Кто с чем в Буэнос-Айрес: главное о саммите G20

11:54 30/11/2018
Кто с чем в Буэнос-Айрес: главное о саммите G20
ФОТО : AP\TASS / Gustavo Garello

10 лет – это много или мало? Как бы то ни было, юбилей – самое подходящее время, чтобы встретиться и обсудить произошедшее за последнюю декаду. Впервые главы 20 самых влиятельных государств мира встретились в 2008 году в Вашингтоне. Сегодня – слетаются в очередной раз.

10 лет назад саммит G20 экстренно собирал президент США Джордж Буш младший – лидеры должны были решить, как справляться с масштабным экономическим кризисом. Политологи тогда говорили: Запад выбросил «белый флаг» и признал, что не может самостоятельно справляться с проблемами в экономике. Кажется, за прошедшие годы справляться перестали еще с рядом сфер.

Торговые войны, кризис миграции, проблемы геополитики и будущее цивилизации в целом будут решаться 30 ноября и 1 декабря в Буэнос-Айресе. О чем будут говорить представители большей части населения Земли – в материале «МИР 24».

Три задачи

За годы своего существования G20 уже успела выработать круг проблем, которые должны обсуждаться на саммите. Помимо макроэкономики, это климат, энергетика, борьба с коррупцией, оптимизация налогов и даже увеличение роли женщины в государстве.

Впрочем, каждая страна-хозяйка встречи пытается предложить свои темы. Не обошлось и без трех пунктов от Аргентины:

  1. Решить проблему с работой в будущем. Быстрый технологический прогресс – одна из главных дилемм для всех стран-членов G20. Потенциальное влияние автоматизации на количество рабочих мест если не пугает, то уж точно серьезно озадачивает правительства. Задача передовых государств на ближайшие годы – подготовка кадров для комплексных работ, с которыми не будут справляться роботы, а также расширение мер социальной поддержки для занятых в секторах экономики, которые, скорее всего, исчезнут. 
  2. Больше инвестировать в инфраструктуру. По мнению экономистов, с каждым годом все больше растет разрыв между желаемым и реальным количеством денег на развитие инфраструктуры в мире. Согласно экспертам G20, мировой экономике нужно вложить порядка $100 трлн в дороги, аэропорты, электростанции и другие важные объекты, чтобы достичь целей устойчивого развития, которые были поставлены ООН. Сделать это нужно до 2030 года. Без частного капитала справиться с такой задачей не получится никак. Помимо предпринимателей, ведущую роль в достижении целей сыграет Китай. Проект «Один пояс – один путь» на данный момент является главным источником развития инфраструктуры в мире.
  3. Еда для всех. Государствам G20 принадлежит примерно 60% всей возделываемой земли на планете. Кроме того, 80% глобального рынка еды приходится именно на Большую Двадцатку. Поэтому в Аргентине поставили еще одну задачу саммита: обсудить наращивание производства пищи. Основная проблема: нужно попытаться накормить весь мир, не уничтожая при этом всю природу. В ближайшие 30 лет производство еды должно вырасти в два раза. Предполагается, что обсуждение этого вопроса будут курировать именно представители Аргентины – страна добилась лучшего роста сельского хозяйства среди всех государств Двадцатки.

США без роли «первой скрипки»

Одной из главных особенностей саммита станет позиция Соединенных Штатов, которая кардинально изменилась с приходом в Белый дом Дональда Трампа. Заметно это было еще по прошлогодней встрече в Гамбурге. Пожалуй, впервые со времени Интербеллума во главе США встал президент, для которого Америка стоит на первом месте. И он без зазрения совести пренебрегает международными интересами в пользу своей страны.

Для этого американцам на G20 пришлось отказаться от роли «первой скрипки». На протяжении долгих лет именно Штаты выступали неофициальным лидером Двадцатки, пытались поучаствовать во всех обсуждениях и разрешить все спорные вопросы между другими участниками. Трамп максимально абстрагируется от всего, что не касается непосредственно США.

В Гамбурге он удивил своих коллег выходом из Парижского климатического соглашения, а также тем, что отказался бросить политику протекционизма и перейти к конструктивным экономическим переговорам. Ничего подобного от Америки не видели очень давно.

Президент настолько неприклонен, что на минувшем саммите G7, благодаря ему, долгое время даже не могли принять итоговое коммюнике. Скорее всего, чтобы не превращать очередную встречу в фарс и остаться в конструктивном поле, остальным лидерам придется избегать тем, которые могут быть болезненными для Белого дома – в том числе вопросы климата и международной торговли. 

Интересы России

Президент РФ Владимир Путин – один из самых опытных участников саммита G20 в Буэнос-Айресе. Его политическому опыту может позавидовать, пожалуй, любой участник встречи. Поэтому от России ждут попыток взять лидерство на форуме в свои руки.

Впрочем, судя по опыту других саммитов, самому Путину нравятся не общие обсуждения, а кулуарные переговоры. Скорее всего, основной целью президента РФ будет провести как можно больше личных встреч с лидерами G20. Благо, формат располагает.

В этом плане интересно будет посмотреть на встречи российского лидера с латиноамериканскими партнерами. С 1 декабря на пост президента Мексики заступает Андрес Мануэль Обрадор, в Бразилии с 2019 года главным будет Жаир Болсонару – оба в целом позитивно относятся к Путину. Поэтому наверняка уже сейчас президент РФ постарается набрать определенные очки влияния в странах, которые находятся прямо под боком у США.

Ряду руководителей азиатских и латиноамериканских стран Владимир Путин наверняка предложит заключить кредитные или инвестиционные соглашения. Благодаря тесным экономическим связям с этими странами удается куда легче переживать кризис в торговых отношениях с Западом. Наверняка будет обсуждаться и нефтяная повестка. Особенно это актуально на фоне недавнего снижения стоимости баррели. 

Главная задача для России в Буэнос-Айрес – создать новые связи с государствами и закрепить уже существующие.

Разворот к политике

G20, как и G7/G8 в свое время, начинался в качестве декларативно экономического форума. Еще до первого саммита глав государств в 2008 году, в этом же формате собирались главные экономисты стран-участниц. И это работало, пока финансы, инвестиции и кредиты играли ключевую роль при переговорах между государствами.

С развитием экономики более слабых участников Двадцатки и с окончанием кризиса потребность в таких переговорах, конечно, не отпала, но существенно снизилась. Да и как могут в одном месте собраться 20 лидеров крупных стран и не поговорить о политике? 

Вот, например, одной из главных встреч саммита называют переговоры главы КНР Си Цзиньпина и лидера США Дональда Трампа. Вряд ли они будут долго и увлеченно спорить об экономических проблемах. Скорее попытаются найти компромисс по китайским продуктам на американском рынке. Последние заявления представителей Пекина и Вашингтона по этой теме вряд ли можно назвать дружелюбными. Одни хотят в два раза увеличить таксы на ввоз товаров, другие обещают вообще отказаться от всего американского. Саммит в Буэнос-Айресе – самое время, чтобы попытаться хотя бы пластырем залепить эту зияющую рану в отношениях двух крупнейших игроков на мировом рынке.

Другой интересный политический момент – приезд на саммит наследного принца Саудвской Аравии Мухаммеда ибн Салмана. На протяжении последних недель в прессе его подозревают в причастности к убийству журналиста Джамаля Хашогги в Турции. В Аргентине его даже потребовали немедленно заключить под стражу – руководствуясь универсальной юрисдикцией. Но это вряд ли возможно. Главной загадкой двухдневной встречи останется вопрос, кто из лидеров все-таки решится провести переговоры с Салманом.

Японский премьер Синдзо Абэ тоже едет на форум не за экономикой. Его главные темы – переговоры по противодействию КНДР с Трампом и очередной диалог по мирному договору и Курилам с Путиным. 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл в Буэнос-Айрес чтобы набирать себе политический вес. За годы с введения военного положения он наладил дела внутри страны и теперь стремится проводить активную внешнюю политику, обретая новых союзников среди близлежащих государств.

Премьер Британии Тереза Мэй, возможно, приезжает на саммит G20 в последний раз. Ее задача – успеть сделать хоть что-то, чтобы положительно повлиять на свой политический рейтинг и на процедуру Brexit. Уже 11 декабря пройдет решающее голосование парламента по выходу из Евросоюза. Скорее всего, Мэй его проиграет. Вкупе с потерянным в 2017 году большинством, положение британского премьера незавидное. Впрочем, серия из нескольких удачных переговоров и решений может спасти политика.

Саммит G20 пройдет в Буэнос-Айресе 30 ноября и 1 декабря. В работе форума принимают участие делегации Австралии, Аргентины, Бразилии, Великобритании, Германии, Индии, Индонезии, Италии, Канады, КНР, Мексики, России, Саудовской Аравии, США, Турции, Франции, Республики Корея, ЮАР и Японии, а также представители Евросовета и Еврокомиссии. В качестве приглашенных гостей на заседаниях будут присутствовать лидеры Испании, Нидерландов, Руанды, Сенегала, Сингапура, Чили и Ямайки.

Игорь Кириллов
comments powered by HyperComments