Долгий путь к Brexit

11:44 17/01/2019
Фото: "«МИР 24»":http://mir24.tv/, флаг евросоюза
ФОТО : «Мир 24» / Автор неизвестен

За последние дни в Вестминстерском дворце Лондона произошло столько исторических политических событий, что о них впору писать книгу. На наших глазах одна из старейших парламентских систем мутировала и приобрела совсем уж удивительные формы.

Сначала план Терезы Мэй по пост-Brexit соглашениям был невероятно холодно встречен Палатой Общин: при абсолютном большинстве в палате парламента действующий премьер-министр умудрился проиграть голосование по своему закону в 230 голосов – такое случилось впервые за 75 лет. Мэй поддержали меньше трети парламентариев, а значит по большей части ее документ «потопили» однопартийцы.

Ситуацией моментально воспользовался лидер оппозиционных лейбористов Джереми Корбин – и вынес на голосование предложение о вотуме недоверия действующему правительству. Первое за 25 лет. Мэй удалось сохранить свой кабинет, но разницу сделали всего лишь 10 парламентариев. Непростительно малое преимущество, с которым оппозиция легко может сработаться. А там впереди и третьи за четыре года парламентские выборы. Второй подряд премьер может не работать свой срок до конца – и все из-за Brexit. В том, что творится в британской политике, разобрался корреспондент «МИР 24».

Неизбежный Brexit

От выхода из Евросоюза уже не скроешься. Пора это признать. До Brexit по 50-й статье Лиссабонского соглашения осталось всего два месяца. В марте Великобритания перестанет быть частью большой панъевропейской организации. Чтобы помешать этому, противникам выхода придется буквально лезть на баррикады. Хотя и такие методы вряд ли одобрят соседи. 

Таким образом, вопрос о поддержке отказа от евроассоциации в стране больше не стоит. Даже Корбин перестал пытаться заработать на этом политические баллы – себе дороже будет в случае гипотетического прихода к власти. Единственное, что сейчас еще может измениться – так это то, на каких условиях Британия покинет ЕС.

Все дело в том, что окончание членства в Евросоюзе автоматически означает аннулирование всех торгово-экономических связей внутри еврозоны. Если Лондон до середины марта не представит согласованный план по перезаключению нужных ему контрактов, то из ЕС Британию выкинут, что называется, без вещей на мороз. 70% экономики, которые завязаны на континентальной Европе, просто исчезают, из супермаркетов исчезает большая часть продуктов – их тоже везут с большой земли. Нет, конечно, потом англичане вновь могут переоформить старые связи, или, например, сделать большой африканский поворот. Но сколько это займет времени и сколько жителей условного Колчестера за это время пострадают – одному канцлеру казначейства Филу Хэммонду известно.

«Мягкий» Brexit с сохранением большей части экономических связей или «жесткий» – с глобальными экономическими проблемами. Казалось бы, выбор очевиден, и договориться надо хоть как-то и хоть на что-то. И тем не менее проект Мэй не поддерживают две трети парламентариев. 

Политический рычаг

Почему же политики так сильно растягивают все процессы, связанные с Brexit? Возможно, оттого, что на данный момент выход Великобритании из Евросоюза – единственный действенный политический инструмент, в том числе по досрочной отставке нынешнего кабмина и создании гарантии, что к власти придут совершенно другие люди. «Жесткий» Brexit – политическое убийство Терезы Мэй. И это понимает и Джереми Корбин вместе с лейбористами, и даже противники премьера из стана консерваторов. А таких за эти два года набралось большое количество.

Фактически Мэй не устраивает никого. Она слишком «правая» для лейбористов, слишком «левая» для тори. Там, где это не нужно ее партии – идет на компромиссы, а в вопросах, которые можно было бы уступить своим политическим соперникам, зачастую занимает излишне жесткую позицию. Количество непопулярных решений правительства Терезы растет с каждым днем. По последним данным The Telegraph, количество людей, которые не одобряют ее нахождение у власти, на 22 п.п. больше, чем согласных с Мэй. 

Первая со времен Маргарет Тэтчер женщина-премьер пришла к власти благодаря отставке Дэвида Кэмерона, который без проблем выиграл выборы-2015, но уже через полтора года отказался от должности из-за результатов референдума по Brexit. Он уступил место сначала в партии, а затем и в кресле главы кабмина, главному евроскептику среди консерваторов. Британцы голосовали за Мэй именно потому, что она должна была стать символом безопасности и процветания Великобритании после выхода из Евросоюза. Действующего премьера выбрали евроскептики и сочувствующие им. Поэтому Brexit – самое больное место Терезы, о чем прекрасно осведомлены ее противники.

Почему же тогда парламентарии не стали «сливать» премьера во время голосования по вотуму недоверия? Скорее всего, все по той же причине: Мэй должна встретить «жесткий» Brexit у руля правительства. Ожидающий Британию экономический шок призван вытряхнуть весь действующий кабинет министров из большой политической игры. 

Мэй оказалась в патовой ситуации: она не может перенести Brexit, она не может допустить «жесткий» Brexit и вместе с тем у нее, скорее всего, нет ни малейшего шанса договориться с Палатой Общин. Все карты – в руках ее соперников, а у самого премьера политических рычагов не осталось.

Единственный евровыход

Что будет с Великобританией после 29 марта – пожалуй, самая большая политическая интрига начала года. Достичь договоренности по «мягкому» Brexit пока не представляется возможным. «Жесткий» выход в любом случае будет шоком.

При этом не стоит забывать, что выход из Евросоюза – все-таки демократический выбор британцев. «За» проголосовали почти 52%, а если отбросить Шотландию (которая хочет отделиться от Британии и остаться в ЕС, поэтому Brexit для нее станет большой проблемой) и по понятным причинам глобалистски настроенные крупные города, то процент будет неприлично большим. У этого есть свои причины.

В частности, Лондон перестанет выплачивать огромные суммы в пользу ЕС из бюджета страны. Судя по открытым данным правительства, ежегодно Британия тратит на Евросоюз около £8,5 млрд. Свободная торговля между островным государством и континентом, скорее всего, со временем вернется. Слишком уж большой процент рынка занимает Великобритания в ЕС и ЕС в Великобритании. Торговля без лишних налогов, пусть даже и с пост-Brexit Лондоном выгодна всей еврозоне. Наконец, Соединенное Королевство вернет себе долгожданный полновесный суверенитет. Слишком уж остро британцы воспринимали каждый надиктованный Брюсселем эпизод. И дело далеко не только в миграции. Например, в Англии крайне непопулярен последний принятый Евросоюзом закон об авторском праве. В общем-то, британский народ настолько свободолюбив, что даже ярые сторонники евроассоциации соглашаются с аргументом о пользе Brexit для суверенитета страны.

Пожалуй, мало у кого остаются сомнения в пользе выхода из Евросоюза для экономики и социального развития Великобритании. Вопрос только в том, сколько еще политикам и гражданам страны предстоит пожертвовать на долгом пути к Brexit.

Игорь Кириллов
comments powered by HyperComments