«За вами следят», или Кто такие «топтуны»?

13:10 01/02/2019
«За вами следят», или Кто такие «топтуны»?
ФОТО : Кадр из сериала

В сериале «Топтуны», который выйдет на телеканале «МИР» 11 февраля в 19.25, повествуется об одной из самых засекреченных служб МВД. Маскируясь под обычных людей, перевоплощаясь в любой образ, которого требует ситуация, члены этой команды находят самых опасных преступников.

Но как на самом деле, а не в кино, работают эти люди? Каковы основные приемы наблюдателей, позволяющие им оставаться незамеченными? В каких случаях они могут «присесть на хвост» и как себя ведут? Одним словом, что это за публика, и как она работает?

«Тактика и методики скрытого наблюдения в правоохранительных органах – это тема, которая, в принципе, держится в секрете. Основные и максимально часто используемые методы наблюдения никто никогда не раскроет, поскольку они постоянно совершенствуются, модернизируются. К тому же, информация о данных методах имеет довольно серьезные грифы секретности», – говорит эксперт Научно-исследовательского центра корпоративной безопасности Николай Тюнеев.

В кино «топтуны» иногда и следят за объектами, и обезвреживают их, но в реальной жизни эти функции выполняют разные бригады. «Следят и наблюдают одни, а обезвреживают и задерживают – другие, с другими функциями и задачами, т.е. «бойцы». Наблюдатели – засекреченные люди, и даже факт службы в определенном подразделении является секретным. Если бы человек за кем-то следил и сам же его задерживал, он бы демаскировался, рассекретился, поэтому в реальности подобное невозможно», – поясняет собеседник «МИР 24».

В целом, тактика наблюдателя зависит от многих факторов. Важным является наличие у объекта слежки определенной подготовки в оперативно-розыскной деятельности, навыков скрытого наблюдения. В этом случае (например, если объект сам ранее служил в органах, и у него есть соответствующий бэкграунд по данной тематике), с таким человеком, конечно, будет сложнее.

Смотрите сериал «Топтуны» с 11 февраля по будням в 19.25 на телеканале «МИР».

Бытовая паранойя

Но могут ли наблюдатели заинтересоваться обычным гражданином – не вором в законе, не бандитом и не наркоторговцем? Многие считают, что паранойя, как и деньги, лишней не бывает – всегда лучше перебдеть.

«Недавно иду по улице, – рассказывает Ольга из Москвы, – и вдруг замечаю, что за мной увязался какой-то мужик. За мной ли, так и осталось непонятным, но вел себя подозрительно. Сначала он как бы фотографировал дома вокруг. Ну, фотограф и фотограф, причем одет был довольно заметно, я бы сказала гламурно – наверное, так они и выглядят. Сначала я не обратила на него внимания – увидела и забыла, тем более что он шел в противоположную от меня сторону. Зашла в магазин, вышла, а он опять тут и что-то фоткает (хотя должен был уже быть за километр от этого места). Потом этот мужик просто пошел за мной, делая вид, что фоткает окрестности, но фактически дублировал мой маршрут – даже когда я свернула на маленькую дорожку, где ему точно делать нечего. Но и он свернул! Продолжая при этом фотографировать. Тут я резко остановилась, он об меня чуть не споткнулся, и дала ему пройти вперед. Он прошел, обернулся – а я на него внимательно так смотрю. Фоткать при таких раскладах он больше ничего не стал, но как только я повернулась к нему спиной (и тотчас обернулась), увидела, что он продолжает снимать. Было довольно неприятно».

Следует ли расценивать любой факт внимания в вашу сторону как признак того, что за вами следят?

«Нужно понимать, есть ли реальные причины для беспокойства. Поводов для «обоснованной паранойи» может быть несколько: начеку всегда следует быть владельцам дорогой недвижимости и их родственникам (чьи адреса-пароли-явки никто посторонний знать не должен), – говорит эксперт. – Пустить «наружку» может и муж/жена, и другие заинтересованные лица, но уже с помощью частных детективов. При этом уровень слежки будет отличаться от работы спецслужб не в лучшую сторону: как правило, в частные детективы идут люди, ушедшие из системы, не имеющие доступа к последним достижениям и наработкам, и потому использующие, в основном, старые приемы и методы».

Конечно, можно нанять высококлассных детективов, если игра стоит свеч, но более или менее серьезные оппоненты (политики, бизнесмены и так далее), как правило, работают на опережение, профилактируют такие моменты и имеют в своем окружении таких же «специально обученных людей». Хотя иногда удача изменяет даже им.

Ну и, разумеется, в первую очередь «объектами» становятся преступники, нарушающие закон.

«Закурить есть?»

«Топтуна» можно заставить играть по своим правилам – неожиданно остановить этого человека (если возникли подозрения, что это именно наблюдатель), и обратиться к нему с вопросом. Причем не из серии «закурить есть?», «а если найду?», угрожая при этом «распальцовкой» (это даст понять, что вся операция раскрыта, а наблюдатель «срисован»), а, например, «как пройти к музею». Грубая атака «топтуна» (вопросы про «закурить», «че надо» и т.п.) приведет к обратному эффекту: еще более организованной и спланированной слежке. Или недоумению, если это вообще кто-то совершенно посторонний.

Но попытаться, выражаясь языком профессионалов, спровоцировать наблюдателя к раскрытию вежливым вопросом, чтобы выяснить, слежка это или нет, вполне реально. «Далее нужно посмотреть на его реакцию – стресс обязательно проявится по внешним признакам. Если это случайный прохожий, он равнодушно укажет путь к музею, но, если это «наружка» – наблюдателя могут выдать вегетативные проявления. «Топтун» не ожидает того, что объект подойдет к нему и начнет что-то спрашивать, и может растеряться», – поясняет собеседник «МИР 24».

А вот спровоцировать наблюдателя на раскрытие посредством бегства невозможно. Профессионал, увидев, что объект ускорил шаг или побежал, понимает, что его «срисовали», прекращает наблюдение и передает его другому «топтуну», говорит Николай Тюнеев. Но вслед за объектом не побежит. А если побежит – значит, это, опять же, не «наружка», а какая-то иная история. Задача профессионала – привлекать к себе как можно меньше внимания, быть максимально естественным и не поддаваться на провокации со стороны объекта.

Но стоит помнить о том, что профессионала невозможно заметить в принципе.

«Если бы – как в случае с фотографом – это действительно была слежка, и объект раскрыл бы наблюдателя резким торможением, вынуждающим того пройти вперед, пристальным взглядом, дающим понять, что наблюдение обнаружено, то это, со стороны предполагаемого наблюдателя, было бы типичной ошибкой начинающих оперативников. Они стараются быть как можно ближе к объекту наблюдения, и, в то же время, оставаться незамеченными», – говорит эксперт.

«Грамотная» дистанция между наблюдателем и объектом зависит от локации, личных особенностей объекта, причин, послуживших основанием наблюдения, ведомства, которое осуществляет мероприятие. Информация на сей счет считается закрытой.

«Бомж с тележкой»

Что до париков, переодеваний в «дедушку» по примеру знаменитого сыщика Шерлока Холмса или, например, в бомжа, такое практикуется, но в меру разумного. Кстати, тема бомжа – если верить западному кинематографу – у тамошних оперов весьма популярна. Чтобы приблизиться к объекту – например, какому-нибудь наркобарону или любому другому подозреваемому – оперативник притворяется бомжом, прячет лицо под капюшоном и идет себе с тележкой, полной бутылок, объедков и мусора, прямиком к логову подозреваемого. Типа, «мимо проходил». Но тут, по законам жанра, его останавливают крепкие смуглые парни с оружием и настоятельно советуют идти побираться куда подальше. В этот момент «бомж» выхватывает оружие и кричит «полиция» – что, по словам эксперта «МИР 24», уже является грубой ошибкой. Не считая того, что приближаться к объекту на близкое расстояние просто непрофессионально.

«Однако стоит оговориться: следует отличать «топтуна», цель которого – сбор информации, и обычного опера, целью которого может быть приближение к объекту на максимально близкое расстояние для его задержания. Вот тут вполне сойдёт «выхватывание пистолета» из-под одеяния бродяги или дворника», – поясняет эксперт.

Но при этом важно понимать, что реальная жизнь и реальная деятельность правоохранительных органов – это одно, а кино – другое.

«В кино многие моменты для зрелищности приукрашиваются. Но по поводу переодевания и изменения внешности – да, такие приемы, действительно, используются. Люди, которые осуществляют наблюдение, могут менять и внешность, и одежду. Демаскировать (раскрыть) такого наблюдателя можно по нижней части одежды. Сменить на улице, «в поле» куртку, парик или очки несложно, но вот брюки, юбку (а женщины тоже этим занимаются), обувь – гораздо сложнее», – поясняет эксперт.

Так что если вы заметили одно и то же лицо, следующее за вами, да еще и в разной одежде – это повод напрячься. Но люди (как и машины) тоже будут меняться – наблюдатели работают группой. Смена не только внешнего облика, но и людей, и машин – основной момент этой работы. Если работают профессионалы, шансов вычислить их, мягко говоря, крайне мало.

Наблюдатель должен слиться с окружающей местностью, с толпой. Но если происходит так, что объект наблюдения заходит на безлюдную территорию, по правилам, нужно на некоторое время оставить его без присмотра, чтобы не маячить с ним на одном «пятаке», и перекрыть отходы из данной локации. «Перекрыть – не в том смысле, что объекту физически не дадут покинуть этот участок, а в смысле слежки за выходами оттуда. Но профессионалы не станут себя выдавать и не пойдут за объектом туда, где он с легкостью их заметит. Работает, как правило, не один человек, а группа, они перекроют выходы и продолжат слежку за объектом уже там, где это будет возможно», – поясняет собеседник «МИР 24».

Так что «объекту» – человеку, попавшему под наблюдение – можно посоветовать выбирать места с умеренным скоплением людей, не многолюдную толпу, где «наружку» не вычислит даже профессионал, но и не безлюдные подворотни.

Маленькие хитрости

Женщина или мужчина будет вести наблюдение за объектом, зависит от задач. Если объект – женщина, логичнее пустить за ней «женскую наружку», чтобы та могла беспрепятственно проследовать за объектом, например, в салон красоты. Дядька, который попытается взгромоздиться в соседнее кресло на педикюр или другую процедуру, будет выглядеть подозрительно и мигом себя «сдеанонит».

Могут работать «топтунами» и люди пенсионного возраста – в зависимости от потребностей наблюдения, задач и оперативной обстановки. Так что столетний дедушка с клюкой вполне может оказаться «из этих».

«Если за вами идет профессиональное наружное наблюдение, вычислить определенные моменты будет невозможно. Но есть простые ходы. Не считая того, что наблюдатель может менять одежду, его поведение не будет соответствовать контексту окружающей среды. Например, он может – вместе с вами – пропускать поезда на безлюдной станции метро, или транспорт на остановке. Вы подошли туда вместе, вы не едете, и он не едет. Он будет повторять ваш маршрут. Или вы будете видеть повторяющиеся лица – особенно в разной одежде. Или, допустим, вы вдруг пошли гулять под ливнем в парке – и кто-то гуляет там рядом с вами. Это тоже маячок», – говорит эксперт.

Еще один подозрительный момент – если в машине, припаркованной рядом с вашим подъездом, часто сидят два человека. Или если рядом с подъездом несколько месяцев стоит непонятно чья пустая машина. Наблюдение может вестись и дистанционно, поэтому лучше позвонить в свою управляющую кампанию или в полицию, и попросить их выяснить, на каком основании во дворе торчит данный транспорт. В конце концов, мало ли что – и с какими целями – может храниться внутри. Как правило, его тотчас как ветром сносит.

