Кирилл Андреев – о жене, друзьях и проклятии «Иванушек». ЭКСКЛЮЗИВ

13:14 27/11/2018
ФОТО : МТРК «МИР»

«Иванушки International» – один из самых успешных бойз-бэндов в России. 24 года из своих 47 Кирилл Андреев – бессменный солист коллектива и секс-символ отечественной эстрады. Кирилл попал в бойз-бэнд с подиума. До этого он работал моделью в Америке и в театре моды Вячеслава Зайцева. С детства активно занимался спортом: плаванием и бодибилдингом. Но желание петь взяло верх над другими его увлечениями. Андреев – примерный семьянин: он женился один раз и на всю жизнь. Что помогает певцу уклоняться от соблазнов шоу-бизнеса? Что думает сам артист, когда слышит, что он уже давно перерос этот поп-проект? Почему он не верит в проклятие группы, несмотря на смерть двух солистов? Узнайте прямо сейчас в программе «Ой, мамочки!» с Анжеликой Радж.

— Кирилл вы уже больше 20 лет бессменный солист группы Иванушки International, и мне не раз приходилось слышать, как вас с Андреем Григорьевым-Апполлоновым ругали за то, что вам этот проект уже не по возрасту. Что вы скажите на этот выпад в ваш адрес?

Кирилл Андреев: Знаете, нам совершенно не надоело заниматься этим. Потому что у нас гастроли, любимые песни, начиная от «Колечка» и заканчивая «Тополиным пухом». Публика просит их. А если есть спрос, есть заказы на наши концерты, значит все хорошо. Конечно, были грустные моменты, когда ушли из жизни Игорь Сорин и Олежка Яковлев. Но сейчас в нашем коллективе всё нормально. У меня есть любимая профессия, от которой я до сих пор получаю удовольствие. И слава Богу, что все это продолжается и продолжается.

— Вот вы сейчас заговорили об Олеге. Он был в гостях у нас и рассказал, что в какой-то момент продюсер «Иванушек» Игорь Матвиенко предлагал вам закрыть этот проект, как изживший себя. Но вы предпочли оставить всё как есть. Почему?

К. А.: Игорь действительно мог закрыть проект. Считается, что пять лет – это нормальный срок жизни проекта, потом его можно закрывать. Игорь говорил нам: «Ребята, поработаете немножко, заработаете себе по однокомнатной квартирке в Москве, и достаточно». Потом он сказал, мол, у вас есть любовь зрителя, давайте дальше продолжать. Закрываться надо, тогда, когда нет концертов. А когда они есть, тогда зачем закрываться?

— Наверняка вы знаете, что некоторые фанаты считают, будто место «маленького Иванушки», мягко говоря, невезучее. И действительно, состав группы менялся два раза, и оба раза изменения коснулись одной и той же позиции. Как вы относитесь к суждениям о злом роке, который преследует группу?

К. А.: Это всё очень печально, но я к этому отношусь как к случайности. Мы с Андреем очень переживали за Игоря Сорина. Говорили ему: «Игорешка, не уходи из группы. Запиши, если хочешь, сольный альбом, чтобы была подготовлена база, а потом уходи спокойно». Он был очень ранимый человек. Видимо, ему что-то пообещали. Мол, у тебя будет всё замечательно, мы сделаем шоу с музыкантами, с балетом. Но, скорее всего, все эти обещания ушли в воздух. Я слышал об этом. А потом был несчастный случай и его гибель.

Что касается Олега, то в его творческом становлении помогала его девушка, Саша. Она была его продюсером, и любимой, и всем. Такого человека ещё нужно найти. Но Олег тяжело заболел. И ничего тут не сделаешь.

Я очень надеюсь, что теперь у нас всё будет нормально. Кирилл Туриченко уже шестой год с нами, и он очень хорошо влился.

— Возможно, вы знаете, что интервью, которое Олег Яковлев дал нашей программе, было его последним интервью. Мы записали нашу программу приблизительно за месяц до его смерти. Вот что он сказал: «У меня есть несколько лет впереди. Я хочу выпустить сольный диск, хочу записать пару–тройку хитов, сделать очень красивое видео. Хочу побывать в городах, в которых я когда-то давно был, любил эти города, и увидеть друзей, которых я любил. У меня ещё есть 5-6 лет». Судя по сказанному, он прекрасно понимал, что его ждет. Он делился с вами? Рассказывал о состоянии здоровья?

К. А.: Нет, честно говоря, он был скрытный. Мы все узнали уже поздно, и не от него, а от других людей. Мы созванивались нечасто: раз в месяц, может быть даже реже. Потому что у всех гастроли, своя жизнь, семьи. Я ничего не знал про него, и для меня это было как гром среди ясного небо. Когда выяснилось, что Олег в больнице, мы с женой сразу поехали в храм, молиться о здоровье Олежки, пошли к нашему духовнику… Честно говоря, я думал, что он всё-таки выкарабкается: у него было хорошее здоровье, он занимался лёгкой атлетикой. Я думал, что всё это пройдёт, как чёрная полоса. Но всё-таки случилось несчастье. На всё воля Божья…

— Давайте лучше поговорим о вас. Известно, что с Игорем Матвиенко вас свела Наталья Ветлицкая, и именно в тот момент, когда он набирал группы «Иванушки International». Выходит, Ветлицкая в каком-то смысле ваша «крестная мама» в шоу-бизнесе. Вы и как-нибудь отблагодарили ее за и такое полезное знакомство?

К. А.: Да, квартиру подарил, машину: да нет, я шучу, конечно! Наташа самодостаточный человек, последние годы она с дочкой живет в Испании. Она действительно меня познакомила с Игорем Матвиенко. Дело было так. За несколько лет до «Иванушек», когда я еще работал в модельном бизнесе, она пришла к нашему менеджеру – делать фотосессию для своего сольного альбома «Посмотри в глаза». Мы познакомились. У меня тогда было супершоу и хорошее портфолио. А спустя три-четыре года я ее снова встретил. Была пятница, вечер, клубная дискотека, было много актеров, музыкантов, певцов. Я подошел к ней, напомнил о себе, сказал, что сейчас мне очень хотелось бы петь. Она говорит: «А вот за соседним столиком сидит Матвиенко, он собирает какую-то группу. Давай я тебя с ним познакомлю!». Матвиенко меня спросил: «Ты поешь? Хорошо, посмотрим». Это было дело случая.

— Кирилл, почти 20 лет вы женаты. И это ваш единственный брак. Это редкий случай в шоу-бизнесе. Такие фактурные красавцы как вы подвергаются сумасшедшей атаке. Многие дамы стараются обратить на себя их внимание. Скажите, много ли раз вас пытались соблазнить фанатки или коллеги по цеху?

К. А.: У меня просто публичная профессия. Но всё зависит от человека. Ты расставляешь свои приоритеты: или ты будешь гулять до старости, и останешься у пустого корыта, или ты живешь семейной жизнью. Любишь свою профессию, любишь семью – всё это твой выбор. Отношения двух людей – это труд двух людей. У меня были моменты в жизни, когда я мог остаться растением! Была очень тяжелая травма, трепанация черепа. Но Господь помог. И рядом были близкие люди: моя жена, плюс тогда ещё были живы моя мама и мамочка моей жены. Это потрясающая женщина! Когда два года назад она ушла из жизни, то буквально почва из-под ног ушла. Потому что когда уходят такие родные – не по крови, а по духу – люди, то это очень тяжело.

Я счастливый человек. У меня есть друзья: их немного но они есть. И наша дружба длится не одно десятилетие. Мой хороший друг сказал: «Какой-то ты странный, ты не меняешься! А где звёздная болезнь? Где корона на голове?». Короны нет, и слава Богу! Жить в гармонии с собой, любить своих близких, свою профессию, быть честным – это большое счастье.

Меня заинтересовал такой факт из вашей родословной: у вас испанские корни. Биологические родители вашего отца – испанцы. Он был усыновлен здесь, в России.

К. А.: Да, мой отец был одним из четырех тысяч испанских детей, которых привезли в Советский Союз во время войны в Испании. Когда он попал в Россию, ему было года два-три, и он не знал, что он не родной ребенок и что он из Испании. Только перед своей смертью бабушка рассказала отцу, что они с дедом усыновили его. Но никаких документов об испанских корнях мне найти не удалось. Из Ростова-на Дону мне ответили, что часть архива утрачена во время войны. Я обращался в военные архивы ФСБ и Министерство обороны, но пока всё глухо.

Полную версию выпуска программы «Ой, мамочки!» смотрите на сайте телеканала «МИР».

 

comments powered by HyperComments