, которые предполагалось там разместить в соответствии с планами НАТО.

Однако снабжать российский батальон по воздуху было технически невозможно, поскольку Румыния, Венгрия и Болгария закрыли свое воздушное пространство для российской авиации. В итоге стороны договорились разместить российский контингент в районах Косова, которые были подконтрольны Германии, Франции и США. После этого в Приштину стали прибывать самолеты с российскими военнослужащими, военной техникой и оборудованием. (Российские десантники оставались в Косове до 2003 года).

Споры о жертвах и военных преступлениях

По оценкам властей Сербии, за время бомбардировок НАТО погибло от 1200 до 2500 человек, среди них 89 детей. Ранения получили более 12 тысяч человек. После ввода иностранных войск Косово, по имеющимся оценкам, покинули более 200 тысяч сербов и цыган (многие из них по-прежнему находятся за пределами Косова), в то же время в свои дома смогли вернуться 800 тысяч албанцев.

«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО

Фото: Данилюшин Александр/ТАСС

Все эти годы данные о жертвах операции и НАТО, и косовского конфликта в целом остаются предметом споров и политических манипуляций. Согласно базе данных Фонда гуманитарного права в Белграде, во время вооруженного конфликта в Косове были убиты или пропали без вести 13 535 человек. Большинство жертв – албанцы (10 812). Кроме того, убито 2197 сербов и 526 представителей других народов (цыгане, боснийские мусульмане, черногорцы). Эти данные основаны на анализе более чем 30 тысяч документов, включая заявления пострадавших и свидетелей военных преступлений.

По информации фонда, непосредственно в результате бомбардировок НАТО погибли 754 человека: 454 гражданских лица и 300 представителей вооруженных сил и формирований (274 югославских военных и полицейских и 26 участников Освободительной армии Косова). Среди гражданских жертв 207 сербов и черногорцев, 219 албанцев и 28 представителей других национальностей. Большинство (484 человека) погибли непосредственно в Косове: в основном это военные и албанские беженцы.

Что касается гибели гражданских лиц от авиаударов НАТО за пределами Косова, то среди трагических событий гибель 29 человек в Сурдулице, а также 16 сотрудников государственной телерадиокомпании РТС в Белграде и 15 человек в результате удара по движущемуся поезду в ущелье Грделица.

Удары по зданию РТС, пассажирскому поезду и некоторые другие инциденты привлекли внимание прокурора Международного трибунала по бывшей Югославии Карлы дель Понте, которая пыталась расследовать действия альянса.

Еще до ее прихода в МТБЮ в Гааге была создана рабочая группа, которая должна была определить, есть ли веские доказательства для начала полномасштабного расследования действий НАТО. Однако, как позднее писала дель Понте в своей книге «Охота: я и военные преступники», ей не удалось получить никаких сведений от альянса, а Белград отказался от сотрудничества на этом направлении. Не предоставил никакой информации и Китай, чье посольство в Белграде также подверглось удару: тогда погибли три человека.

Формально никто не мешал дель Понте расследовать бомбардировки или выдвигать обвинения. Но она пришла к выводу, что вести такое расследование невозможно. Кроме того, ей сообщили, что в Пентагоне ее объявили персоной нон грата. «Ни НАТО, ни государства-члены этой организации не стремятся сотрудничать. Нам не давали доступа к документам, – писала дель Понте. – Если бы я пошла дальше, то не только потерпела бы неудачу, но еще и лишила бы свою службу возможности продолжать расследование преступлений, совершенных во время войн 90-х годов».

Безопасность работы сотрудников трибунала в Боснии и Герцеговине, а также в Косове зависела от НАТО. «Эксперты трибунала могли вскрывать массовые захоронения, потому что их сопровождали солдаты НАТО. Арест обвиняемых целиком зависел от успехов разведки стран-членов НАТО, а также от наземной и воздушной поддержки натовских армий. Все мои советники сошлись в одном мнении: расследование действий НАТО невозможно», – писала дель Понте.

«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО

Фото: Imago/TASS

По ее словам, от натовских чиновников она узнала, что Милошевич был заранее предупрежден о готовящейся бомбардировке здания РТС, но он приказал оставить там часть персонала. Что касается атаки на китайское посольство в Белграде, то, по сведениям дель Понте, эта было ошибкой.

Спустя несколько лет генерал Уэсли Кларк, бывший командующий силами НАТО в Европе, давал показания по делу Милошевича. Во время перекрестного допроса Милошевич задавал вопросы о натовских бомбардировках. После слушаний, как пишет дель Понте, она попросила назначенного судом адвоката передать Милошевичу, что хотела бы обсудить с ним всю операцию НАТО и конкретно бомбардировку поезда. Спустя несколько недель ей передали, что он отказался обсуждать этот вопрос.

Как бы там ни было, именно преследование Милошевича дель Понте сделала своим главным делом. Обвинение МТБЮ исходило из того, что Милошевич, будучи главой государства и главнокомандующим вооруженными силами, несет уголовную ответственность за действия полиции и армии в Косове, где происходили массовые этнические чистки. Кроме того, ему были предъявлены обвинения в связи с конфликтами 90-х годов в Хорватии и Боснии. Милошевич скончался в Гааге в 2006 году, до вынесения приговора.

За преступления в Косове гаагский трибунал осудил на длительные сроки группу высокопоставленных сербских деятелей. Среди них – вице-премьер Союзной республики Югославия Никола Шаинович, начальник генштаба Драголюб Ойданич, генералы Небойша Павкович и Владимир Лазаревич, а также командовавший полицейскими подразделениями в Косове Сретен Лукич. В Гааге судили и некоторых высокопоставленных представителей ОАК за преступления против мирного населения и военнопленных. Однако бывшие командиры Рамуш Харадинай и Фатмир Лимай были освобождены от ответственности. Одной из основных проблем, как говорят специалисты, стала защита свидетелей. Многие меняли свои показания, а некоторые из них были убиты.

Несколько лет назад был создан еще один международный орган – Специальный суд, который должен расследовать преступления в Косове, а именно факты, изложенные в докладе Совета Европы 2011 года «Жестокое обращение с людьми и незаконная торговля человеческими органами в Косове». Обвинения пока никому не предъявлены.

Независимость, которую нельзя отложить и признать

Спустя восемь лет после натовских бомбардировок Сербия отклонила план о предоставлении Косову независимости под международным надзором. Эти предложения разработал специальный посланник ООН Мартти Ахтисаари, который считал независимость единственным жизнеспособным вариантом решения косовской проблемы.

Многие наблюдатели считали поспешными попытки «закрыть» косовский вопрос, тем более в условиях сохранявшейся межэтнической напряженности. Международные посредники приступили к обсуждению темы статуса Косова уже вскоре после погромов марта 2004 года. Тогда в Косове погибли 19 человек, в основном сербы, а более 3500 были вынуждены покинуть свои дома. Командующий силами НАТО на юге Европы Грегори Джонсон сравнивал эти события с этнической чисткой.

Тем не менее в 2005 году Контактная группа (США, Великобритания, Германия, Франция, Италия и Россия) утвердила «Руководящие принципы» для определения окончательного статуса края. Начались переговоры с участием Белграда и Приштины, однако они были прерваны в конце 2007 года из-за несовместимости позиций сторон. Не желая растягивать во времени этот диалог, страны Запада дали косовским албанцам зеленый свет на провозглашение независимости в феврале 2008 года.

«Смотреть в будущее, в котором нет места для мести». 20 лет с начала операции НАТО

Фото: Visar Kryeziu/AP/TASS

В последующие годы Косово признали около 110 стран. Среди них основные партнеры Приштины – США, Германия, Франция, Великобритания. Пять стран Евросоюза – Испания, Греция, Румыния, Словакия и Кипр, не стали признавать косовскую независимость. Таким образом, проблема Косова не нашла своего решения на основе широкого консенсуса. И это обстоятельство по-прежнему осложняет ситуацию на Балканах. Впрочем, в последние годы Белград и Приштина при посредничестве ЕС ведут диалог о нормализации отношений. Его цель – подписание юридически обязывающего соглашения, которое позволило бы обеим сторонам ускорить интеграцию в Евросоюз.

Юлия Петровская

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments