Судьба советских ракетных шахт: от секретных объектов до свалки денег

19:51 09/12/2018
ФОТО : ТАСС / Овчинников Александр

Символом отказа от гонки вооружений в 1990-е стали шахты для ракет. Пусковые установки опустели. Место оружия заняли советские купюры и монеты. Почему? И кому нужны сегодня червонцы с Ильичом? Репортаж из Иванова корреспондента телеканала «МИР 24» Романа Никифорова.

Межконтинентальную баллистическую ракету УР-100 на Западе прозвали «Стилетом». Шесть ее боеголовок в две сотни раз мощнее бомбы, сброшенной на Хиросиму. Дальность полета – 10 тысяч километров. Грозное оружие попало под действие Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. В итоге часть ракет уничтожили, а шахты взорвали.

Пусковые установки «Стилетов» в Ивановской области демонтировали в 1990-х. Сегодня бывший сверхсекретный объект превратился в Поле чудес. Горка – на самом деле огромная куча денег, под снегом спрятаны старые советские купюры: рубли, трешки, пятерки, червонцы и четвертаки. Горка потянет на миллионы или даже миллиарды.

Хранить деньги не в банке, а в шахте также придумали в 1990-х. После развала Союза нужно было куда-то деть 500 тонн устаревших банкнот. Просто отправить их в топку не получилось.

«Когда начали сжигать, рабочие стали падать от отравления. При изготовлении денег применяли краски, которые содержали свинец и тяжелые металлы», – пояснил член правления Союза бонистов, коллекционер Вячеслав Шибицкий.

Тогда-то и вспомнили про модное слово «конверсия». Пусковые установки превратили в денежные компостные ямы. Технологию дорабатывали на ходу.

«Сначала плохо засыпали. Пошли дожди – деньги всплыли», – рассказывает местный житель Альберт Калинин.

Казалось бы, опечатали и забыли. Но не тут-то было. Предприимчивые граждане решили использовать социалистическую собственность в стране победившего капитализма. Расковыряли массивные бетонные пломбы и обрушили цены в мире бонистики – коллекционирования денежных знаков.

«В 100 рублях 1961 года не было желтой виньетки. Когда стали доставать деньги из шахты, обнаружили купюры с желтой виньеткой. Если раньше за них платили 10-20 тысяч рублей за штуку, то теперь 300-3000 рублей в зависимости от состояния», – говорит член правления Союза бонистов, коллекционер Вячеслав Шибицкий. 

Вслед за коллекционерами пришли «крепкие хозяйственники», которых интересовали не банкноты, а металл. Они пригнали экскаваторы и завершили разрушение хранилищ. Заброшенную шахту теперь постепенно откапывают и срезают. Сколько осталось до дна, сказать трудно, тем более, что все засыпано снегом. Но работы идут весьма активно. По глубине котлован, если брать вместе с отвалами, можно сравнить с пятиэтажным домом. При появлении телекамер тяжелая техника замирает. Люди на объекте оказываются лесниками, случайными прохожими или просто ковш починяют. Даже если их ловят за руку, толку мало, уверяют в районной администрации.

«В 2006 году за счет средств Министерства обороны была проведена рекультивация этих земельных участков, но сами земельные участки после рекультивации в муниципальную собственность переданы не были. Этих копателей мы привлекали к административной ответственности за то, что они осуществляли земельные работы без разрешения муниципальных властей. Но это всего пять тысяч рублей», – говорит заместитель главы администрации Ильинского муниципального района Сергей Ефремов.

А ведь с одной точки можно получить 70-80 тонн высококачественной стали. Ракетная шахта – это стакан глубиной 25 и диаметром в 4 метра. Сделано на совесть.

«Был такой расчет: допустим, межконтинентальная баллистическая ракета мощностью в одну мегатонну взрывается на расстоянии 500 метров. Шахта должна выдержать такой удар. Так что это достаточно серьезная конструкция», – отмечает военный историк, директор музея войск ПВО Юрий Кнутов.

Местные власти даже знают имя организатора раскопок. Это местный житель Максим Новожилов. С прессой он пообщался впервые.

«Я официальный безработный. Поэтому волей-неволей приходится, как волку, ходить и добывать, но не переступая никаких уголовных законов. Видим железяка, выкапываем, берем, закапываем, уезжаем. Штраф, и нас это устраивает», – рассказывает житель Ивановской области Максим Новожилов. 

Это только с Административным кодексом Максим на «ты», к Уголовному же относится с большим почтением.

«Мы не залазим ни к кому в огород, не грабим фуры, мы не занимаемся криминалом, мы занимаемся добычей», – рассуждает Максим.

При этом Новожилов хотел бы легализоваться. Говорит, что делает полезное дело и в доказательство показывает шахту, которую планирует взять в оборот.

«Опасные места, пусковые установки находятся в плачевном состоянии. То есть мы подъезжаем, забираем фрагменты и все засыпаем», – говорит Новожилов.

«Получается, никто не присматривает за этими объектами. Вроде как их вообще и нет», – отмечает заместитель главы администрации Ильинского муниципального района Сергей Ефремов.

При этом банкноты, в отличие от металла, вообще никого не интересуют. Все более или менее ценное давно разобрали, остались только грязные деньги, которые вопреки поговорке пахнут в прямом смысле слова и в таком количестве представляют серьезную угрозу для экологии.

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments