Куба – любовь моя! Плоды горячей советско-кубинской дружбы

19:17 13/01/2019
ФОТО : ТАСС / Jürgen Schwenkenbecher/DP

В XX веке Куба вполне могла стать частью США, если бы 60 лет назад на острове не победил социализм. Для советского человека эта страна была сказкой. Недаром в 1960-е весь Союз пел: «Куба – любовь моя!», передает корреспондент «МИР 24» Родион Мариничев.

В 1960 годы слово «команданте» для советского человека было почти таким же привычным, как «вождь» или «красногвардеец». А фамилия Кастро звучала в одном ряду с Лениным. Это он, Фидель (что по-испански значит «верный»), устроил социалистическую революцию на Кубе под боком у главных мировых империалистов – Соединенных Штатов.

До середины ХХ века Куба фактически была колонией США. На острове господствовал американский капитал.

«Местное население страдало от гегемонии и злоупотреблений оккупации Соединенными Штатами Америки кубинского острова как места для своего отдыха, проведения игр», – сказал военный атташе России в Республике Куба (1998-2002 гг.) Михаил Макарук.

Такое засилье мафии – политика тогдашнего президента Фульхенсио Батисты. Борьбу с ним возглавляет сын крупного землевладельца, адвокат из провинции, Фидель Кастро. Она длится шесть лет. Команданте за это время успевает сесть в тюрьму, выйти, побыть партизаном. Наконец, 1 января 1959-го революция побеждает окончательно.

А уже 10 числа новое кубинское правительство признает СССР. Отсюда, из Москвы, кажется, что заокеанский социализм – это и есть то самое царство справедливости и равенства, та самая коммуна из песен. С этих пор Куба – часть советской культуры, а Фидель – самый популярный образ.

Красивая сказка о революции на другом конце света проживет в Союзе целых три десятилетия: с оттепели до самой перестройки. Остров свободы увековечен в театральных постановках, фильмах, стихах.

Сестра поэта Евгения Евтушенко, Елена, до сих пор помнит вкус сигар, которые брат привозил из Гаваны. Самый молодой член Союза писателей, Евтушенко оказался в составе первой большой советской делегации, которая приехала на Кубу в 1961-м. Друзей из СССР Фидель встречал лично.

«И он сказал, что здесь есть русский поэт,  сейчас он нам что-нибудь прочтет и скажет. А я, говорит, там написал только четыре строки, и написал по-испански так, как я мог. И я это прочел», – сказала сестра Евгения Евтушенко Елена.

Евтушенко был одним из тех, кто открыл Кубу для советского человека, привозил кубинских поэтов, устраивал их вечера. Теплые отношения с новыми «братьями по революции» чуть было не разрушил Карибский кризис. Ради того чтобы избежать ядерной войны, Москва пошла на уступки Вашингтону и убрала с Кубы размещенные незадолго до того баллистические ракеты.

Кастро негодовал, но Кремлю удалось сгладить острые углы: революционера пригласили в СССР.

В Советский Союз Кастро впервые приехал в 1963 году, спустя четыре года после Кубинской революции и полгода после Карибского кризиса. Этот визит напоминал настоящие гастроли, которые продолжались почти 40 дней. За это время Кастро проехал полстраны: от Москвы до Сибири и от Крайнего Севера до Средней Азии. Жители СССР воспринимали его не только как революционера, но и как «своего парня». Например, недалеко от Московского Кремля Кастро решил прогуляться, и буквально через пару кварталов его окружила толпа.

В подмосковной Барвихе сегодня живет человек, который называет себя внебрачным сыном Фиделя. Александр Серегин родился в 1964-м, как раз после того самого визита. Его мама работала помощником повара в доме отдыха «Завидово», куда заезжал Кастро. Увидев его, 19-летняя Валентина якобы потеряла голову.

«Да, у меня были отношения с Фиделем Кастро», – это единственная фраза, которую она мне сказала. Больше она совершенно в эту тему не вдавалась», – поделился Александр Серегин.

Уже после смерти команданте Александр пытался доказать родство через тест ДНК, но не получилось, потому что родственники отказались сдавать анализы. На Кубе действует закон о защите имени Кастро, который запрещает любые спекуляции вокруг его фигуры. Это святое, как и идеалы революции, а бедность, как говорится, не порок.

«Дело не в сытости, дело в радости. Как говорится: человек, лишенный попечения об имуществе, становится свободен, у него есть океан, есть голубое небо, белый песок», – считает Александр Серегин.

В Москве ее зовут Верони́ка, на Кубе – Веро́ника. Мама – русская, папа – кубинец.

«Он приехал в 1962 году, в числе первых кубинских студентов, которые сюда приехали, спустя какое-то время он познакомился с мамой. Они оба учились в МГУ», – рассказала Вероника Проскурина.

Таких, как Вероника, около трех тысяч – это прямой результат горячей советско-кубинской дружбы.

«Самые лучшие плоды революции – это мы. То есть меня бы не было на свете, если бы этой революции не случилось», – считает Вероника Проскурина.

Для многих из тех, кто родился в СССР,  Куба все так же сказочна, как и в эпоху оттепели. Рай, который хорош уже тем, что он существует.

фидель

Родион Мариничев
comments powered by HyperComments