Престижно, дорого, опасно: как «звездный» дом оказался в огненной ловушке

19:11 10/02/2019
ФОТО : ТАСС / Шарифулин Валерий

Пожар в доме №12 на Никитском бульваре в Москве, известном как «звездный дом», унес жизни восьми человек, включая двоих детей. Трагедия произошла в ночь на 4 февраля. Подробности узнал корреспондент «МИР 24» Глеб Стерхов.

Самый центр Москвы, Никитский бульвар. Пожар в доме из разряда «до Кремля рукой подать». Спасатели прибыли на место всего через семь минут после начала возгорания, но все их потуги – капля в этом море огня.

«К моменту прибытия первого пожарного подразделения происходило горение на пятом этаже из пяти окон. Площадь пожара составляла порядка 300 квадратных метров. В связи с тем, что пожар распространялся по пустотным перегородкам, через короткий промежуток времени площадь пожара составила две тысячи квадратных метров», – сказал начальник Главного управления МЧС России по Москве Илья Денисов.

По предварительной версии, источник пожара находился в квартире дочери дирижера Юрия Башмета. Возможно, из-за короткого замыкания. К рассвету под завалами нашли сначала семерых погибших, потом еще одну жертву. Все жили в коммуналке на шестом этаже, который вслед за пятым загорелся за считанные минуты. Двое из жертв трагедии – дети.

В распоряжении съемочной группы телеканала «МИР 24» оказались эксклюзивные кадры, снятые лидером движения спасателей-волонтеров Вадимом Михайловым. В дом он попал, когда пожар едва успели потушить, а тела погибших увезти в морг. Они падали сверху, когда перекрытия прогорали, тем самым утяжеляли и осложнили работу личного состава пожарных-спасателей, потому что появились скрытые очаги горения, которые не затушили. И в этих очагах находились люди.

Дом москвичи называют «звездным». Тут многие известные личности живут: Ингеборга Дапкунайте, Любовь Казарновская и другие в огромных квартирах ценой до 100 млн рублей, переделанных из коммуналок. Живут и простые смертные, у кого отсюда деды и прадеды. Дом-то дореволюционный, 1913 года постройки.

«Мы видим пуск пожаротушения, который никогда не сработает, потому что даже не был подключен», – отметил руководитель независимого поисково-спасательного отряда «Диггерспас» Вадим Михайлов.

Уже с улицы, при свете дня, рассмотреть находку проще.

«Именно это пытались скрыть. На каждом этаже такое. Это как оповестители пожарных частей, свежие провода, которые уходят в стену, практически в никуда. Я не знаю, что это такое, но оно не включено. Оно не включит сигнализацию, не подаст воду, не оповестит пожарную часть. И оно должно включать систему тушения, которой в доме нет», – заявил Михайлов.

А как же в Европе, где во всех старых городах что ни дом, то старинный и деревянный внутри?

«Это зона ответственности собственников жилья. Они должны об этом заботиться сами. Гибель на пожарах, по данным мировой статистики, в Париже в 20 раз ниже, чем в России. Это говорит о том, что там другой подход. Не только пожарно-спасательные работы другие, там другой подход у самих людей», – сказал эксперт в области пожарной безопасности Константин Калужин.

В том же Париже и Лондоне люди живут в домах XV-XVI веков и чувствуют себя в безопасности. В Москве самое старое жилое здание датировано концом XVII века – это флигель бывшей усадьбы князя Голицына на Чистых прудах, стиль эклектика. Но большинство построек в центре Москвы – это модерн, неоклассицизм, ар-деко, конец XIX - начало XX веков. Дом на Никитском бульваре как раз из их числа.

«Дом старый, квартиры дорогие, я сам там покупал брату квартиру, очень дорого. Простая вещь – поставить датчик противопожарный и сменить проводку – никто не почесался. Это никому не нужно. И это, к сожалению, халатность и глупость человеческая», – говорит художник Никас Сафронов.

Двушка на Никитском обойдется в 40 миллионов, четырехкомнатная – в три раза дороже. После продажи одной квартиры в таком месте со своих комиссионных простой риэлтор может год не работать. 

«Квартиры расходятся как горячие пирожки, потому что дома – это исторические памятники, либо дома, в которых жили очень известные люди. Они всегда ценились и ценятся. Мы знаем брежневский дом, андроповский дом, дом Высоцкого. Там везде деревянные перекрытия», – сказал член Совета московской ассоциации риэлторов Сергей Жидаев.

В доме на Никитском горело стремительно. Да так сильно, что многие свидетели слышали гудение и даже рев, который бывает, если к пламени специально нагнетать кислород для лучшего горения. Огонь распространялся так быстро, что даже те, кто за свой счет оборудовал жилье системами пожаротушения, не успели их применить. Огнетушители так и остались в шкафах.

Температура среднестатистического пожара – 600-700 градусов. Здесь же, говорят специалисты, было намного за тысячу. Как говорят эксперты, здания с деревянными перекрытиями идеально подходят для того, чтобы сгореть максимально быстро и с максимально высокой «тепловой отдачей».

Исторический центр Москвы как центр любого старого мегаполиса на всей территории бывшего СССР состоит, в основном, из деревянных построек внутри, а кое-где деревянных и снаружи. Чего уж далеко ходить, достаточно открыть карту и внутри Садового кольца выбрать адрес. Например, Крапивинский переулок. В народе и у риэлторов он еще зовется «бриллиантовым переулком» из-за цен на недвижимость. До Кремля 15 минут пешком, место элитное. В жилую пятиподъездную трехэтажку чаще ездят почему-то не покупатели, а МЧС.

В одной из квартир обрушился потолок. Перекрытия тут все те же, деревянные. Дом постройки 1883 года. Вслед за МЧС приезжают коммунальщики из местной управы, но помочь тоже ничем не могут. Оказывается, коммунальщики «не обязаны». У дома вот уже 20 лет нет управляющей компании. И еще один факт: это здание устроено один в один как дом на Никитском бульваре.

Что из себя представляет конструкция типичной квартиры в очень старом дому с деревянными перекрытиями? В данном случае, ничего ломать, вскрывать, пилить не нужно, все и так видно. Например, 135-летняя опорная очень сухая деревянная балка, очень сухое тонкое дерево, а на полу, в составе строительного мусора, находится десятилетиями слеживавшаяся древесная пыль, которая, как утверждают эксперты, со временем приобретает качества пороха.   

«Само перекрытие вследствие того, что оно с внутренними полостями, там есть зона скрытого распространения огня. Конечно, деревянные перекрытия высыхают, высыхают до предела. Порохом я бы это не назвал, но предельно высушенной древесиной, которая в условиях скрытого распространения огня, то есть формирования тяги, вспыхивает моментально и горит – это очевидные вещи, это, действительно, так», – объяснил главный конструктор Московского архитектурно-художественный проектный института им. Полянского Петр Родченко.

Еще в каждой квартире, в каждой комнате, на каждом этаже находится не что иное, как печная труба. Всем известно, для чего нужен такой канал – для создания тяги. 

«Конечно, эти дома моментально горят за счет того, что несгораемые несущие стены являются кирпичными, за счет того, что здание имеет не один этаж. Если в одном месте пригорело, сразу тянется вверх. То есть это лавинообразный процесс, который остановить нельзя, даже пока пожарные разворачивают рукава. Все происходит очень быстро и иногда скрыто», -  пояснил Родченко.

Сколько точно таких дорогостоящих «пороховых бочек» в северной российской столице – этого тоже не знают. Статистика о том, какой дом с деревянными перекрытиями опасен для жизни, а какой нет, не ведется. Повода не было.

«Ленинградские и петербургские дома, которые вы видите сейчас, пережили капремонт, а какие-то нет. Они пережили два периода, в которые современный дом просто развалится. После революции в гражданскую войну, а потом в блокаду. Наверное, эта архитектура требует исторически правильного содержания», – считает историк архитектуры Вадим Басс.

Исторический центр Тбилиси. Большинство построек здесь находятся в аварийном состоянии.

«25 лет назад нам обещали капитальный ремонт. С тех пор и живем этими обещаниями. Вечером вынуждены отключать все обогреватели, провода гудят. Замыкание может произойти на чердаке и тогда все сгорит», – сказал местный житель Роман Девидзе.

Только за последний год в Старом городе выгорели 17 строений и произошло 23 обрушения, но дома «с историей», как их называют риэлторы, дешеветь не собираются. Ни в России, ни в Армении, ни в Грузии, нигде. Везде ситуация похожая, и везде не человек красит место, а наоборот. Что делать с такими квадратными метрами, тоже четкого решения нет.

«Нам предписано законом обязательно сделать замену сгораемых перекрытий на несгораемые перекрытия. Чисто организационно это касается, в основном, балансодержателей, эксплуатационных организаций, поскольку не все имеют возможность провести у себя реконструкцию, капремонт, замену перекрытий», – пояснил Родченко.

Даже по приблизительному подсчету, в центре только одной Москвы на это потребуется десятки лет и миллиарды долларов.

Глеб Стерхов
comments powered by HyperComments