От Мельеса до «Новой волны»: за что в СССР любили французское кино?

17:59 15/03/2019
От Мельеса до «Новой волны»: за что в СССР любили французское кино?
ФОТО : Imago/TASS

Телеканал «МИР» объявляет День с французским акцентом: 17 марта, в воскресенье, зрителей ждет настоящий марафон французского кино. «Игрушка» с неподражаемым Пьером Ришаром, «Замороженный» с уморительным Луи де Фюнесом в главной роли, «Бум», в котором блестяще дебютировала юная Софи Марсо, и другие французские фильмы будут транслироваться с утра и до самого вечера. 

Еще с советских времен у нас обожали французские комедии, мелодрамы и боевики. Женскую аудиторию пленила красота Жерара Филипа, Алена Делона, Жана Маре, и, конечно, все без исключения, невзирая на пол и возраст, смеялись до слез над неуклюжестью де Фюнеса, Ришара, Депардье и других замечательных французских комиков. В чем этот непостижимый феномен французского кино? Почему в Советском Союзе фильмы этой капиталистической страны пользовались любовью как зрителей, так и кинокритиков? Об этом в интервью сайту «МИР 24» рассказал киновед, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института киноискусства Сергей Каптерев.

 Сергей Кириллович, насколько я знаю, все зарубежные фильмы в СССР проходили жесткий идеологический отбор. В одной статье мне встретилось такое мнение: среди стран «капиталистического мира» приоритетом у нас пользовались фильмы Франции и Италии, потому что там были влиятельные коммунистические партии. Вы согласны с этим?

– Франция была в особом положении. При президенте Шарле де Голле в 1966 году она вышла из военной части НАТО и вела себя более независимо. Поэтому мы считали, что их политика по отношению к нам более благоприятна для того, чтобы развивать с ними отношения. В частности, в Советском Союзе использовалась французская система цветного телевидения, были и многие другие моменты сотрудничества. Естественно, все это было с ограничениями, и говорить о каких-то невероятных формах взаимоотношений трудно.

Но, безусловно, имели место визиты наших деятелей во Францию и их визиты к нам. Франция считалась одной из наиболее близких нам стран капиталистического мира. То есть французские фильмы действительно часто рассматривались более благоприятно, их охотнее закупали. Плюс ко всему, речь шла в основном о коммерческих фильмах, и нельзя забывать, что наш прокат был в первую очередь коммерчески, а не политически ориентирован. И французские фильмы закрывали ту развлекательную часть проката, которую мы сами по идеологическим и другим причинам своей продукцией покрыть не могли.

От Мельеса до «Новой волны»: за что в СССР любили французское кино?
Фото: DPA/PHOTAS

– В чем, на ваш взгляд, феномен французской комедии? Таких актеров, как Бурвиль, Фернандель, Луи де Фюнес, Пьер Ришар, Депардье у нас всегда обожали, и на фильмы с ними невозможно было пробиться. Значит ли это, что французский юмор ближе русскому, чем, скажем, американский?

– Советским людям было трудно об этом судить, потому что американский юмор мы особо не видели. У нас был недостаток развлечений, и французы и итальянцы восполняли этот «голод». У нас тоже снимались свои комедии, и они пользовались огромным успехом, в частности, во второй половине 1960-х годов. Но их было не так много. И потом, фон, на котором происходили комедийные ситуации, естественно, привлекал нашего зрителя, потому что практически никто не мог этот фон увидеть в действительности.

Там показывались легкие ситуации, юмор, связанный с личными отношениями – все то, что у нас культурно связывалось с Францией, с водевилем. Кое-что из этого мы видели еще в 20-е годы и в конце 40-х годов, когда у нас вышел «Скандал в Клошмерле». Наверно, поэтому французский юмор стал нам близок. Да и сейчас, к примеру, у нас любят «Астерикса и Обеликса». Мне кажется, что вкус формируется доступом к какому-то конкретному виду кино. А французы имели приоритет в таком доступе, у них были замечательные комики – Пьер Этекс, Фернандель, Бурвиль, Луи де Фюнес... Наверно, можно говорить, что французская комедия довольно долгое время переживала расцвет. И это тоже сказалось на том, что публика хотела смотреть именно эти фильмы.

К каким годам можно отнести расцвет французского кино в целом и у нас, в СССР? Пятидесятым, шестидесятым?

- Все это в основном касается второй половины 1950-х и 1960-х годов. Но к нам и раньше попадали такие фильмы, как «Фанфан-тюльпан» (1952), в котором был большой комедийный элемент, «Мама, папа, служанка и я» (1954), вышедший у нас в блестящем дубляже, «Скандал в Клошмерле» (1947), который, как я уже упоминал, был у нас страшно популярен.

А вам самому какие французские картины больше всего нравились?

– Я в основном помню недели французского кино, на которых показывались немного другие фильмы. Там тоже было кое-что комедийное, но главное – там можно было увидеть то, что у нас в прокате или появлялось очень редко, или вообще не появлялось. А в прокат выходило, например, «Старое ружье» с Роми Шнайдер и Филиппом Нуаре, «Карманные деньги» Франсуа Трюффо...

Трюффо ведь уже считается режиссером так называемой «Новой волны»?

– Да, но работал во вполне коммерческом кинематографе. Так что, он хоть и новая волна, но, скорее, «генетически», а фильмы его – вполне общие, для всех. Ну, по крайней мере, я так считаю. Из комедий, которые тогда шли, мне запомнилась «Большая прогулка» (1966) с Луи де Фюнесом и Бурвилем. Это кино пользовалось большим успехом у зрителей, я неоднократно его смотрел. Какие-то фильмы считались проходными, но мы все равно их смотрели: например, «Маленький купальщик» (1968). Но я тогда уже увлекался кино, как я считал, серьезнее, и мне были интересны другие картины. Хотя, конечно, фильмы про жандарма из Сен-Тропе в исполнении блистательного Луи де Фюнеса я, как и все, смотрел и любил.

От Мельеса до «Новой волны»: за что в СССР любили французское кино?
Фото: Imago/TASS

– Французы считаются родоначальниками своеобразного жанра кино, который являет собой смесь сказки и фантастики. Я имею в виду то, что делал, к примеру, Жорж Мельес. Что вы думаете о таком кинематографе? Можно ли сказать, что именно французы изобрели кинофантастику?

– Да, фантастика в кино, безусловно, связана с режиссером Жоржом Мельесом. Он остался в истории как человек, который активно занимался трюковым кино и широко использовал фантастические сюжеты – вспомните «Путешествие на Луну». С этим было связано начало французского кинематографа. Ну и, вообще, официально кино началось во Франции с творчества братьев Люмьер. На самом деле это не совсем так, но, по крайней мере, первые коммерческие сеансы в том виде, в котором мы знали кино до последнего времени, состоялись именно там.

– Каким словом вы бы описали французский кинематограф в целом? В чем вы видите главную особенность, уникальность французского кино?

– Оно другое. Тут, конечно, нужно смотреть с исторической точки зрения. Когда-то французское кино было доминирующим в мире, с ним никто не мог конкурировать. Но все изменила Первая мировая война. Большие ресурсы были истрачены на уничтожение людей и материальных ценностей. В какой-то степени французское кино так и не оправилось от этого. И на фоне этого кризиса, когда крупнейшие французские фирмы, такие как Gaumont и Pathe уже не играли той, роли которую они играли до этого в документальном в художественном кино, появилось много независимых продюсеров. Они развивали кино непохожее, другое, то, что мы бы сейчас назвали авторским. И в 1920-е, и в 1930-е годы у французского кинематографа были очень активные связи с авангардом – то, что называли французским импрессионизмом в кино.

Потом появились такие мастера, как Жан Ренуар, Марсель Карне, которые делали фильмы для общего рынка, но это было совершенно иное кино, нежели кино американских больших студий того времени. Франция успешно развивала коммерческое кино, и одновременно с этим были такие режиссеры, как Жан-Люк Годар, которых мало смотрели, но у них была репутация людей, перевернувших кино в конце 1950-х – начале 1960-х годов. Мне кажется, в общем и целом французское кино трудно описать на таком большом отрывке времени – все-таки ему 120 лет! Но, наверно, можно сказать, что в какие-то моменты французы делали ставку на кино своеобразное, необычное. И часто это отыгрывалось, потому что когда началось увлечение кино, когда появился артхаус, то в разряд артхаусного кино стали попадать фильмы французских мастеров. Иногда это даже были картины, которые во Франции не считались сверхоригинальными, но на фоне, например, американской продукции они казались необычными. Так что, даже если мы смотрели в основном Луи де Фюнеса, мы можем гордиться тем, что прикоснулись к миру французского кино.

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments