Трагедия Спитака: 10 баллов по шкале халатности

20:17 09/12/2018
ФОТО : ТАСС / Атаян Роберт, Хачатрян М.

В пятницу в Армении отмечали трагическую дату – 30 лет со дня землетрясения в Спитаке. Тогда это событие сотрясло не только саму республику, но и всю большую страну. Корреспондент телеканала «МИР 24» Руслан Раджабов приехал в Спитак через 30 лет после трагедии.

Спитакское землетрясение наряду с трагедией в Чернобыле стало самой страшной катастрофой последних лет существования Союза. 30 лет назад природная стихия разрушила северную часть Армении всего за 30 секунд.

Последствия катастрофы подробно зафиксированы в документальной хронике, от которой до сих пор бросает в дрожь.

«Было очень тяжело смотреть на процесс извлечения живых и мертвых. У меня несколько человек, я это не скрываю, были отправлены в психушку», – вспоминает генерал-майор в отставке Николай Тараканов.

Тараканов – один из тех, кто руководил спасательными работами, большая часть которых поначалу легла на плечи военных, расквартированных в республике.

«Солдаты за первые две недели вытащили из-под завалов 25 тысяч живых и 19,5 тысячи трупов», – отмечает он.

Точного числа жертв до сих пор не знает никто. По одним данным, это 25 тысяч, по другим – в несколько раз больше. Такой разброс связан с неразберихой первых дней и масштабом катастрофы. Десятибалльное землетрясение похоронило под обломками не только Спитак. Разрушились десятки населенных пунктов и крупные города – Ленинакан, Степанован и Кировокан.

«Было очень много трупов. Невозможно было к жилому дому подойти. Все от тебя требовали помощь, а помощь не поступала», – говорит бывший первый секретарь спитакского райкома КПСС Норайр Мурадян.

В момент катастрофы он находился в Ереване, в этот день его назначали первым секретарем райкома. Через несколько минут после назначения город, которым он должен был руководить, перестанет существовать.

«До землетрясения здесь был сахарный комбинат, стадион, там «Черемушки», жилье, в центре высотные дома. Все это рухнуло, сравнялось с землей, – рассказывает он.

По воспоминаниям выживших в Спитаке, перед разрушением их дома подпрыгивали вверх так, будто под землей взорвалась атомная бомба.

«Я когда под завалами был, все время шифер падал. Падает, толчок, падает, толчок. Невозможно было посчитать, – вспоминает Людвиг Саргсян, бывший начальник спитакского РОВД. – Взрыв был. Но имитация или нет, я не могу сказать».

В конце 1980-х слухи о секретном советском оружии и подземном взрыве, вызвавшем землетрясение, многим казались правдоподобными.

«Одна талантливая журналистка с пеной у рта доказывала, это результат испытания ядерного оружия. Если бы это было ядерное оружие, то как бы мы скрыли радиацию? Тут американцы трубили бы по сей день», – уверен Николай Тараканов.

Профессор Сергей Назаретян много лет занимается изучением трагедии. Вертикальный удар из-под земли ученый объясняет тем, что городу катастрофически не повезло. Спитак находился над эпицентром землетрясения.

«Очень мало таких городов, которые строятся над очагом, как Спитак. Тогда получаются вертикальное воздействие, и Спитак был разрушен вследствие вертикальных толчков», – считает он. 

Самое ужасное в землетрясении то, что все происходит очень быстро, и человек не в силах ничего сделать.

«Предугадать место и хотя бы силу какую-нибудь и время было невозможно. В то время это было невозможно. И сейчас тоже. Сейчас самые наилучшие прогнозы – на ближайшие 20 лет», – говорит Ваник Мкртян, сотрудник сейсмостанции.

В истории Армении сильные землетрясения случались нередко, и об этом было известно. Непонятно другое. Почему те, кто проектировал новые дома, не учли того, что Спитак и близлежащие города находятся в сейсмоактивной зоне?

«Почему три года назад построенные здания развалились, а те, что при Хрущеве строили, четырехэтажки, пятиэтажки, стоят?», – ставил вопрос Михаил Горбачев.

На пятый день после землетрясения этот вопрос Горбачева уже звучал как риторический. К этому моменту ответ на него знали все, кто участвовал в спасательной операции. Факты преступной халатности были налицо.

«Цемент воровали, это 100 процентов... Солдаты все разобрали, и остался внизу фундамент. Солдат берет лопату и копает. Там песок вместо бетона. Представляете?», – говорит генерал Тараканов.

Даже если бы материалы выпускались с соблюдением строительных норм, тысячи человек были обречены, ведь нормы эти изначально были занижены.

«Всегда говорят, воровали цемент. Да, воровали, да, были бракованные конструкции, никто не скрывает, плохо строили, Бог с ним! Но, главное идет оттуда – ты вместо 9 баллов строишь 6-балльный дом и строишь цементом, который не имеет качество цемента! Вот это государственное преступление». – «Кого-то наказали?». - «Нет, конечно! Кого наказывать?», – свидетельствует Норайр Мурадян.

Истории людей, переживших землетрясение, схожи. Для всех это боль утраты и незабываемый кошмар. И хотя в сегодняшнем Спитаке внешне мало что говорит о трагедии, слабые подземные толчки периодически о ней напоминают.

«После всего случившегося вы не боитесь здесь жить?». – «Нет, конечно! Если бы боялись, не жили». – «Наши корни здесь, и эти корни не дают нам уехать отсюда. Кроме корней нас тут держат наши могилы».

Говорят, историю любого города можно проследить по его кладбищу. Здесь тысячи камней с одной и той же датой смерти, указанной с точностью до минуты – 11:41.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Руслан Раджабов
comments powered by HyperComments