Политическое танго в Аргентине. Маленькие курьезы «Большой двадцатки»

18:51 02/12/2018

В Аргентине прошел саммит G20. «Группа двадцати» объединяет две трети населения планеты. Это 75% мировой торговли, 85% мирового валового продукта. Клуб был создан как ответ на глобальный экономический кризис, но практически сразу стало традицией обсуждать еще и политические проблемы. Об итогах и курьезах саммита в Буэнос-Айресе – корреспондент «МИР 24» Максим Драгнев.

Мало что может растрогать лидеров государств, но аргентинцы попытались при помощи танго. Волю чувствам дал только хозяин саммита Маурисио Макри. За эмоциями и жестами лидеров следили и во время фотографирования. Первые лица «Группы двадцати» становятся в ряд, и все гадают – кого с кем поставят, кто как поздоровается. Это «семейное фото Двадцатки», но кого-то на нем не хватает.

Во время общего фото Ангела Меркель еще только летела в Аргентину – опоздала на сутки, успела к ужину и танцам. До Буэнос-Айреса добирались на перекладных – ее «Аэробус» сломался в полете. Пилоты отправили аварийный код «76 00».

«В данном случае «76 00» означает то, что была потеряна двусторонняя радиосвязь самолета и диспетчера. Это не пожар, это не отказ двигателя, а отказ радиосвязи. Есть много способов, чтобы установить эту связь – можно прослушивать диспетчера, не давая ему никакой информации», – объяснил заслуженный пилот России Виктор Саженин.

Немецкий борт №1 вернулся в Германию, а сама Меркель пересела на рейсовый самолет авиакомпании «Иберия» как обычный пассажир. Уже в Буэнос-Айресе во время встречи с Путиным Меркель, возможно, делилась подробностями своего перелета. Рабочий завтрак они провели в одном из лучших ресторанов Буэнос-Айреса.

Это и завтраком сложно назвать: два вида икры, закуски – а ресторане Аргентины, похоже, русское меню и кремлевская посуда – в такой обстановке сверяют часы. В прямом и переносном смысле.

«Очень подробно говорили по сирийским делам, продолжается работа по формированию Конституционного комитета. Есть осторожный оптимизм, что удастся выйти на формирование этого комитета», – сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

По столице Аргентины Путин передвигался на «Аурусе» – лимузин проекта «Кортеж». Хотя местные называли его просто «бункер».

«Я за рулем лимузина не был, привык ездить на машине поменьше. Но очень хорошая машина, мне нравится. И не только мне, нравится некоторым нашим арабским друзьям. Они уже выражают желание купить», – отметил Владимир Путин.

«Двадцатка» общается в форме ретрита, когда все сразу за столом. Путин и саудовский принц Салман одним махом заставили весь мир гадать – какая шутка рассмешила и русского, и араба.

А вот Эммануэлю Макрону пришлось жать руку не только коллегам. Ошибка протокола - президента Франции в аэропорту встретил лишь простой рабочий. По иронии, в желтой жилетке, в каких сейчас бастуют в Париже против роста налогов и цен на топливо. В Аргентине Макрону точно безопаснее. Тут своя атмосфера – барбекю и тонизирующий мате. Даже антиглобалисты релаксируют, пускай, и возмущаются саммитом.

«Очень легко принимать решения и планы без участия тех, кому это действительно важно. Так все и делается – в пользу немногих, но не всех», – говорит местная жительница Кантута Килла.

Лидеры находятся за тремя кордонами полиции и военных. За протестующими следят с воздуха. Повсюду звучат лозунги против G20, международного банка, аргентинского президента и не только.

Антиглобалисты строго обозначают врагов – полицию, глобализацию, президентов. Но если раньше они были против всех, то сейчас выбрали мишень яркую и солидную. Большинство митингующих – местные. Большая политика потеснила их права – банки закрыты, метро тоже. Впрочем, даже неудобства аргентинцы встречают музыкой и танцами.

Сразу за кордоном – свобода, будто и нет никакого саммита G20. Дарио Нуньяс – асадор, говоря по-нашему гриль-мастер, фантазирует, чем бы накормил президентов.

«Я бы предложил Путину кусочек. Мы ему отрежем, сколько захочется, но столько Путин не съест. А вот в Трампа влезет, он покрупнее», – сказал Дарио Нуньяс.

В меню «Двадцатки» значатся глобальные темы. Экономика – мировая и цифровая, продовольственная безопасность. На саммите с ней полный порядок.

Совместный ужин – это давняя дипломатическая традиция. За столом люди расслабляются, все-таки натерпелись. Кто-то опоздал, кого-то не встретили, с кем-то не поздоровались – обидно, поэтому каждому дарят Дульсе де лече – по вкусу напоминает варенку. Говорят, сладкое поднимает настроение.

Вот кто явно был не в духе. Даже теплый прием Маурисио Макри не смог поднять настроение Дональду Трампу. Его хватило ровно на 2,5 минуты. Пожаловался, что ничего не разобрал ни на родном, ни на испанском языке.

Зато Путину переводчик не нужен. Журналист ВВС Стив Розенберг задал вопрос: «Господин президент, новый начальник штаба обороны Великобритании заявляет, что для британской национальной безопасности Россия представляет большую угрозу, чем радикальные исламисты. Согласны ли вы с этим? И не беспокоит ли вас то, что Россия приобрела такую репутацию?».

«Нет, не надо переводить. Я думаю, что когда такие заявления делаются и происходят какие-то сравнения, например, Россия ставится в один ряд с какими-то террористическими группировками и так далее, то давайте это оставим на совести тех, кто это говорит и делает. Что касается терроризма, Россия, наверное, является страной номер один, которая вносит самый существенный вклад в борьбу с терроризмом», – ответил президент России.

Путина спрашивают и про Трампа. Когда ждать переговоров?

«Жаль, что нам не удается провести полноформатную встречу, поскольку, полагаю, она давно назрела. Связано это с вопросами стратегической стабильности, особенно после того, как президент объявил о намерении США выйти из договора по ракетам средней и меньшей дальности. И потом у нас в 2021 году заканчивается договор СНВ-3 по стратегической стабильности», – заявил российский лидер.

Несмотря на споры, итоговый документ все же приняли: договорились реформировать всемирную торговую организацию, добиваться роста мировой экономики, беречь климат. Смогут ли лидеры «Двадцати» попасть в такт и двигаться синхронно – вопрос, не имеющий отношение к танцу.

Максим Драгнев
comments powered by HyperComments