Кстати, чисто технически можно дистанционно следить за человеком и через его сотовый, но со стороны частных лиц это незаконно, а для правоохранителей требуется выполнение ряда условий. Тема с заклеиванием камер в телефонах и прочих гаджетах была очень популярна в предыдущие годы – «чтобы не подсматривали». В интернете можно найти множество баек и мемов по этому поводу, причем делали это, по легенде, вовсе не люди в шапочках из фольги, а чуть ли не все подряд. Сейчас этот метод несколько устарел. Но если у человека был физический доступ к вашему гаджету, все это наблюдение за вами в режиме онлайн можно организовать на самом деле.

Но это уже другая история, а вот слежка за выходом из дома называется стационарным наблюдением. «Вычислить это намного тяжелее, чем слежку мобильную. Наблюдение может вестись и из машины, и из окна напротив, но вы же не ворветесь туда, чтобы это проверить. Поэтому «срисовка» наблюдателя, как правило, происходит в мобильном случае, когда идет движение в городе. Вы можете свернуть за угол дома, зайти в подъезд и посмотреть в окно. Если человек, который за вами шел, начинает ошарашенно озираться вокруг, да, значит, за вами шел топтун», – говорит эксперт.

Еще один важный симптом – если непонятный человек, увязавшийся за вами следом, что-то бормочет в воротник. Наблюдатель не будет передавать коллегам информацию, громко разговаривая по телефону – он воспользуется специальными техническими устройствами, делающими его разговор малозаметным. Вообще коммуникация между коллегами этого цеха происходит по скрытоносимым техсредствам, микрофон устанавливается под верхнюю одежду, наушник – в ухо. Поэтому если кто-то, идущий следом, громко трындит по мобиле – это не то. Но если вы замечаете движение губ кого-то, повторяющего ваш маршрут, шансы на «наружку» серьезно возрастают.

В целом, чтобы заприметить «топтуна», нужно быть очень наблюдательным и внимательным человеком и использовать все подручные средства – стекла, зеркала, витрины, чтобы смотреть по сторонам. Если что-то почувствовали, присядьте «завязать шнурки» и оглядитесь. Но, опять же, немаловажно то, что вычислить «топтуна» в толпе практически невозможно даже профессионалу, не говоря уже о простых смертных.

«Мрачные дядьки»

Впрочем, бывают ситуации, когда «лучше бы это была наружка». Если в том же безлюдном парке за вами увязались три мужика, это уже явно другая ситуация. Но как не перепутать «топтуна» с киллером или бандитом?

«Лицо у «топтуна» должно быть незапоминающееся, неприметное. «Топтуны» – это не мрачные двухметровые дядьки с квадратной челюстью и тяжелым взглядом, – говорит Николай Тюнеев. – Кроме того, поскольку наблюдатели никого не захватывают и не обезвреживают лично, оставляя это коллегам, они не будут переть к вам напролом».

В то же время, понять по глазам, что за тобой идет профессионал, довольно сложно. «Профессионал попытается не столкнуться взглядом с объектом (это демаскирующий признак, контакт приводит к запоминанию лица) и никогда не будет идти с лицом кирпичом – наоборот. Если вы поворачиваетесь, и за вами – грозного вида человек, который смотрит на вас в упор, даже не пытается вести себя скрытно (в отличие от «наружки»), это точно другая история», – говорит эксперт.

Так что схематически «топтун» – это человек, который повторяет маршрут объекта, может менять облик, собран, пытается избегать прямого визуального (и вообще любого) контакта с объектом, пытается затеряться в толпе. Впрочем, если какой-то бугай пьет на детской площадке, а незнакомая бабушка говорит с кем-то через микрофон в воротнике, вовсе не обязательно они «пришли за вами». Тем более что, в современных реалиях, бугай с пивом в песочнице, увы, не редкость, и смотрится вполне гармонично.

Самый лучший способ вычислить наружное наблюдение за собой – быть предельно внимательным, пытаться отлавливать несоответствие поведения и внешности людей окружающему контексту. «Если вы уверены, что за вами «хвост», хорошим способом будет максимально возможная смена внешнего вида (одежда, очки, парик) и избавление от любых средств связи. А вот приемы с «левыми» сим картами, к сожалению или к счастью, в настоящее время уже не работают», – подытожил Николай Тюнеев.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments