Феномен Чингиза Айтматова

19:06 16/12/2018
ФОТО : ТАСС / Морковкин Анатолий

Пример личного успеха – писатель Чингиз Айтматов. Его книги переведены на 176 языков мира. И в это трудно поверить, ведь репрессии – часть его семейной истории. Как и в жизни другого писателя – Александра Солженицына. О феномене Айтматова, которому 12 декабря исполнилось бы 90 лет – корреспондент «МИР 24» Жазгуль Каримова.

Долгие годы Чингиз Айтматов считался самым влиятельным человеком в республике. В 60-е он открыл миру маленькую Киргизию. В 63-ом он получил Ленинскую премию, через пять лет – государственную.

«Моя первая встреча с Айтматовым была в 1964 году в городе Ош. Это было время его стремительного восхождения. Когда его аудиторией был большой СССР. Духовности столько было, и тогда, конечно, писатель был больше, чем писатель», – говорит президент Кыргызской Республики переходного периода (2010-2011 гг.) Роза Отунбаева.

А ведь всего этого могло и не быть. Чингиз – сын репрессированного. В 35-ом его отца Торекула отправили учиться в институт красной профессуры изучать основы марксизма-ленинизма. В 37-ом арестовали по подозрению в антисоветской деятельности. Через год расстреляли.

«Отец как будто предчувствовал страшное, настоял на быстром отъезде, чтобы успеть отправить нас всех назад, в Киргизию. Он не хотел нас оставлять на произвол судьбы. Но вернуться во Фрунзе мы тоже не могли, там тоже шли массовые репрессии. Но куда нам?… Почему он не мог уехать вместе с нами, я тогда этого не понимал. Но глядя на своих родителей, я чувствовал, что происходит что-то неотвратимое, чудовищное!» Воспоминания Чингиза Айтматова (из книги «Детство в Киргизии»)

«Когда девятилетнего мальчика бросают в вагон, и отец бежит за этим вагоном, понимая, что он больше не увидит свою семью. Вот откуда это все идет. Это проза-сопротивление», – отметил режиссер Болот Шамшиев.

К этому моменту у Айтматовых уже четверо детей. Мама будущего писателя Нагиме спрятала их в далеком селе Шекер.

«Был издан приказ Наркома внутренних дел СССР о том, что члены семей врагов народа тоже социально опасны. Что они могут пойти на антисоветские действия. Мама боялась, что ее могут тоже арестовать, а детей отправить в детдом», – рассказала сестра писателя Роза Айтматова.

Местные вспоминают, как Нагима много трудилась, чтобы прокормить детей. Держала овец и корову.

«Однажды корову украли. Она же была кормилицей, это военные годы. Чингиз тогда взял ружье, чтобы найти и наказать вора. Но на улице его задержали аксакалы, забрали оружие. Корову все вместе искали, даже в Казахстане, но не нашли», – вспоминает житель с. Жийде Рысбек Боронбаев.

«Помню, мы были маленькими. С Чингизом и Ильгизом зарабатывали тем, что заливали в тракторы воду. Ее нужно было носить большими ведрами и подавать через каждый гектар. Вечером нам за это давали немного картофеля. Помню, что одежда у нас была поношенной, короткой», – рассказал местный житель Базарбай Эргешов.

Чингиз после расстрела отца оказался старшим мужчиной в семье. Все заботы легли на его плечи.

Керимсеит Доолбеков – аксакал села Шекер, двоюродный брат Чингиза Айтматова. «Он уже в 11 лет работал в совхозе, выращивал пшеницу. В 14 был секретарем главы сельской управы. В военные годы много помогал селу», – отметил Керимсеит Доолбеков.

Любимым местом для него стал родник под названием Верблюжий глаз. Позже он появится в одноименной повести.

«В детстве Чынгыз приходил сюда поплакать, он очень страдал от того, что его называли сыном врага народа. Не берут в школу, в пионеры», – сказал директор дома культуры села Шекер Самат Рыспаев.

В школу Чингиза, его брата и сестер все же устроили. Правда, в соседнем селе. Чтобы получать знания, Чингиз Айтматов вместе с братом и сестрой каждый день только в одну сторону проходили около трех километров. По дороге им приходилось разуваться, босиком проходить через речку и еще долго идти по бездорожью. Перед входом в школу дети обязательно чистили обувь. Специальный железный выступ сохранился до сих пор.

После седьмого класса Чингиз поступает в Жамбульский ветеринарный техникум. Тогда то и начинается писательская карьера. Печатали его мало, припоминали репрессированного отца. Большая часть произведений была на кыргызском. В 58-ом Айтматов познакомился с Твардовским. Главный редактор журнала «Новый мир» посоветовал молодому автору писать на русском, и отсылать свои повести сразу в Москву.

«И когда в Москве в этих толстых журналах выходили его произведения. И когда Москва отзывалась положительно, уже наши ничего не смогли сказать», – вспоминает Роза Айтматова.

«Ему было совсем немного лет, а его повесть издали миллионным тиражом. Представьте, голодная семья и вдруг неожиданно хлынул золотой дождь», – говорит режиссер Болот Шамшиев.

Это он рассказал, что за тысячи километров у людей такие же проблемы – они страдают от репрессий и голода, сбегают от нелюбимых мужей и ищут потерянных отцов.

«Айтматов прежде всего писатель души человеческой. У него не было национальной самоограниченности. Он не делал экспортную литературу. Он писал так, поднявшись над горами, и оглядывая, как бы, мир», - отмечает Шамшиев.

А в родном селе писателя каждый мальчишка мечтает стать вторым Чингизом. У Эльдара Шеребаева в отличие от друзей мечта сбылась. Во всяком случае, на сцене. В школьном спектакле он играет юного Айтматова.

«Когда читаю о детстве Чингиза Айтматова, всегда удивляюсь его стойкости. Как же ему было сложно! Несмотря на это, он учился, работал. Бывало так, что они жили впроголодь, но он работал. Я тоже работаю, но мне легче, я не голодный», – сказал ученик 10 класса Эльдар Шекербаев.

«Есть какое-то великое внутреннее свойство. Человек все равно преодолеет трудности, сложности. Много жертв будет на этом пути, но он все равно выйдет на новый виток своей эволюции. Культурной, духовной, исторической эволюции», – говорил Чингиз Айтматов.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Жазгуль Каримова
comments powered by HyperComments