«Интердевочка»: в погоне за недостижимым счастьем

13:28 13/02/2019
«Интердевочка»: в погоне за недостижимым счастьем
ФОТО : кадр из фильма «Интердевочка»

Фильм Петра Тодоровского «Интердевочка», который выйдет на телеканале «МИР» 16 февраля в 10.45, был снят 30 лет назад. Сегодня кажется, что речь идет о другой эпохе, знакомой кому-то только по учебникам – но удивительным образом чаяния «перестроечных голддиггерш» не просто не утратили актуальности, но и превратились в одну из доминант общественного сознания. В последующие годы философия «интердевочек» активно продвигалась в массы чуть ли не из каждого утюга, в духе рекламных слоганов «где наслаждение, там я», «я этого достойна», и прочих, ставших мемами. Другой вопрос, что относительно честные способы обеспечить себе все эти радости оставались за кадром, а потому сегодня, как и 30 лет назад, многие вкладывают в понятие «успех» то же, что и героини фильма: удачный транзит в лучшую жизнь на чужом горбу.

Недостижимая мечта

Героиня фильма – валютная проститутка Татьяна Зайцева (ее играет Елена Яковлева) мечтает уехать из «совка» в капстрану, и внезапно ее мечта сбывается. Один из ее клиентов, швед Эдвард делает ей предложение, обеспечивая Татьяне долгожданный пропуск в цивилизацию. На этом пути героиню не останавливают ни бюрократические формальности, ни слезы матери, которая, разумеется, не в курсе «профессии» дочери, но боится остаться на старости лет одна. И вот, вырвавшись за рубеж, Татьяна понимает, что счастья как не было, так и нет. Она скучает по маме, не чувствует себя в чужой среде комфортно, окружение мужа время от времени напоминает ей о ее сомнительном прошлом.

Сам муж далек от образа сказочного принца, зато к нему максимально близок дальнобойщик Виктор, с которым Татьяна знакомится в Швеции и который, как выясняется, был ее соседом по Питеру. Так стоило ли покидать родину, если счастье было там, под боком? И почему то, что выглядело счастьем, по мере достижения оказалось совсем не тем?

Идя напролом к заветной цели, человек часто не обращает внимания на детали, но дьявол, как известно, кроется в них. Героиня фильма была уверена, что любовь – не главное, на недостатки будущего мужа можно закрыть глаза, а слезы матери – не более чем блажь. Но все эти заблуждения в итоге приводят к трагическому финалу.

К тому же, удовлетворив базовые запросы – получив колбасу, машину и домик в деревне, героиня сталкивается с феноменом, описанным американским психологом Абрахамом Маслоу еще в 1943 году. Именно он впервые проанализировал иерархическую модель потребностей человека (или «пирамиду потребностей»), распределив их от базовых до высокодуховных.

Маслоу объяснял: человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока не утолены примитивные нужды, в первую очередь, физиологические (голод, жажда, сон). Далее следует потребность в безопасности, потом –  в любви, привязанности и принадлежности к какой-либо социальной группе. Следующая ступень - потребность в уважении и одобрении, затем жажда знаний, гармонии, потребность наполнить жизнь красотой и искусством. Наивысшая ступень – самоактуализация, стремление к раскрытию внутреннего потенциала. Психолог пояснял: человек живет «хлебом единым» только в условиях, когда хлеба нет. Но стоит ему появиться, возникают более высокие потребности.

Иными словами, пока интердевочка Таня мечтает об условной «колбасе», ей не до идеалов. Но насытившись и оказавшись в относительной безопасности, она вспоминает про высокие материи, включая любовь и долг.

Получается, что субъективное представление о счастье – вещь ненадежная: по мере достижения желаемого возникают все новые пазлы и задачи, а достигнутое утрачивает былую сверхценность. Именно поэтому шведский Эдик, казавшийся идеальным «транспортом» и инструментом миграции в лучшую жизнь, оказывается неидеальным мужем. Он уже сделал все, что от него требовалось, вывез девку из «совка», но на героя грез не тянет.

И это тоже типичная история: если человек воспринимается как инструмент достижения и реализации какой-то мечты, совсем не факт, что в дальнейшем в этой мечте найдется место ему самому. В качестве «транспорта» шведу прощали и жадность, и неидеальную внешность, но потом душа героини запросила большего. «Инсталлироваться» в эту фантазию, стать ее частью использованный муж не может физически, особенно на фоне внезапно ворвавшегося в их жизнь красавца-соседа из Питера.

В то же время, стадия «принятия окружающими» у героини терпит закономерный крах, который и толкает ее в прошлое, к тем, кто ее любил и поддерживал – в отличие от респектабельных шведов, которые не могут воспринимать «девку с панели» как равную. Собственно, в этом трагедия и многих современных «голддиггерш»: проникая сомнительным путем на чужбине в «высшее общество», они наивно рассчитывают сорвать джекпот и терпят множество разочарований. Как говорится, слесарю слесарево, но мало кто готов учиться на чужих ошибках.

Корень зла

Надо отметить, что «капиталистическим» ценностям в фильме активно противостоят советские. Мать героини, школьная учительница, пытается внушать дочери, что счастье – не в деньгах. Примерно тех же взглядов придерживается санитарка в больнице, женщина старшего поколения, выросшая еще при Сталине. Но выигрывают в этом ценностном конфликте по факту «валютчицы». Пока советские трудящиеся только и делают, что морализаторствуют, пьют, дерутся и пересчитывают мелочь до получки, интердевочки ни в чем себе не отказывают. Поэтому соседка проститутки – девушка из неблагополучной семьи – мечтает стать, как Татьяна: ездить на дорогих тачках с крутыми мужиками и сорить деньгами (чего впоследствии и добивается, заняв после отъезда героини ее место на валютной панели).

С другой стороны, вся эта история – не о продаже души и тела за колбасу, а о детской травме, без которой жизнь героини сложилась бы иначе, уверен психотерапевт, гипнотерапевт, кандидат медицинских наук Евгений Фомин.

«Я бы сказал, что человек – здоровая молодая девка – обесценил себя до уровня потребительских товаров. Но обычно на потребительство подсаживаются в попытке заглушить какую-то душевную боль – например, от безотцовщины. Если бы героиня жила в полной, любящей, полноценной семье, все сложилось бы иначе. Она ведь пошла в проститутки не за колбасой, а за счастьем! Но если человек уже счастлив, если его любят, о нем заботятся, зачем ему идти торговать собой? Я видел не самые богатые, но любящие, многодетные семьи – никто на панель не подался. В тесноте, да не в обиде – им хорошо, всего хватает. Конечно, они хотели бы лучшего, но при этом они не несчастны», – говорит эксперт.

Того, что о героине фильма заботится мама, недостаточно. «Мама все равно несчастна, и это несчастье она передает своей дочери. Это фильм о боли ребенка, который уже во взрослом возрасте видит пьющего, когда-то бросившего их отца, брошенную мать, и это не делает ее счастливой. Она ищет любви и таким вот образом пытается убежать от детской травмы. В том числе, выходя замуж за человека, в котором пытается обрести заботливого отца», – считает Фомин.

В итоге интердевочка погибает, как и ее мать, не вынесшая ужасной правды о профессии своей дочери. Татьяне Зайцевой так и не удалось убежать от прошлого, выбиться «в люди» и обрести подлинную любовь. Возможно, в конечном счете, вся эта история о том, что в безудержной погоне за мифическим счастьем человеку иногда стоит остановиться и задуматься не о том, куда он бежит, а от чего – но ответить самому себе на этот вопрос максимально честно. И, главное, не забывать о том, что цель не всегда оправдывает средства.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments